Некоторые итоги алжирского саммита ЛАГ

Главным итогом Межарабского саммита, 17-го по счету, прошедшего 22-23 марта в Алжире, стала реактивация арабского плана мирного урегулирования с Израилем от 2002 года. Этот план, впервые предложенный Саудовской Аравией на Межарабском саммите в Бейруте, предусматривает, в частности, нормализацию отношений с Израилем в обмен на возвращение всех оккупированных территорий. Сразу после объявления о втором рождении плана, в основе которого лежит принцип «мир в обмен на землю», стало понятно, что, как и в первый раз, у него нет никаких шансов реализоваться из-за диаметрально разных подходов сторон к проблеме ближневосточного урегулирования: Израиль тут же отверг план, на сей раз реанимированный Иорданией, действовавшей в координации с Египтом и Саудовской Аравией.

Для Израиля уже давно неприемлемо несколько положений, включенных в план. Одно из них гарантирует палестинским беженцам право на возвращение, другое — признание независимого палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме. Арабы, со своей стороны, готовы объявить о прекращении конфликта с Израилем только при выполнении этих положений.

Иорданская инициатива с ноткой презрения была воспринята и некоторыми арабскими странами, которые увидели связь между предложенным Амманом планом и состоявшимся 5-6 марта визитом в Израиль главы МИДа Иордании Хани Мульки. «В этом контексте данные страны настояли на том, чтобы арабские требования были подтверждены в деталях во избежание какой-либо двусмысленности», — заявил один из участников встречи глав МИДов арабских стран, состоявшейся накануне саммита. В итоге компромисс между арабами был достигнут.

Как ни старался Алжир — хозяин встречи — придать ей максимально возможный блеск, изначально трудно было ожидать от нее каких-либо жизнеспособных решений. Да иначе и быть не могло — слишком многие арабские руководители проигнорировали приглашение главы АНДР Абдельазиза Бутефлики. Среди них — король Иордании Абдалла П, все главы монархий Персидского залива за исключением Катара. По «уважительным» и понятным причинам отсутствовал лишь президент Ливана Эмиль Лахуд. В целом, только 13 из 22-х стран — участниц Лиги арабских государств (ЛАГ) были представлены их руководителями.

В то же время в Алжир на саммит приехали несколько высоких зарубежных гостей — представитель Евросоюза Хавьер Солана, глава правительства Испании Хосе Луис Сапатеро, министр иностранных дел Франции Мишель Барнье, генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. Россию на встрече представлял заместитель министра иностранных дел Александр Салтанов. Он зачитал приветственное послание участникам саммита от президента России Владимира Путина. «Всеобъемлющее урегулирование арабо-израильского конфликта невозможно без возобновления движения к миру между Израилем, Сирией и Ливаном на прочной международно-правовой платформе, включая бейрутскую мирную инициативу ЛАГ, — подчеркивалось в послании. — Важно, чтобы обнадеживающие тенденции в палестино-израильских делах не были перечеркнуты возникновением новых очагов напряженности в регионе, в том числе эскалацией обстановки в Ливане и вокруг Сирии».

Выступивший на церемонии открытия встречи глава АНДР Абдельазиз Бутефлика самокритично констатировал, что «в культурном, научном и техническом планах мы (арабы) далеки от гармонии с нашим славным цивилизационным наследием». По его версии, во всем этом виноваты «внешние факторы»: колониальное прошлое, «палестинская трагедия», геостратегическое противоборство, глобализация экономики. «Нам необходимо решительно порвать с пассивной ностальгией по великому прошлому» — считает А. Бутефлика.

Кроме «центрального», палестинского вопроса, участники алжирского саммита обсудили ход реформ в арабских странах и в ЛАГ, провести которые они обязались во время предыдущего саммита в Тунисе в 2004 году; выразили поддержку переходному политическому процессу в Ираке после выборов 30 января; заявили о солидарности с Сирией и Ливаном; рассмотрели ситуацию в конфликтных «точках» — Судане, Сомали и Ливане.

