О проблемах сталелитейной промышленности Египта

Египет – одна из немногих стран Африки, имеющих относительно развитую промышленность. Хотя еще в 1960 году на долю сельского хозяйства приходилось до 87 % от общего объема экспорта, в 1974 году этот показатель составил уже 35 %, а в 2001 году – 11 %. Уменьшение показателя произошло в том числе и в пользу промышленных секторов.

Металлургическая промышленность в Египте возникла в 1950-х годах и сразу стала основным двигателем индустриализации. Сегодня в стране функционируют 22 предприятия сталелитейной промышленности общей мощностью более 8 млн тонн конечной продукции в год. С другой стороны, внутреннее потребление в период с 2004 по 2010 гг. увеличилось с 3,4 до 8 млн тонн в год, а после небольшого снижения в 2011 году (7,3 млн тонн) продолжило свой рост, составив уже 10,1 млн тонн в 2015 году. Прогнозируется дальнейший рост внутреннего спроса до 15,6 млн тонн к 2020 году[i].

При этом быстрое и стремительное увеличение внутреннего потребления продукции сталелитейной промышленности не стоит воспринимать как индикатор экономического роста. Хотя некоторый прогресс в таких отраслях, как автомобилестроение и производство бытовой техники имеет место быть в последние годы, основным источником спроса является строительный сектор, в том числе сооружение электростанций и иных объектов инфраструктуры, ориентированной на внутренние нужды (на строительный сектор приходится более 80 % спроса на сталелитейную продукцию). Иными словами, рост потребления происходит за счет увеличения населения, а не производительности труда. Египет импортирует более 1 млн тонн продукции ежегодно, имеется тенденция к увеличению.

Что касается внутренних производителей (EZDK, Egyptian steel и иные), то их особенностью является высокая зависимость от импортируемого оборудования, по причине чего девальвация фунта вызывает значительное подорожание себестоимости продукции и потерю конкурентоспособности. Начиная с 2011 года стали увеличиваться импортные пошлины на ввоз стальной продукции из-за рубежа с целью защиты собственных производителей. Отмечается, что наиболее активная конкуренция идет со стороны турецких производителей, однако повышение ввозных барьеров частично помогло защитить внутреннего производителя. При этом данные правительственные решения были восприняты многими торговыми и строительными предприятиями как непопулярные, имели место даже попытки судебных разбирательств с правительством.

И все же, импорт значительного объема необходим, так как имеющаяся промышленность не в состоянии удовлетворить внутренний спрос в количественном аспекте. В 2016 году объемы ввоза составили 1,7 млн тонн[ii]. В стоимостном показателе это 6-я по величине строка импорта в арабскую республику (3,7 млрд долл. США, или 5 % от всего импорта). Главными экспортерами этой продукции в Египет являются Китай, Турция, Украина.

То есть, египетская сталелитейная промышленность с одной стороны не в состоянии полностью удовлетворить внутренние потребности, а с другой стороны является менее конкурентоспособной по сравнению с зарубежными производителями даже на внутреннем рынке в вопросе цена-качество, что вынуждает государство прибегать к защитным мерам.

Это достаточно тревожная тенденция, так как Египет еще несколько лет назад считался одной из самой развитой в индустриальном отношении стран Ближнего Востока, а значительная часть сталелитейной продукции еще в 90-е и в 2000-е годы экспортировалась.

Помимо отсутствия достаточных мощностей и передовых технологий, высокой зависимости от импортных составляющих, важной проблемой сталелитейной промышленности в последние годы является влияние дефицита энергии (многие предприятия этой отрасли используют в качестве энергоносителя природный газ), что стало особенно острым в связи с энергетическим кризисом последних лет. Сбои в энергоснабжении и удорожание цен на топливо ухудшают качество продукции и общий производственный потенциал металлургической промышленности Египта.

Как известно, процесс выплавки стали или чугуна из сырья – один из наиболее затратных с точки зрения энергии процессов в металлургической промышленности. Ввиду подорожания цен на энергоносители египетские производители начиная с 2015 года принялись активно закупать уже готовые листы для последующей обработки, так как импортная продукция такого вида обходится дешевле процесса ее производства своими силами. При этом общие затраты предприятий египетской металлургии на импорт этой продукции за 2015 и первые два месяца 2016 года были оценены в 2 млрд долл. США[iii] – это огромные суммы в масштабах металлургической промышленности страны. В целях минимизировать последствия энергетического кризиса для своей промышленности правительство заявило о принятом решении продавать предприятиям металлургии газ по заниженным ценам (заявлялось о снижении цены на 35 %). Дальнейшая информация о внедрении этой меры и ее эффекте отсутствует.

Однако это – только одно из последствий энергетического кризиса, с которым столкнулся Египет из-за превышения внутреннего спроса на энергоносители над уровнем их добычи. В связи с этим стоит еще раз вернуться к высказываниям о перспективах возврата Египта в ряды экспортеров газа и вероятной конкуренции России и иным поставщикам энергоносителей на европейских рынках со стороны арабской республики. Конечно, Каир проводит активную работу по исследованию своих недр, и некий потенциал для увеличения добычи есть, особенно на шельфе Средиземного моря. Но часто при анализе перспектив Египта аналитики не учитывают ситуацию на внутреннем энергетическом рынке страны. А она такова, что влияние растущего дефицита энергоносителей на экономику страны со временем может стать катастрофическим. Поэтому, при расширении возможностей по добыче природного газа, Египту необходимо в первую очередь решить проблему удовлетворения внутреннего спроса, а не выходить на экспорт.

В октябре 2016 года Администрация Суэцкого канал (Egyptian Suez Canal Authority) и саудовская Saudi International Expertise Association Academy подписали соглашение о создании совместного предприятия по строительству металлургического завода в зоне Суэцкого канала мощностью 1,2 млн тонн в год[iv]. Ориентировочная стоимость проекта оценивается в 1 млрд долл. США, однако информация о сроках строительства и о его начале пока отсутствует. В случае реализации проекта это будет важный шаг в снижении зависимости от импорта продукции металлургической промышленности Египта, но полностью эту проблему он не решит даже исходя из количественных показателей.

В целом сталелитейная отрасль Египта переживает сложные времена, а для преодоления кризиса в отрасли необходимы внешние инвестиции и ряд способствующих экономических факторов. Причина этого кризиса кроется в первую очередь в увеличении населения и внутренних потребностей в совокупности с застойными тенденциями в экономике и проблемами последних лет. В немалой степени вину за это можно возложить и на бездействие властей в 2000-е годы в этой сфере, так как перспективы наступления кризиса были обозначены еще тогда, а экономическая ситуация в арабской республике была более благоприятная по сравнению с сегодняшней. Теперь же власти вынуждены работать в более сложных условиях, что характерно не только для этой отрасли.

[i] http://www.mesteel.com/statistics/members/Egypt_Steel_Consumption_Forecast_2016-2020.pdf

[ii] http://en.amwalalghad.com/investment-news/industry-trade/54112-egypt-imported-17m-tonnes-of-steel-in-2016-metallurgical-industries.html

[iii] http://www.dailynewsegypt.com/2016/03/12/analysts-laud-lowering-gas-prices-steel-factories/

[iv] http://tradearabia.com/news/IND_315424.html

31.17MB | MySQL:62 | 1,969sec