Об активизации ближневосточной политики Великобритании

В последнее время отмечается активизация внешней политики Великобритании на ближневосточном направлении, до сих пор бывшем достаточно второстепенным и периферийным для британской дипломатии.

Достаточным доказательством этому факту являются участившиеся контакты представителей высшего британского руководства с лидерами ближневосточных стран. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй дважды за последние полгода посетила страны ССАГПЗ: 6-7 декабря 2016 года, когда она присутствовала на саммите Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) в Манаме (Бахрейн), а 4-5 апреля с.г. посетила Саудовскую Аравию с официальным визитом. В то же время Великобритания впервые с начала 1970-х годов расширяет свое военное присутствие в регионе. Остается разобраться в причинах такой политической активности.

Великобритания перестала играть активную роль в регионе с конца 1960-х годов. В 1940-х-1950-х годах Ближний Восток был ареной англо-американского соперничества. США, основной целью которых на тот момент было установление контроля над ближневосточной нефтью, любыми средствами пытались вытеснить Лондон и его клиентов из региона. Показательной в этом отношении является история Сирии в 1940-х-1950-х годах. В мае 1949 года в Дамаске произошел государственный переворот, который возглавил проамериканский полковник Хусни аз-Заим. В августе того же года британцы свергли его с помощью своего агента Сами Хенауи, а у же в ноябре того же года произошел военный переворот под руководством проамериканского генерала Адиба Шишекли. В 1956 году благодаря совместным усилиям СССР и США (редкий случай в эпоху холодной войны) потерпела фиаско англо-французская военная авантюра по захвату Суэцкого канала.  В 1967 году британцы после кровавой пятилетней войны ушли из Южного Йемена. После этого в Лондоне посчитали, что в условиях, когда Великобритания прекратила быть великой державой,  военное присутствие на Ближнем Востоке стало обходиться слишком дорого, а обеспечение британских интересов в регионе можно передоверить заокеанскому партнеру. Было принято решение о «ликвидации присутствия к востоку от Суэца». К 1972 году Великобритания вывела свои военные базы с Ближнего Востока за исключением базы спецназа в Султанате Оман, где в 1972 году в результате бескровного переворота с помощью Лондона пришел к власти нынешний султан Кабус бен Саид. Обеспечение нефтяных интересов Лондона в Персидском заливе было доверено 6-му флоту США.

Между тем, с 2016 года отмечается активизация британской политики на Ближнем Востоке. Это объясняется несколькими факторами. Во-первых, выходом Великобритании из Европейского союза (Brexit), что несет для Лондона как новые вызовы, так и новые возможности. В частности, британский большой бизнес надеется компенсировать с помощью ближневосточных контрактов потери от утраты европейского рынка. В Лондоне полагают, что государства Персидского залива смогут стать новым рынком сбыта для британских товаров и источником для инвестиций. Во-вторых, в рамках новой доктрины президента США Д.Трампа о необходимости для американских союзников более активно участвовать в военных мероприятиях НАТО на Великобританию американцы могут возложить часть ответственности за регион Персидского залива. В-третьих, Лондон и, особенно британская разведка МИ-6 придают большое значение обмену информацией со спецслужбами аравийских монархий, располагающими информацией об исламистских террористических и джихадистских организациях, что, по мнению Т.Мэй, помогает предотвращению терактов в Великобритании.

Приоритетом для Лондона в регионе являются отношения с консервативными монархиями Персидского залива. В середине марта с.г. было объявлено о том, что Лондон готовит со странами ССАГПЗ (Саудовская Аравия. Катар, ОАЭ, Бахрейн, Кувейт, Оман) подписание договора о свободной торговле. В настоящее время объем торговли между Великобританией и странами ССАГПЗ достигает 37,2 млрд долларов. Значительную часть британских товаров составляет продукция военно-промышленного комплекса. По данным портала Middle East eye, Саудовская Аравия за последние два года закупила у Великобритании оружие на сумму 3,2 млрд долларов. По мнению журналиста Абдельбари Атвана из газеты «Рай аль-Йаум» визит в Манаму нынешнего британского премьера в декабре 2016 года был похож на турне Маргарет Тэтчер по государствам Персидского залива в 1981 году, в ходе которого она, используя страх аравийских монархий перед Ираном заключила соглашении на поставку британского оружия на 70 млрд долларов, включая военные самолеты «Хок» и «Торнадо».

Большая часть оружия, используемого КСА в ходе агрессии в Йемене – британского производства, в том числе запрещенные международными конвенциями кассетные бомбы. Последнее обстоятельство вызывает в Великобритании антивоенные протесты и периодическое инициирование парламентских расследований. При этом в самом конфликте Лондон придерживается слегка завуалированной просаудовской позиции. Посол Великобритании в Йемене Саймон Черклофф в интервью арабоязычной газете «Аш-Шарк аль-Аусат» подчеркнул, что конфликт в Йемене требует политического урегулирования. При этом Саудовская Аравия и ее союзники должны пойти на политические уступки, а коалиция хоуситы-А.А.Салех (бывший президент Йемена) на военные уступки.