Заметным событием на саммите стало обращение к собравшимся президента Ливана Эмиля Лахуда. В нем он призвал арабов поддержать Ливан и Сирию, которая «поддерживает сопротивление (движение «Хизбалла»), отвергает как свершившееся размещение палестинских беженцев там, где они сейчас находятся, а также требует возвращения всех оккупированных территорий». По его версии, «все, что происходит сейчас в регионе, — это работа Израиля, который смог совершить международный прорыв после событий 11 сентября 2001 года» в США. Со своей стороны, антисирийская оппозиция направила участникам саммита меморандум, в котором на Сирию возлагается ответственность за ливанский кризис, а также содержится требование полного вывода сирийских войск из Ливана до намеченных на май парламентских выборов.

Как всегда, был заметен своей экстравагантностью лидер ливийской революции Муамар Каддафи. Про его участие в саммите стало известно в самый последний момент, однако он прибыл в Алжир первым среди глав государств. Поскольку его «утомила» затянувшаяся церемония открытия, он покинул зал заседаний до ее завершения. Впрочем, он не был одинок в этом демарше. За ним последовали король Марокко Мохаммед VI и президент Сирии Башар Асад. Выступая на следующий день, М. Каддафи вызвал гомерический смех его участников, назвав палестинцев и израильтян «идиотами».

В итоговом документе саммита — резолюции из 16-ти пунктов — содержатся положения, касающиеся изменения Хартии ЛАГ (этот документ не менялся в течение 60 лет) и структур панарабской организации, создания «независимого» от ЛАГ всеарабского парламента со штаб-квартирой в Дамаске. Предусматривается, что в новой структуре каждая арабская страна будет представлена четырьмя депутатами. А важные решения в ЛАГ отныне будут приниматься не консенсусом, а большинством в две трети голосов (простые решения — простым большинством).

Одно из положений документа касается намерения арабских стран создать на Ближнем Востоке зону, свободную от оружия массового поражения. В нем указывается на опасность отказа Израиля поставить свои ядерные установки под контроль МАГАТЭ.

На саммите в Алжире впервые после 1994 года встретились пять руководителей стран Магриба — Алжира, Ливии, Мавритании, Марокко и Туниса. «У нас есть большая надежда на то, что наша встреча в Алжире по случаю межарабского саммита даст нам возможность подготовить почву для проведения в кратчайшие сроки саммита Союза арабского Магриба», — заявил в интервью алжирской газете «Экспресьон» президент Туниса Зин аль-Абидин бен Али. Он не уточнил дату саммита САМ, который, как предполагается, должен пройти в Триполи, обеспечивающем по принципу ротации президентство в САМ с декабря 2003 года. Как сообщил глава МИДа АНДР Абдельазиз Бельхадем, в ходе саммита состоялась встреча глав Алжира и Марокко, позволившая говорить о «размораживании» отношений между ними.

Параллельно с саммитом состоялась «очень конструктивная» встреча генерального секретаря ООН Кофи Аннана и президента Сирии Башара Асада.

Сразу по завершении алжирская встреча была подвергнута критике из Вашингтона. Ее участники, по мнению США, упустили хорошую возможность подтвердить свою приверженность демократическим реформам. Как заявил один из участников тунисского саммита, «арабские руководители видят в этих реформах опасность для стабильности их режимов и поэтому совершенно не заинтересованы в их проведении».

Результаты алжирского саммита разочаровали и арабских радикалов. «Результаты арабского саммита отражают неспособность ЛАГ сделать что-либо, но самое худшее — это попытка реактивации инициативы, направленной на примирение с врагом», — отмечалось, в частности, в заявлении представителя палестинского движения «Хамас».

По мнению же наблюдателей, алжирский саммит завершился без каких-либо потрясений, поскольку его участники ловко обошли все проблемные моменты с тем, чтобы представить миру видимость пресловутого арабского «единства». Самая главная резолюция, касающаяся ближневосточного урегулирования, была тут же отвергнута Израилем, после чего главе МИДа Иордании оставалось только высказать пожелание, что тот пересмотрит свою позицию.

51.04MB | MySQL:91 | 0,943sec