О событиях в Марокко в марте 2005 г.

Одним из самых значительных событий в Марокко в марте оказалось объявление о проведении совместных мароккано-американских так называемых гуманитарных учений в провинции Тан-Тан (800 км к юго-западу от Рабата). Ставшие традиционными маневры «Африканский лев» в 2005 г. проводились с участием «общевойсковых подразделений и военно-медицинских учреждений двух стран», и в частности, 151-го медицинского эскадрона ВВС США. Целью учений было «развивать возможности двух армий в сфере планирования и проведения гуманитарных операций».

Проведение учений с подобными целями сразу заставило наблюдателей задаться вопросом, в каком случае может возникнуть потребность в проведении гуманитарной операции в данном регионе? Ответов на этот вопрос видится несколько: во-первых, необходимость подобной операции может возникнуть в случае возможной марокканской молниеносной силовой акции против лагерей Фронта ПОЛИСАРИО, находящихся близ алжирского города Тиндуф. Во-вторых, следует вспомнить, что в недавний период обострения мароккано-испанских отношений некоторые марокканские СМИ всерьез обсуждали возможность повторения «Зеленого марша» — невооруженного похода марокканцев на Западную Сахару, на этот раз в направлении испанских городов — анклавов Сеута и Мелилья. В-третьих, возможно, речь просто шла об отработке действий, направленных на ликвидацию последствий стихийных бедствий.

В марте настала пора подвести итог «зимней кампании» выступлений ряда марокканских политиков и прессы против так называемой христианизации королевства. В королевстве ислам официально является государственной религией, а монарх носит титул предводителя верующих. Формально марокканское законодательство признает свободу вероисповедания, однако делает это на марокканский манер: оно предусматривает наказание в виде трех лет тюрьмы тому, кто попытается отвратить мусульманина от «веры истинной».

Официально в Марокко со времен протектората во всех больших городах функционируют протестантские и католические храмы, в Рабате действует православный храм РПЦ, однако с учетом местных реалий они воздерживаются от какого-либо прозелитизма. Как рассказывал автору этих строк один из российских священников, деятельность его и ему подобных служителей церкви находится под строгим контролем марокканских спецслужб, которые нередко устраивали даже провокации, подсылая к нему марокканцев, якобы желавших принять православие.

По данным упомянутых выше «защитников» ислама, в течение некоторого времени по стране перемещаются «несколько сотен» протестантских миссионеров — обладателей британских и американских паспортов, которые пытаются обратить марокканцев в христианство. В отсутствие какой-либо статистики марокканские СМИ публиковали самые противоречивые данные о числе тех, на кого повлияли миссионеры. Так, по данным еженедельника «Журналь», число марокканцев, выбравших «дорогу к кресту», составляет примерно 7 тысяч человек. Все они выбрали мессианский протестантизм, близкий к религиозным убеждениям президента США Джорджа Буша. По мнению «Журналь», всегда имевшего светский (насколько это возможно в Марокко) характер, эта евангелизация Марокко вписывается в «рамки всемирного наступления США». Действующие в стране миссионеры «встречают положительное отношение со стороны марокканских властей, поскольку они не жалеют ничего, чтобы понравиться администрации Буша и его сторонников в конгрессе и сенате». Подобная позиция является лучшим катализатором для религиозных экстремистов в Марокко, считает «Журналь».

Со своей стороны, газета «Ожурдуи ле Марок» полагает, что весь этот прозелитизм, нередко баптистский, прямо или опосредствованно исходит от США. «Правительство должно защищать исламскую веру марокканцев. Этот феномен (христианизация) пока носит ограниченный характер, однако группы миссионеров, поддерживаемых американцами, активно действуют в сельских районах Среднего Атласа и Сусса, а также в ряде современных городских кварталов», — утверждает Абдельазиз Реббах, генеральный секретарь исламистской Партии справедливости и развития (ПСР), третьей по представительству партии в нижней палате марокканского парламента.

Представляется, в процессе евангелизации Марокко надо различать две составляющие. Во-первых, нельзя исключать, что США видят в нем одну из форм противодействия религиозному (мусульманскому) экстремизму. Во-вторых, религиозная агитация ведется в первую очередь в бербероговорящих регионах. Это означает, что отдельные представители местного населения начали осознавать, что ислам в Марокко был привнесен извне. Здесь же стоит напомнить, что до арабских завоеваний среди берберов, особенно проживавших на побережье Средиземного моря и Атлантического океана, было достаточно широко распространено христианство.

