Ирано-узбекские отношения на современном этапе

Иранское руководство в силу различных факторов имеет особый взгляд на взаимоотношения с государствами Центральной Азии (ЦА), включая Узбекистан, и проявляет принципиальный интерес к повышению их уровня. Поскольку Узбекистан находится в стратегически важном районе ЦА, обладает значительным экономическим и сельскохозяйственным потенциалом, в Тегеране склонны рассматривать отношения с Ташкентом в числе приоритетных во взаимоотношениях со странами региона. Развитию отношений между Тегераном и Ташкентом способствует богатый опыт двустороннего сотрудничества в различных сферах, позитивное взаимодействие на международной арене, в том числе взаимодействие двух стран по проблемам урегулирования конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке, включая Афганистан. Важно, что для узбекской стороны ключевым фактором сближения служит геополитический потенциал Ирана, его роль как связующего звена при выходе на мировые торговые пути и рынки. Иранское руководство это хорошо понимает, поэтому его тактические установки направлены на постепенное внедрение во все сферы сотрудничества, расширение зон политического, экономического и культурного влияния.

В истории ирано-узбекских отношений были и факторы, препятствовавшие максимально эффективному взаимодействию двух стран. К ним можно отнести тесные связи Узбекистана с США и НАТО, поскольку Ташкент до свержения режима талебов в Афганистане и серии терактов, проведенных террористами на узбекской территории, в вопросах обеспечения региональной безопасности пытался гарантировать свою безопасность и стабильность в регионе, полагаясь только на развитие сотрудничества с США. Кроме того, в адрес Тегерана высказывались обвинения в том, что тот предоставлял боевикам террористической организации узбекских экстремистов «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) убежище, в том числе и ее лидеру Т. Юлдашеву, а спецслужбы ИРИ якобы обучали боевиков ИДУ, снабжали их документами, оружием и взрывчаткой.

Иран и Узбекистан поддерживают деловые контакты в рамках организации «Исламская конференция» (ОИК), Организации экономического сотрудничества (ОЭС) и Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА).

В последнее время между двумя странами значительно активизировались контакты на различных уровнях. В течение сравнительно небольшого промежутка времени (2002-2004 годы) состоялись визиты президента РУ И. Каримова в Тегеран и президента ИРИ С.М. Хатами в Ташкент, что свидетельствует о намерении сторон углублять взаимодействие в различных сферах. За 13 лет независимости Узбекистана между ИРИ и РУ подписано более 40 соглашений о сотрудничестве в политической, научно-технической, экономической и торговой областях.

Поступательно развивается ирано-узбекский политический диалог. В числе общих проблем Тегеран и Ташкент видят угрозу терроризма, организованной преступности и распространения наркотиков. Руководство двух стран уверено, что, поскольку полученные от продажи наркотиков средства идут на финансирование террористической деятельности, для борьбы ней необходимо разработать эффективную стратегию, в частности координировать усилия и реализовывать проекты по предупреждению контрабанды наркосодержащих веществ. В этом контексте ИРИ и РУ подписали соответствующие межправительственные документы по обмену информацией, пограничному взаимодействию, сотрудничеству в деле снижения употребления наркотиков и контроля за производством наркотических и психотропных веществ в Афганистане, проведению визитов представителей компетентных структур, в ходе которых планируется отработать конкретный механизм указанного взаимодействия. Предусматривается использование сторонами, по взаимному согласию, метода контролируемых поставок наркотиков с целью выявления лиц, причастных к их контрабанде. Подписано и ратифицировано соглашение об экстрадиции.

Важной темой на переговорах официальных лиц Ирана и Узбекистана стали проблемы борьбы с международным терроризмом и обеспечение региональной безопасности. Тегеран и Ташкент осуждают терроризм, все его формы и проявления, призывают к коллективным усилиям в борьбе с ним. Достигнута договоренность об активизации взаимодействия в сфере борьбы с терроризмом, транснациональной преступностью и незаконной миграцией, чему призван содействовать подписанный между министерством информации (разведка и контрразведка) ИРИ и службой национальной безопасности РУ меморандум.

Рассматривая проблематику обеспечения региональной безопасности, Иран делает акцент на важности решения существующих проблем самими странами региона и недопустимости привлечения к этому других государств. Тегеран выражает обеспокоенность нахождения на территории Узбекистана американских военных баз, но, реально смотря на вещи и признавая факт их существования, призывает к тому, чтобы базы использовались исключительно в рамках антитеррористической борьбы, а пребывание американских военных было строго лимитировано по времени.

Иран и Узбекистан строго придерживаются принципа невмешательства во внутренние дела друг друга, уважения территориальной целостности и заявляют, что никому не позволят использовать свою территорию во вред друг другу. При этом Тегеран, признавая возможность проникновения в ИРИ после разгрома талебов небольшой группы боевиков ИДУ из Афганистана, заявляет об отсутствии у него сведений о данных лицах и декларирует готовность сотрудничать по ИДУ в рамках соответствующих двусторонних договоренностей, включая Соглашение об экстрадиции, на тот случай, если причастные к этой террористической организации боевики будут задержаны на иранской территории.

