«Блэксифор» и проблема безопасности в черноморском регионе

Черноморский регион становится сегодня ареной столкновения противоборствующих интересов и устремлений различных стран, международных организаций, промышленных холдингов и компаний. История черноморского ринга богата боями, в которых оспаривались права на Черное море.

Сегодня Черное море рассматривается как естественное продолжение энергетического коридора от Каспия, где сосредоточены огромные запасы нефти и газа, в Европу. Транспортировка нефти и газа осуществляется сейчас и будет расширяться в дальнейшем через Черноморский регион. Согласно прогнозам Европейского союза, импортирующего сегодня 50% потребляемой энергии, к 2020 году этот импорт превысит 75%. И увеличение поставок энергоресурсов будет происходить за счет Черного моря. Исходя из этого, Черноморский регион становится зоной особого внимания США и ЕС. Ряд политологов рассматривают Причерноморье как переходное пространство между двумя мирами, обеспечение стабильности и безопасности в котором имеет геостратегическое значение.

Россия, понимая значимость сохранения с точки зрения национальных интересов своих позиций в данном регионе и необходимость формирования действенных механизмов для выполнения этой задачи, приняла активное участие в разработке Соглашения о создании Черноморской военно-морской группы оперативного взаимодействия «Блэксифор».

Инициатива создания такой группы была выдвинута Россией и Турцией в 1998 году. Участниками переговорного процесса стали также Болгария, Грузия, Румыния и Украина. В итоге десяти раундов переговоров, завершившихся в декабре 2000 года, было выработано Соглашение о создании группы «Блэксифор». Подписание этого юридически обязывающего документа состоялось 2 апреля 2001 года в Стамбуле. В заявлении МИД РФ отмечалась важность подписания этого Соглашения и подчеркивалась «необходимость принятия странами-участницами энергичных усилий для обеспечения его эффективной работы».

Впервые в мировой практике была создана многонациональная военно-морская группа оперативного взаимодействия с гибкими функциями, предназначенная для использования в чрезвычайных ситуациях на Черном море исключительно в мирных целях. Первоначально в числе ее основных задач были обозначены поисково-спасательные и гуманитарные операции, морское разминирование, экологический мониторинг, совместные учения, визиты доброй воли. В соответствии с соглашением, «Блэксифор» может быть использован также для выполнения упомянутых задач и в рамках миротворческих операций, проводимых по мандату ООН или ОБСЕ, в случае соответствующего обращения этих организаций к черноморским государствам.

Район действия группы – Черное море, однако предусмотрена возможность выхода за его пределы при условии согласия на это всех государств-участников. Состав группы – 4-6 кораблей (по одному от каждого государства). Созыв – при возникновении необходимости выполнения конкретных задач, а в их отсутствие – не реже одного раза в год на 1-1,5 месяца в рамках плановой активации для отработки учебных упражнений. Каждое государство-участник самостоятельно оплачивает свой корабль. Общее руководство возлагается на комитет в составе командующих военно-морскими силами (для РФ – на командующего Черноморским флотом). Председательство в комитете осуществляется на основе ежегодной ротации. Государство — председатель комитета назначает командующего группой «Блэксифор». Так, в 2005 году группу возглавил российский командующий, а начальником его штаба стал представитель Турции.

Статьей 6 Соглашения о создании «Блэксифор» предусмотрены политические и военные консультации стран-участниц на уровне министров иностранных дел и министров обороны. В 2003 году по инициативе Турции в Стамбуле был проведен первый раунд таких политических консультаций. По поручению президента РФ В. Путина 7 июля 2004 года в Москве состоялся второй раунд на уровне спецпредставителей министров иностранных дел стран-участниц. Важность этих встреч и переговоров заключается в том, что они рассматривали потенциальные возможности «Блэксифор» для решения задач по противодействию терроризму и предотвращению незаконного оборота оружия массового уничтожения (ОМУ), средств его доставки и относящихся к ним материалов. В итоговом Коммюнике удалось зафиксировать конкретные поручения по выработке направлений задействования «Блэксифор» в этих целях. Очередная встреча спецпредставителей по этим вопросам состоялась в оговоренные в Москве сроки — в марте 2005 года в Киеве.

Наряду с этим на высоком организационном уровне были проведены четыре сбор-похода группы, в которых принимали участие и российские моряки. Их результативность и значимость отмечались, в частности, президентом РФ В. Путиным в ходе переговоров на высшем уровне в Анкаре в декабре 2004 года. Очередной, пятый сбор-поход проходит с 4 по 28 апреля 2005 года. Участники учений, которые проводятся под названием «Черноморское партнерство-2005», отрабатывают поиск и спасение аварийной подводной лодки в районе турецкого порта Эрегли. В операции принимали участие спасательные суда ВМС России, Украины и Турции. Корабли всех шести стран-участниц провели совместные тренировки по тактическому маневрированию, противолодочной и противовоздушной обороне и связи. В ходе всех учений особое внимание уделялось отработке антитеррористических мер.

