Два года оккупации Ирака: итоги и перспективы

9 апреля исполнилось 2 года со времени свержения в Ираке американскими войсками правительства С.Хусейна, означавшего начало нового этапа в историческом развитии этой страны, содержание которого пока что ограничивается навязыванием иракскому народу американской модели демократии.

Если подводить итоги этих 2-х лет, то, как представляется, можно сделать следующие главные выводы. Прежде всего, американская агрессия против Ирака, как окончательно выяснилось, не была подтверждена теми аргументами, которые выдвигал Вашингтон для оправдания своей силовой акции в обход норм международного права и Устава ООН.

ОМУ, о котором на протяжении 13 лет после войны в Персидском заливе 1991 года постоянно говорили высокопоставленные чины Вашингтона, в т.ч. с высокой трибуны СБ ООН, со ссылкой на точные данные спецслужб, в Ираке так и не оказалось. А ведь именно на основании этих утверждений Совет Безопасности принимал разоруженческие резолюции по Ираку, серьезно ограничивающие суверенитет страны. При этом чиновники Белого Дома, Пентагона и Госдепартамента сразу после оккупации Ирака поспешили забыть, что программы разработки биологического, химического оружия и поставка прекурсоров к его производству осуществлялись в 80-х гг. при участии многих респектабельных американских корпораций.

Международных террористов, которых, по утверждению американских спецслужб, спонсировал и готовил иракский режим, в стране тоже не оказалось. Зато с приходом американских войск и в условиях иностранной оккупации страна превратилась в прибежище «Аль-Каиды» и прочих террористических группировок, боевиков которых с избытком хватает на весь регион. Причем количество исламских «воинов» возрастает с каждой неделей в основном за счет притока террористов из сопредельных стран и в меньшей степени рекрутирования фундаменталистов из местной среды.

Спокойствия и безопасности в Ираке не увеличилось – наоборот, в стране, где практически до сих пор нет реальной центральной власти, каждый день гибнут десятки людей. Экономика не работает, инфраструктура разрушается, хотя нефть регулярно «высасывается» за рубеж. За 2 года оккупации погибло большое количество мирных жителей. Причем значительная доля уничтоженного мирного населения приходится на американских солдат, которые зачастую без разбора стреляют в людей и бомбят населенные пункты.

Не наблюдается за истекшие 2 года и улучшения ситуации с правами человека. Более того, бесправие там достигло таких масштабов, что целый сегмент иракского общества в лице арабов-суннитов оказался изгоями в собственной стране и именно они больше всего страдают от насилия как со стороны американских войск, так и их местных союзников. Американские солдаты показали в тюрьме Абу-Грейб, подвергая заключенных пыткам и издевательствам, как и какие права человека должны уважаться в Ираке.

В целом, за 2 года оккупации планы Вашингтона в отношении переустройства Ирака рухнули. Один американский «правитель» Багдада сменялся другим, но дело от этого не улучшилось. Второй по счету ставленник Пентагона П.Бремер вообще завел все в тупик. Сегодня в стране идет де-факто гражданская война, которая расколола страну не только по этно-конфессиональному признаку, но и на «победителей» и «побежденных».

Проблема состоит, во-первых, в том, что администрация США не может признать, что даже самая мощная сверхдержава путем прямой оккупации и насилия не в состоянии справиться с сопротивлением 23-миллионного иракского народа. Советники Дж.Буша питают иллюзию в отношении того, что демократию западного образца, с густой американской окраской, можно насильственно привить традиционному исламскому обществу, где еще очень сильны родо-племенные и клановые устои.

Вторая ошибка «стратегов» из Белого Дома – попытка стабилизировать ситуацию в Ираке путем насильственного навязывания этой стране этно-конфессиональной модели государственного устройства. Такого не было даже при Саддаме. Более того, в последние годы его режима число шиитов в правительстве и руководстве партии БААС быстро возрастало (курды также могли этим воспользоваться, но предпочли править в рамках своего анклава, находившегося под защитой американской авиации). При этом пропорции этно-конфессионального представительства откровенно не соблюдены – исходя из демографического фактора, шииты должны составлять 60% численности всех органов власти, сунниты – 25%, а курды – лишь 15%. Сейчас же шииты составляют едва половину кадрового состава властных структур, зато курды – до 25%. Таким образом, один перекос сменился другим – в пользу курдского меньшинства. При этом последние получили еще и дополнительные льготы и привилегии от США – в виде сильной автономии, собственных вооруженных формирований и т.д. Причем аналогичных прав не имеют другие меньшинства – арабы-сунниты, которых почти вдвое больше, чем курдов, туркманы, христиане и т.д. Курды проводят политику самозахвата территорий, которые не входят в состав автономии, прежде всего Киркука с его богатейшими нефтепромыслами и Мосула с его важнейшим стратегическим положением. В этих претензиях курдов заложены зерна нового арабо-курдского конфликта. Его признаки уже проявлялись в ходе деления портфелей в новом руководстве Ирака после январских с.г. выборов законодательной ассамблеи.

Можно много рассуждать на тему просчетов Вашингтона, однако, судя по всему, американцы не изменят своей стратегии в Ираке, пока не совершат такого количеств ошибок, которое заставит их начать действовать в соответствии с реальной обстановкой.