Великобритания активно привлекает инвестиции из богатых нефтяных монархий Персидского залива в свою экономику. Эмир Катара Хамад бен Тамим пообещал вложить в экономику Соединенного Королевства 6,23 млрд фунтов стерлингов в течение  3-5 лет  после Brexita. Отметим, что, стоимость объектов недвижимости, которыми владеют катарцы в Лондоне, в три раза превышает стоимость аналогичных объектов, находящихся во владении королевской семьи Виндзоров. Например, Катару принадлежит наиболее престижный и дорогостоящий лондонский  супермаркет Harrods. При этом инвестиции в экономику Великобритании идут не только от частных лиц, но и по линии Катарского управления инвестиций (КУИ), серьезной организации, занимающейся диверсификацией финансовых потоков, чтобы маленький эмират не зависел исключительно от экспорта углеводородов.

Для того, чтобы вызвать симпатию у аравийских монархий британские лидеры соглашаются (пусть и притворно) с их мнением о том, что Иран является источником угрозы для национальной безопасности этих государств. Свое видение сотрудничества в области безопасности Тереза Мэй озвучила на саммите в Бахрейне. По мнению британского премьера, безопасность стран Залива имеет сущностно важное значение для безопасности Великобритании, а террористы, ведущие борьбу против стран Персидского залива метят также в Великобританию. Она призвал аравийские монархии «Вместе бороться против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в Сирии». Она отметила, что британская разведка получила много предостережений о готовящихся террористических актах из стран Залива, «которые спасли множество жизней». Неожиданно Т.Мэй обрушилась с резкой критикой и угрозами в адрес Ирана. Она, в частности, отметила, что «от Ирана исходит ощутимая угроза странам Залива и нужно выработать план по противодействию этой угрозе».

В июле 2014 года поступила информация о том, что Лондон готов отказаться от доктрины «никакого военного присутствия к востоку от Суэца». Тогдашний министр иностранных дел Великобритании Филипп Хэммонд объявил о том, что его страна будет открывать военно-морскую базу на Бахрейне «для того, чтобы обеспечить стабильность в Персидском заливе». Правда, мизерная сумма, выделенная на содержание базы (25 млн долларов в год) внушила некоторым британским военным аналитикам сомнения в серьезности этих намерений. Однако после прихода к власти в США администрации Дональда Трампа не исключено, что новый президент, настаивающий на равном распределении военных расходов между союзниками по НАТО отдаст часть военной ответственности за ситуацию в Персидском заливе Лондону.

Как и в случае с государствами ССАГПЗ Великобритания надеется покрыть свои излишки, связанные с выходом из ЕС, активизацией торгово-экономических отношений с Израилем. На сегодняшний день Соединенное Королевство занимает второе место среди торговых партнеров Израиля после США. В феврале 2017 года во время визита премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Лондон было объявлено о начале переговоров по заключению соглашения о свободной торговле между Великобританией и Израилем. Компания «Роллс Ройс» недавно заключила крупнейший контракт за всю историю торгово-экономических отношений между двумя странами о продаже 100 авиационных двигателей для самолетов компании El Al.

Политические отношения между двумя странами еще больше укрепились после прихода к власти правительства Терезы Мэй. Новый премьер Великобритании известна своими давними произраильскими симпатиями. Еще в бытность лидера оппозиции Т.Мэй неоднократно настаивала на необходимости обеспечения безопасности еврейской общины Великобритании и выдвинула в парламенте страны законопроект о выделении для этого дополнительных миллионов фунтов стерлингов. В 2014 году она совершила поездку в Израиль после которой высказала свою озабоченность угрозам безопасности Израиля, исходящим от «Хизбаллы». Своими симпатиями к Израилю известен и нынешний министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон. В разгар иранского ядерного кризиса в 2011-2012 годах он заявлял, что одобрит бомбардировки израильскими ВВС ядерных объектов Ирана.

Египет является важнейшим торгово-экономическим партнером Великобритании в регионе, привлекающим значительные британские инвестиции. Общий объем британских инвестиций в Египте достигает 29,8 млрд фунтов стерлингов. Компанией Britiish Petroleum подписано соглашение о сделке на сумму 12 млрд фунтов на освоение газовых месторождений в северной Дельте Нила. В феврале с.г. состоялся визит Бориса Джонсона в Каир. На переговорах обсуждались вопросы дальнейшего расширения двухстороннего экономического сотрудничества и предоставление Каиру кредита в размере 186 млн фунтов. В то же время Лондон не собирается подписывать соглашение о свободной торговле с АРЕ, учитывая падение египетской валюты и жестокий экономический кризис в этой арабской стране.

В последнее время британская внешняя политика в регионе Ближнего Востока явно переживает фазу активизации. При этом главной целью является налаживание новых экономических и политических контактов после выхода страны из Европейского союза. Однако однобокая ориентация Лондона на развитие связей с монархиями Персидского залива при отрицании роли и значения Ирана существенно снижает возможности маневра для британской дипломатии.

33.56MB | MySQL:68 | 0,776sec