Ливан: расстановка политических сил

Убийство 14 февраля премьер-министра Ливана Рафика Харири тут же поставило эту ближневосточную страну на грань новой гражданской войны и вынудило наблюдателей пристально взглянуть на расстановку в ней политических сил.

Наибольшим весом в Ливане обладает просирийский лагерь. Формально его возглавляют президент Ливана Эмиль Лахуд (маронит) и новый ливанский премьер Омар Караме. Одной из главных сил этого лагеря является шиитское движение «Хизбалла», поддерживаемое Сирией и Ираном. Это движение было поставлено перед сложным выбором, когда Вашингтон в середине марта предложил ему доказать, что оно не относится к террористическим, и с этой целью добровольно разоружить свои формирования, а также поддержать процесс ближневосточного урегулирования. Однако «Хизбалла» в лице ее руководителя Хасана Насраллы отказалась разоружать свои вооруженные формирования «до тех пор, пока Израиль угрожает Ливану».

США относятся к «Хизбалла» как к террористической организации. В то же время Франция и Евросоюз рассматривают это движение как политическую партию. С 1992 г. оно представлено в ливанском парламенте. По израильской оценке, «Хизбалла» представляет собой главную опасность для стабильности режима Махмуда Аббаса. Правительство поддерживают также шиитское движение «Амаль», «Братья-мусульмане» и светские просирийские партии. Заинтересованность Сирии в своем присутствии в Ливане в немалой степени обусловлена экономическими интересами Дамаска. Ежегодно Сирия напрямую или опосредствованно получает от ливанской экономики 2 млрд долларов. Как известно, экономика Сирии (население 17 млн человек) по ряду причин находится в состоянии стагнации, в то время как в ливанской экономике (население 3,5 млн человек) 2004 году экономический рост достиг 4%.

Главную силу лагеря оппозиции традиционно составляют ливанские христиане и друзы. После убийства Харири к ним примкнули сунниты. Их представители настроены достаточно радикально. Это лишний раз подтвердил отказ оппозиции принять предложение Караме участвовать в новом правительстве страны, которое, по его замыслу, должно было стать правительством национального единства. Что касается Караме, то он предложил оппозиции сначала войти в состав правительства национального единства, а лишь затем обсудить ее требования. Если ему не удастся сформировать правительство, вырисовывается перспектива отсрочки выборов (Караме формально в этом заинтересован), а следовательно, будет пролонгирован мандат действующего парламента, истекающий в июне.

Радикальность оппозиции, одним из лидеров которой является депутат от друзов Валид Джумблат, базируется не на пустом месте. 14 марта ей удалось собрать на массовое шествие почти 1 млн своих сторонников. Манифестация стала самой массовой в новейшей истории страны. Оппозиция выдвигает три основных требования: отставка генерального прокурора Аднана Аддума, отставка руководителей шести спецслужб страны, организация международного расследования обстоятельств убийства Р. Харири. Как заявил представитель оппозиции, депутат ливанского парламента Фарес Суаид, эти требования не подлежат обсуждению. В то же время, как представляется, эти требования неприемлемы для просирийских официальных властей. Все семь человек, удалить которых требует оппозиция, — выходцы из ливанской армии, равно как и сам Лахуд. Их удаление означало бы для президента политическое самоубийство. Результатом усилий, в частности, оппозиции, а также Вашингтона стало решение Дамаска вывести 14-тысячный контингент сирийских военных из Ливана до назначенных на май парламентских выборов в этой стране. Кроме того, выводу подлежит аппарат сирийской разведки численностью от 3 до 4 тысяч человек. Его руководитель генерал Рустом Газали формально был координатором между ливанской и сирийской армиями, однако на деле играл видную политическую роль в Ливане.

По мнению Джумблата, вместе с сирийскими войсками из Ливана должен уйти и президент Лахуд. «Последний сирийский грузовик должен увезти и Лахуда, так как, пока он занимает пост президента республики, правда об убийстве Рафика Харири не будет раскрыта. Он покровительствует спецслужбам, которые его убили либо помогли совершить это убийство», — заявил Джумблат. Однако большая часть оппозиции не поддерживает это требование, опасаясь, что отставка Лахуда еще больше дестабилизирует обстановку в стране.

