Выборы в Ираке 30 января 2005 г. Подготовительный процесс, ход голосования и предварительные итоги

В настоящее время одной из основных тем, обсуждаемых мировым сообществом, стали события, связанные с процессом подготовки выборов в Ираке и их проведением 30 января 2005 г. Еще задолго до назначенной даты наблюдатели отмечали, что иракские выборы войдут в историю рекордным числом жертв и разрушений. За короткий период по стране прокатилась волна нападений на различные военные и гражданские объекты, терактов, похищений и убийств, направленных на дестабилизацию иракского общества. Общими целями группировок так называемых бывших баасистов и исламистов-радикалов было изгнание из Ирака иностранных войск, свержение нынешнего (проамериканского) правящего режима и создание такой обстановки в стране, чтобы о проведении выборов не могло быть и речи. Тем не менее руководство страны приняло решение о том, что назначенные на 30 января 2005 г. выборы в переходную Национальную ассамблею, парламент Курдской автономии и 18 провинциальных советов пройдут в установленный срок. Всего в выборах приняли участие 19 тыс. кандидатов. Среди них были независимые кандидаты и кандидаты, представляющие 111 политических объединений.

За несколько дней до голосования было сообщено, что всего в парламенте будет 275 мест, разделенных по пропорциональной системе. Политическое объединение, возглавляемое премьер-министром временного правительства Ирака Айядом Алауи, займет 40 мест, Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК) разделят 40 мест, а остальным курдским партиям достанется 15 мест. 30 мест предоставляются объединенному списку шиитских партий, 20 мест – суннитской партии Аднана Пачачи Независимые демократы (НД), 15 — иракским туркменам, 12 — Иракской коммунистической партии (ИКП), 10 — езидам и христианам, 3 — конституционным монархистам во главе с формальным наследником иракского престола Шерифом Али бен Хусейном. Оставшиеся места планировалось распределить между другими партиями, движениями и отдельными лицами.

Всего на места в парламенте претендовали 7700 кандидатов — как представляющих различные объединения, так и независимых. 75 партий создали девять блоков. Из них блок «Иракский список», возглавляемый Айядом Алауи, выставил 232 кандидата, временный президент страны Гази аль-Явар возглавил блок «Иракцы» (83 кандидата), шиитский блок «Объединенный совет Ирака» включил 232 кандидата, в курдский блок «Альянс Курдистана» вошли 165 кандидатов. Свои предвыборные блоки создали коммунисты («Народный союз»), сунниты («Союз иракского национального согласия»), христиане и туркмены.

Списки избирателей составлялись в Женеве, в огороженном зале выставочного центра «Palexpo». Согласно контракту с Избирательной комиссией Ирака, американское агентство по временной занятости «Мэнпауэр» привлекло к работе свыше 800 выходцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки, говорящих по-арабски и по-курдски. Они вносили в списки фамилии и имена избирателей, которые выписывали из карточек на получение продовольственных рационов, выдаваемых ООН по программе «Нефть в обмен на продовольствие». Отсканированные изображения этих карточек (у иракцев было шесть недель для того, чтобы зарегистрироваться) поступали из Дубаи, обрабатывались, затем возвращались обратно и передавались в Ирак. Само голосование за границей Ирака проходило под контролем Международной организации по миграциям, подписавшей соответствующее соглашение с пятнадцатью странами, в том числе с Турцией, Ираном и Сирией.

Избирательная инфраструктура была создана за несколько дней. Планировалось, что 30 января к работе приступит 9000 избирательных участков, к работе в которых будут привлечены около 40 тыс. человек. Из-за крайней опасности сухопутных путей урны для бюллетеней (сами бюллетени были отпечатаны в Багдаде), передвижные кабины для голосования доставлялись по воздуху. Бюллетени таким же путем возвращались в подконтрольную американцам «зеленую зону», расположенную в центре Багдада, где и проходил подсчет голосов. В избирательных бюллетенях партии и блоки были обозначены цифрами. Имена входящих в них политиков до последнего момента держались в секрете, как и месторасположение избирательных комиссий, долгое время остававшиеся своего рода государственной тайной. Так как для сотрудников комиссии работа на участках в суннитских районах была связана с риском для жизни, они проходили специальную подготовку в обстановке полной секретности в Иордании. Кроме того, в столице Иордании Аммане находились международные наблюдатели, следившие за процессом голосования.

К 30 января численность американского контингента в Ираке достигла 150 тыс. человек. Первоначально планировалось, что американцы не примут участие в охране избирательных участков. Тем не менее в день выборов они совместно с иракскими силами безопасности сосредоточили свои силы в так называемом суннитском треугольнике. Безопасность прохождения выборов в этой зоне, в отличие от шиитских и курдских районов, вызывала наибольшие опасения. Желая защитить избирателей от возможных нападений со стороны исламских боевиков, власти Ирака распорядились окружить бетонными блоками избирательные участки и перекрыть движение в день выборов.