Стороны регулярно обмениваются мнениями о ситуации в регионе, призывают к совместным действиям для установления прочного мира и безопасности, в том числе в Афганистане. Иран и Узбекистан активно взаимодействовали с Россией в деле противостояния угрозе, исходившей от движения талебов, оказывали помощь Северному альянсу, разрабатывали конкретные направления взаимодействия в рамках усилий ООН и группы «6+2» на афганском направлении.

Руководители двух государств поддерживают правительство Х. Карзая, заявляют о необходимости скорейшей нормализации общественно-политической жизни, экономического восстановления Афганистана, ликвидации наркотической угрозы, исходящей из этой страны. Тегеран и Узбекистан надеются, что с помощью международного сообщества Кабулу удастся сократить, а в будущем искоренить выращивание, производство и транспортировку наркотиков из Афганистана в соседние страны. У ИРИ и РУ имеются и совместные проекты в Афганистане, такие как восстановление дорог в этой стране, что, по их мнению, будет способствовать нормализации ситуации в регионе.

В последние годы активизировалось сотрудничество двух стран в торгово-экономической области. Иран входит в число десяти основных партнеров Узбекистана. Товарооборот между Ираном и Узбекистаном в 2004 г. (предварительная оценка) составил 450 млн долл. США (товарооборот в 2000 г. — 117 млн долл. США, в 2001 г. — 150 млн долл. США, в 2002 г. — 210 млн долларов США, в 2003 г. — 310 млн долл. США). При этом оба государства понимают, что экономический потенциал задействован далеко не в полной мере, поэтому стороны предпринимают обоюдные шаги по наращиванию объемов двустороннего торгово-экономического взаимодействия. С этой целью состоялось шесть заседаний совместной ирано-узбекской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, на которых обсуждались вопросы активизации соответствующего взаимодействия (последнее заседание прошло в середине августа 2004 г.).

В Тегеране и Ташкенте прекрасно понимают, что для вывода торгово-экономических отношений на более высокий уровень необходима политическая воля, и руководство двух стран пошло на устранение бюрократических барьеров в этой сфере сотрудничества. Подтверждением этого обоюдного стремления стало подписание пакета документов, расширяющих двустороннюю торгово-правовую базу. В том числе было подписано межправительственное соглашение о торгово-экономических связях, о взаимном поощрении и защите инвестиций, об избежании двойного налогообложения и обмене информацией относительно налогов на доход и капитал, о взаимном предоставлении таможенных и транспортных тарифов, о создании общих банков, о выделении Банком развития экспорта ИРИ Национальному банку внешнеэкономической деятельности РУ кредитной линии на сумму 10 млн евро, о предоставлении Узбекистану безвозмездной технической помощи в размере 2,5 млн долл. США, а также меморандум в области сельскохозяйственного сотрудничества. В 2003 г. между ИРИ и РУ было заключено Базовое торговое соглашение на 10-летний период.

Стороны признают, что есть еще много неиспользованных возможностей в экономической области, и призывают к активизации работы не только в рамках совместной межправительственной комиссии, но и к самому активному участию частного сектора в реализации проектов на территории Узбекистана, поскольку новые экономические законы РУ создали неплохие условия для привлечения в страну зарубежных капиталов. При этом политика руководства страны направлена на привлечение инвестиций в экономику и производственную сферу, а не на импорт товаров из других стран. В этой связи подписаны соглашения о сотрудничестве между палатой предпринимателей и производителей Узбекистана и торгово-промышленной палатой Ирана, о расширении деятельности Консульского округа ИРИ на территории Узбекистана. Меморандум по консульским вопросам предусматривает взаимное упрощение визового режима и снижение стоимости консульских услуг, в том числе для водителей автотранспортных средств, что должно содействовать развитию торгово-экономических отношений в частном секторе экономики. Достигнута принципиальная договоренность о создании благоприятных условий для иранского капитала в РУ, поскольку правительство Узбекистана заинтересовано в привлечении инвестиций из Ирана в экономику страны. Рассматриваются возможности инвестирования иранских предпринимателей в сельскохозяйственную, хлопкоперерабатывающую и текстильную промышленности РУ. Наиболее успешно сотрудничество развивается в области машиностроения, примером чего является линия по сборке иранских автомобилей.