По мнению российских военных экспертов, активизация деятельности Черноморской военно-морской группы оперативного взаимодействия «Блэксифор» необходима и в связи с тем, что в последнее время США и ряд их союзников по НАТО стали активно лоббировать распространение на Черное море операции «Активные усилия» (Active Endeavor), осуществляемой альянсом в Средиземноморье. Активную роль в продвижении этой идеи играет Румыния, которая намеренно с подачи Вашингтона «оценивает ситуацию в области безопасности в регионе как чрезвычайно сложную, а потому требующую вмешательства НАТО». Румыния уже объявила о размещении четырех американских военных баз на своем побережье Черного моря и стала объектом особой заинтересованности со стороны США. А дипломатическим доказательством этой заинтересованности послужило направление в Бухарест в качестве посла главного советника министра обороны Джека Дайера Крауча.

Как ни парадоксально, но в складывающейся обстановке именно Россия и Турция, являющаяся членом НАТО, придерживаются близких позиций по этому вопросу. Москва и Анкара исходят из того, что Черное море должно оставаться регионом сотрудничества, а не соперничества. Только сами черноморские страны могут и должны найти адекватное решение проблем безопасности, в том числе связанных с угрозой терроризма и распространения ОМУ. Другими словами, нельзя допустить, чтобы НАТО в лице нечерноморских держав играло в регионе первую скрипку и превращало региональные страны в «банановые республики».

С юридической точки зрения, в соответствии с Конвенцией, принятой в Монтре, воспрепятствовать действиям, в частности, англо-американских ВМС в рамках операции «Активные усилия» в Черном море практически невозможно. Позиция турецкой стороны, похоже, состоит в том, чтобы, опираясь на «Блэксифор», занять «черноморскую площадку» и сделать излишними заходы других кораблей.

Такая позиция Анкары в первую очередь объясняется пониманием турками того, что в случае распространения операции НАТО «Активные усилия» на Черное море Москва будет рассматривать эти действия как недружественные по отношению к России и наносящие ущерб сотрудничеству в рамках Совета Россия — НАТО (СРН). В такой ситуации на передний рубеж противостояния с Россией в регионе альянс выдвинет Турцию, что не входит в планы Анкары, которая сегодня дорожит достигнутым уровнем российско-турецких отношений в других областях, прежде всего в торгово-экономической сфере. Кроме того, при таком раскладе роль Турции окажется второстепенной. По образному выражению турок, она будет заключаться только в том, чтобы «таскать за альянс каштаны из огня голыми руками». На это Анкара не соглашается, так как, делая ставку на «Блэксифор», Турция выступает как региональная евразийская держава с весомым голосом в Черноморском регионе и не теряет позитивный баланс, наработанный в отношениях с Москвой. А он только с точки зрения двустороннего товарооборота оценивается сегодня в 10 миллиардов долларов. И эта цифра, по мнению представителей деловых кругов двух стран, закрепленному договоренностью на самом высоком уровне во время переговоров президента В.В. Путина с премьер-министром Р. Т. Эрдоганом в декабре 2004 года в Анкаре и январе 2005 года в Москве, может к 2007 году достичь 20-25 миллиардов долларов.

В интересах России, которая также обеспокоена возможностью того, что в Черном море на регулярной основе начнут появляться отряды военных кораблей внерегиональных государств, а странам региона будет отводиться второстепенная роль, поддержать эти устремления Турции по усилению роли «Блэксифор» в Черноморском регионе. Именно усилиями двух евразийских держав — России и Турции — можно решить эту задачу.

Перечень других черноморских стран, входящих в эту военно-морскую группу (Румыния, Болгария, Грузия и Украина), анализ нынешних отношений этих государств с НАТО и перспектив их развития говорит о том, что именно турецкое направление работы по данной проблеме в Черноморском регионе выглядит сегодня наиболее перспективным и продуктивным. Подтверждает этот тезис и активизировавшееся в последнее время членство Грузии и Украины в ГУУАМ, которое Вашингтон «в пику Москве» пытается упорно оживить, а также заявка на вступление в это объединение Румынии, которая, еще не будучи принятой, уже объявила себя посредником между странами НАТО и ГУУАМ. Эти действия расцениваются в Москве как попытки подорвать позиции России как сильного лидера на пространстве СНГ, выдавить российский Черноморский флот из Черного моря, где уже сегодня соотношение сил 1 к 5 в пользу НАТО. В такой ситуации представляется целесообразным проведение активных переговоров по этому вопросу в рамках СРН, где позиция Турции также может сыграть немаловажную роль.

51.18MB | MySQL:103 | 0,968sec