В качестве предупреждений о серьезности своих намерений – любыми средствами сорвать выборы, исламисты и бывшие баасисты провели серию актов насилия. Особой активностью отличались «Исламская армия Ирака», «Армия моджахедов в Ираке», «Джейш Ансар ас-Сунна» и «Аль-Каида». В конце 2004 г. были публично казнены трое местных сотрудников избирательной комиссии. 3 января убит заместитель начальника багдадской полиции Амир Наиф. 4 января в столичном районе Хуррия произошло убийство губернатора Багдада Али аль-Хайдари и шестерых его телохранителей. Все убийства, теракты и нападения сопровождались призывами к избирателям отказаться от участия в голосовании и угрозами, в которых говорилось о том, что изъявившие желание «отдать свой голос на выборах 30 января, отдадут свои жизни».

Учитывая сложившуюся ситуацию, ряд политиков Ирака предложили перенести выборы на другой срок. Президент Ирака Гази аль-Явар, обращаясь к ООН, предложил ей самой принять решение о возможности проведения выборов, учитывая то, что в суннитских районах это совершенно небезопасно. Посол Ирака в ООН Самир ас-Сумайдаи также внес предложение о переносе выборов на несколько недель, добавив, что необходимо оставить вакантными часть депутатских кресел на тот случай, если в суннитском треугольнике от Багдада до Мосула выборы окажутся сорванными. В это время министр обороны Хасим Шаалан, находясь с визитом в Каире, обратился к руководству страны с просьбой убедить суннитских лидеров отказаться от призыва к бойкоту выборов, в ответ на что власти Ирака могли бы пойти на компромисс и перенести выборы на другой срок. Под бойкотом Х. Шаалан подразумевал отказ от участия в выборах суннитской политической организации – Иракской исламской партии (ИИП). Глава суннитов Аднан Пачачи в свою очередь заявил, что разгул насилия не позволит провести легитимные выборы, по этой причине он не видит смысла участия в них ИИП.

Временный премьер-министр Ирака Айяд Алауи, регулярно проводивший консультации с американцами, в середине января признал, что волна насилия в стране помешает некоторым районам провести всеобщие выборы, а лидер ДПК Масуд Барзани заявил, что «в условиях террора выборы будут непоказательны, непродуктивны и не отразят действительное настроение народа».

В свою очередь, духовный лидер шиитов аятолла Али ас-Систани настаивал на проведении выборов в указанный срок. Наблюдатели отмечали, что настойчивость шиитов была связана с их желанием «не упустить исторический шанс, когда шиитское большинство (60% населения Ирака) впервые за всю историю существования страны могло освободиться от власти над ними суннитского меньшинства». Аятолла ас-Систани опирался на помощь США, для которых уступка исламистам и саддамовским приверженцам расценивалась бы как поражение.

В преддверии выборов наблюдатели относили блок аятоллы ас-Систани к числу возможных победителей. При этом высказывалось опасение, что в этом случае догматы ислама станут основой новой иракской конституции.

30 января оправдались наихудшие прогнозы. Только в Багдаде за один день погибли 27 человек, десятки были ранены. Избирком Ирака заверял, что, несмотря на серию террористических актов, иракцы активно принимают участие в выборах, до окончания которых свыше 72% населения отдали свои голоса за предложенных им кандидатов. На самом деле, явка избирателей была крайне низкой и на ряде избирательных участков не превысила 30%. В суннитских провинциях Анбар и Айнав на голосование не пришел ни один человек.

Наибольшей активностью отличились курды и шииты, но и они отмечали, что из-за информационного голода, отсутствия данных о кандидатах и их политических программ избирателям крайне сложно разобраться, за кого отдать свой голос. Они предпочитали выбирать кандидатов по их религиозной и конфессиональной принадлежности.

Результаты голосования будут неизвестны еще несколько дней. Однако уже сейчас можно говорить о том, что курдский парламент будет сформирован в ближайшее время, сунниты останутся верными призывам своих религиозных лидеров, а Национальная ассамблея, после «показательно демократических выборов по-американски», будет представлять собой эталон победы шиитов над суннитами.

Если избирком Ирака признает результаты голосования выборов 30 января действительными, стране будет обеспечена новая волна насилия со стороны исламистов, направленная как на «демократически избранных» политических деятелей, так и на мирных граждан независимо от степени их участия в выборах.

40.8MB | MySQL:66 | 0,880sec