В марте новое развитие получил скандал, связанный с действиями ЦРУ США по тайной переброске из Гуантанамо содержащихся там террористов для допросов в страны, где практикуются пытки. Для этого используется «Боинг-737», который после 11 сентября 2001 г. совершил по меньшей мере 600 вылетов, в том числе 30 в Иорданию, 19 — в Афганистан, 17 — в Марокко и 16 — в Ирак. Появление этого самолета неоднократно отмечалось в Египте, Ливии, Узбекистане и в Гуантанамо. Официально ЦРУ не признает подобной практики.

Еще одна новость с антитеррористического «фронта»: освобождение двух из пяти марокканцев — бывших узников Гуантанамо, переданных ранее Соединенными Штатами властям Марокко. Трое других, в том числе бывший шофер Усамы бен Ладена Абдалла Табарак, получили ограниченную свободу еще в декабре 2004 г. Эти жесты марокканских властей лишь добавили аргументов тем политикам на Западе, которые подозревают Рабат в двойном подходе к проблеме терроризма.

Самой большой дипломатической новостью стало заявление от 20 марта израильского вице-премьера Шимона Переса о том, что он приглашен посетить Марокко. «Меня пригласили посетить Рабат» — заявил Перес, не уточнив дату и программу визита. В то же время он был достаточно осторожен относительно перспектив восстановления дипотношений между двумя странами. Между Марокко и Израилем «поддерживаются постоянные связи, однако формальное восстановление наших отношений займет достаточно много времени, поскольку король Мохаммед VI должен учитывать настроения, преобладающие в Северной Африке».

Как известно, год спустя после подписания соглашений о палестинской автономии в 1993 г. Израиль открыл в Рабате бюро по связям, а Марокко открыло аналогичное учреждение в 1995 г. В октябре 2000 г., после начала интифады, Марокко приостановило отношения с Израилем.

За неделю до заявления Переса в одной из европейских стран встретились главы МИД Израиля и Марокко — Сильван Шалом и Мохаммед Бенаисса.

Заметным стало и выступление короля Мохаммеда VI на межарабском саммите в Алжире 22 марта. Он сказал много красивых и правильных слов о необходимости проведения в странах арабского мира «реформ по всем азимутам», подразумевая при этом, по всей видимости, что Марокко в них особо не нуждается. Главный ключ к решению проблем арабского мира монарх видит не в уменьшении пропасти между правящими классами и низами, а «в полном освобождении территорий, остающихся под иностранной оккупацией».

С 1 марта в Марокко начал вещание четвертый — государственный, как и три других, — телевизионный канал, получивший название «Образовательный». По нему транслируются, в частности, документальные фильмы для детей, общеобразовательные передачи, уроки берберского языка тамазиг, фильмы о правилах поведения на автодорогах, культурные программы. Первоначально канал будет работать шесть часов в сутки. Как утверждают представители марокканских властей, в их намерения входит либерализация теле- и радиовещания путем ликвидации монополии государства в этом секторе и создания национальных компаний, открытых для частного капитала. Предполагается, что зарубежные электронные СМИ также смогут получать лицензии на вещание в Марокко.

Еще одной достаточно приятной для марокканских журналистов новостью стало объявление о намерении властей упразднить статьи действующего кодекса прессы, предусматривающие тюремное заключение для работников СМИ за их профессиональные ошибки. После принятия поправок журналисты, обвиненные в искажении фактов, будут приговариваться лишь к денежному штрафу. Остается только узнать, к какому. Через парламент планируется провести эти поправки в июне с.г.

Из экономических новостей следует выделить объявление 18 марта о том, что мароккано-бельгийская группа получила контракт стоимостью 86 млн евро на поставки оборудования для порта Танжер — Средиземноморский. В группе участвуют марокканская компания «Сомажес» и бельгийская «Безикс». Строительство нового порта, начавшееся в 2003 г., должно быть завершено в 2007 г. Этот порт должен придать импульс экономическому развитию северных провинций страны и создать конкуренцию соседям — испанским портам Сеута и Альхесирас. Согласно оценкам, строительство порта обойдется в 2,7 млрд евро. Он даст работу напрямую или опосредствованно 150 тысячам марокканцев.

В тот же день важное сообщение пришло с антинаркотического «фронта». Возле Тетуана марокканские спецслужбы перехватили 7 тонн каннабиса (мягкий наркотик типа индийской конопли). Подобные макрозахваты ядовитого дурмана уже давно никого не удивляют ни в Марокко, ни в Западной Европе. По обе стороны Гибралтарского пролива также прекрасно понимают, что эти захваты — лишь верхушка айсберга. По данным ООН, по состоянию на 2003 г. площадь марокканской нарконивы в горном регионе Риф на севере страны оценивалась в 134 тысячи гектаров.

51.02MB | MySQL:91 | 0,898sec