Что нужно сделать, чтобы положить конец кровопролитию в Ираке? До сих пор мировое сообщество, за редким исключением, в основном просто замалчивает ежедневное кровопролитие в стране. Под давлением США Совет Безопасности ООН на протяжении многих лет раз за разом проштамповывал резолюции, которые в конечном счете стали предлогом для развязывания войны, а в 2003 г. вообще легализовал действия агрессоров. Мир почти не протестовал, когда в течение трех недель 2003 года американцы вели широкомасштабные боевые действия против практически небоеспособной иракской армии, ставшей таковой в результате 13-летних международных санкций, которые, как оказалось, не были оправданными (ОМУ в Ираке не обнаружено) и поэтому исчерпали свою легитимность сразу же после окончания иракской оккупации Кувейта. Возникает юридический вопрос – кто будет нести ответственность за гибель десятков тысяч иракцев от недоедания и нехватки медикаментов в результате воздействия международных экономических санкций. Это ставит под сомнение всю систему санкций, вводимых через механизмы ООН.

В Ираке погибают не только его жители, но и граждане других стран, в основном европейских, которые находятся там в составе воинских контингентов коалиции, либо в качестве бизнесменов и технических специалистов. Когда их убивают или берут в заложники, то, в отличие от ежедневного истребления иракцев, в европейских столицах раздаются протесты, хотя попадая в Ирак они, с точки зрения сил иракского сопротивления, автоматически попадают в разряд врагов, которые оказывают содействие оккупантам.

Когда бойцов иракского сопротивления называют террористами, то возникает вопрос, чем они отличаются от советских партизан, французских маки и членов польского сопротивления, которые во время II Мировой войны уничтожали солдат Германии и ее сателлитов? Конечно, благодаря непродуманным шагам Вашингтона в сфере построения иракской демократии, в Ираке появилось немалое число террористов и из разных стран. Но, если члены иракского сопротивления в первую очередь нападают на американские базы и патрули, убивают своих соотечественников, пошедших служить новому режиму, то террористы взрывают мечети, школы и пытаются столкнуть между собой разные конфессии и этнические группы.

В этой связи интересные данные приводятся в последней статье Ш.Уазани «Составленный роботом портрет джихадовца» (журнал Jeune Afrique L’intelligent», № 2308, 03.04.2005, стр. 22-24), где сообщается, что две трети исламских «камикадзе» в Ираке – это подданные Саудовской Аравии, 10,4% — сирийцы, много иорданцев, тогда как на самих иракцев приходится лишь 8,4% от численности «шахидов». Т.е., иностранные исламисты несут почти всю ответственность за теракты в Ираке. Более того, говорится в статье, многие экстремисты появились еще до войны, причем на территории Курдистана, поскольку именно там разместились члены группы «Ансар аль-Сунна», являющейся филиалом «Аль-Каиды». Кстати, лидер ПСК Дж.Талабани, ставший на днях президентом всей страны, в конце 2002 г. отказал Багдаду в просьбе пропустить войска для уничтожения лагерей террористов.

За 2 года можно было уяснить – пока США и их союзники не уйдут из страны, а вместо нынешних властей, сформированных из числа тех, кто десятки лет пережидал на Западе того момента, когда иностранные солдаты свергнут диктатуру Саддама, и у руля страны не станет независимое национальное правительство, где справедливо будут представлены все слои иракского общества, война будет продолжаться. Отметим, что бывшие иракские оппозиционеры, стоящие сейчас у власти, в отличие от оппозиционеров нынешних, не боролись с оружием в руках с саддамовской диктатурой, да и сейчас живут в особых зонах под защитой иностранных войск. А многие из них, в т.ч. курдские лидеры, в свое время регулярно пытались добиться от С.Хусейна расположения и гарантий неприкосновенности.

Демократии с помощью танков США не построят ни в Ираке, ни в любой другой исламской стране. Неизбежный провал демократии «по-американски» в Ираке может сильно пошатнуть позиции США и Запада в целом в арабо-исламском мире.

Что касается комиссий в США, которые изучают злоупотребления иностранных компаний и общественно-политических деятелей (в т.ч. генерального секретаря ООН К.Аннана), допущенные в ходе осуществления гуманитарной операции в Ираке в 1996-2002 гг., то они могли бы расследовать деятельность тех американских и европейских корпораций, которые помогали С.Хусейну вести разработку программ ОМУ, а также правомерность решения руководства США о применении силы против Ирака. Можно вспомнить, как в 1998 году через разоруженческий орган ООН под руководством Р.Батлера в химлабораторию СК ООН в Багдаде из США были завезены ампулы с ядовитым газом VX, чтобы сфабриковать доказательства против Ирака о наличии у него ОМУ. Если бы эти ампулы не были уничтожены в июле 1999 года экспертами ОЗХО в присутствии дипломатов из России, Франции и Китая, могли бы погибнуть десятки сотрудников ООН, работавших в здании «Канал-Отеля», включая граждан США.

В.Е. Титоренко
Доктор политических наук
Данная статья отражает исключительно личную точку зрения ее автора

51.03MB | MySQL:91 | 0,706sec