В Ташкенте при содействии Центра по продвижению иранского экспорта функционирует Центр по предоставлению информационных и маркетинговых услуг иранским торговцам и коммерсантам. Перед центром ставятся задачи по устранению информационного вакуума в области торговли и экономики для иранских коммерсантов, ознакомлению их с потребительским рынком, рынком капитала и услуг в Узбекистане, а также с законодательством РУ. В Узбекистане создаются совместные предприятия из представителей малого и среднего бизнеса двух стран, которых в настоящий момент более 50, а 13 иранских компаний имеют свои представительства в Узбекистане. С 1999 г. в Ташкенте работает филиал банка «Садерат». Планируется открытие отделения Организации по развитию торговли Ирана. Регулярно проводятся выставки, экспонирующие не только продукцию иранских компаний, но и технологии их изготовления, в частности технологии выпуска промышленных деталей и частей, фарфоровой посуды, лакокрасочных изделий, стекол, строительных материалов, автомобилей и запасных частей к ним.

Особую актуальность имеет транспортное взаимодействие стран. 19 июня 2003 г. президентами Ирана С.М. Хатами и Узбекистана И. Каримова, а также главой Переходного правительства Афганистана Х. Карзаем подписано трехстороннее соглашение о международных автомобильных перевозках и создании трансафганского коридора (Термез — Мазари-Шариф — Герат) с последующим выходом через пограничные пункты Догарун и Милак на иранские коммуникационные системы к портам Бендер-Аббас и Чахбахар. Такой маршрут позволит, с одной стороны, обеспечить наиболее выгодный транзит узбекских товаров в обход Туркменистана, а с другой — создать новую устойчивую транспортную сеть, дополняющую транспортные коридоры «Север-Юг» и «ТРАСЕКА». При реализации данного проекта планируется использовать финансовое содействие Исламского и Азиатского банков развития. Ежегодный объем экспорта узбекского хлопка составляет 1 млн тонн. В то же время через территорию Ирана перевозится транзитом только 400 тыс. тонн хлопка. Стороны считают, что после реализации указанного проекта объем транзитных перевозок узбекских экспортных товаров значительно увеличится. В продолжение вышесказанного, 21 ноября 2004 г. делегации Ирана, Афганистана и Узбекистана подписали окончательный вариант меморандума о соглашении по вопросам трехстороннего сотрудничества в области транспорта. Кроме того, ИРИ и РУ подписали отдельные соглашения о создании Межправительственного комитета по вопросам двухстороннего сотрудничества в области автомобильного, железнодорожного и авиационного транспорта. Последнее соглашение предусматривает увеличение в течение двух месяцев числа авиарейсов между Ираном и Узбекистаном. Этот меморандум предусматривает также строительство ветки железной дороги, которая впоследствии соединит железнодорожные системы ИРИ и РУ.

С середины 2002 г. с Шуртанского газохимического комплекса (Узбекистан) начались поставки сжиженного газа на экспорт, в том числе и в Иран. Тегеран и Ташкент обсуждают вопросы расширения двустороннего сотрудничества в области медицины, фармацевтики и медицинского образования, в том числе ускорение и облегчение процесса регистрации иранских лекарств в Узбекистане, установление научных связей между университетами двух стран, экспорт иранского оборудования, строительство кардиологического центра в РУ.

В мае 2004 г. в Исламском университете Ташкента при участии министра иностранных дел ИРИ К. Харрази был открыт кабинет иранистики, оборудованный новейшей аудио- и видеоаппаратурой. В Ташкенте функционирует общество ирано-узбекской дружбы.

Однако в целом руководство Узбекистана по-прежнему под различными предлогами продолжает отводить предложения иранцев о расширении сотрудничества в культурной сфере, расценивая их как попытки духовно-религиозной иранской экспансии, чему немало способствовал и способствует исламский фактор. Прямые двусторонние контакты совпали по времени с пиком проводившейся узбекским руководством политики поощрения исламского возрождения, которое И. Каримов использовал в сугубо популистских целях. Однако со временем власти Узбекистана осознали опасность фундаментализма и политизации ислама, которые, как считали в Ташкенте, вызвали гражданскую войну в соседнем Таджикистане. Это стимулировало резкую смену курса — от поощрения происламских тенденций до репрессивных мер против исламских организаций и мусульманского духовенства, а в последующем и против простых верующих.

Разумеется, это не способствовало развитию сотрудничества: официальный Ташкент усматривал в отношениях с Ираном реальный канал проникновения в Узбекистан исламского экстремизма. А рост происламских настроений способствовал укреплению политического ислама, который мог составить серьезную конкуренцию светскому пути развития страны. Власти опасались и роста проиранских настроений в Самарканде и Бухаре, населенных в основном родственными иранцам таджиками. И хотя пропаганда радикального ислама или экспорта исламской революции не входит в планы иранской политики в регионе, гипертрофированная оценка узбекским руководством «исламской угрозы» породила особое отношение к диалогу с Ираном. Именно по этой причине узбекская сторона в течение долгого времени воздерживается от согласия на открытие генерального консульства ИРИ в Самарканде.

39.8MB | MySQL:93 | 0,856sec