Расстановку сил в ливанском обществе достаточно наглядно представляет 126-местный ливанский парламент. В нем 71 место принадлежит просирийски настроенным депутатам, 44 места — оппозиции. Представителями последней являются депутаты Фарес Суаид и Джинва Джаллуль.

Представляется интересным проследить, какие страны посетили представители оппозиции, стремившиеся заручиться внешней поддержкой. Так, глава маронитской церкви и видная фигура христианской оппозиции Насралла Сфейр побывал в США, где его впервые принял президент этой страны. Там он, в частности, высказался за разоружение «Хизбалла». «Это ливанское движение боролось за освобождение Южного Ливана от израильской оккупации. Сейчас юг страны освобожден, и поэтому нет больше причин для того, чтобы «Хизбалла» имела вооруженные отряды», — заявил он. Сам факт приема Сфейра на самом высоком уровне рассматривается как знак того, что Вашингтон поддерживает антисирийскую оппозицию.

Валид Джумблат предпочел прибыть в Россию. В ходе его визита в российскую столицу Москва высказалась за проведение в Ливане «демократических» выборов, свободных от какого-либо «иностранного вмешательства». Впрочем, позиция Москвы представляется двусмысленной, поскольку одновременно глава МИДа РФ Сергей Лавров высказался за то, чтобы в ходе выборов движение «Хизбалла» «имело возможность представить свои интересы во властных институтах». Одновременно он указал «на необходимость уважения резолюции 1559 СБ ООН», требующей вывода сирийских войск из Ливана и разоружения всех вооруженных формирований, включая «Хизбалла» как единственную на настоящий момент организацию, имеющую вооруженное крыло. Со своей стороны, Джумблат обратился к России с просьбой помочь в расследовании убийства Харири. «Мы рассчитываем на помощь России, поскольку Харири был другом вашей страны», — заявил Джумблат в Москве.

Что касается генерала Мишеля Ауна, то он выбрал Францию, тем более что для этого ездить ему никуда не пришлось. Из Парижа прозвучал его призыв к «национальному единству». Одновременно он отверг возможность какого-либо «реванша» со стороны христиан и подчеркнул, что только светский режим в Ливане «сможет вести дела в этой стране». 70-летний Аун также заявил об отказе выставлять свою кандидатуру на предстоящих выборах, заметив, что уступает дорогу молодым.

Будучи во главе военного кабинета, генерал Аун начал «освободительную войну против сирийской оккупации», однако в 1990 году усилиями Сирии и ее ливанских союзников он был отстранен от власти.

После провала попыток просирийского блока сформировать правительство национального единства в Ливане стали поговаривать о возможности создания военного кабинета. Такие разговоры усилились после выступления генерального директора Службы общей безопасности генерала Джамиля Сайеда, давшего резкую отповедь требованиям оппозиции. Он обвинил ливанских политиков — и просирийских, и оппозиционных — в том, что именно они стали причиной разрушения Ливана, так как хотели «заставить забыть о своих прошлых преступлениях, своей коррумпированности и связях с мафией». Возможность создания военного кабинета тут же исключил Э. Лахуд.

Представляется, что ситуация в Ливане вплоть до парламентских выборов будет достаточно накаленной, при этом каждая из партий может прибегнуть к радикальным шагам, включая использование оружия, однако все это будет иметь ограниченный характер. Подтверждение тому — несколько терактов с использованием взрывных устройств, совершенных в христианских кварталах Бейрута в третьей декаде марта. Эти теракты дали основание оппозиции обвинить ливанские спецслужбы в том, что те пытаются расколоть антисирийские силы по конфессиональному признаку. Как заявил представитель оппозиции Симон Карам, «ливано-сирийский аппарат служб безопасности нацелился на христианские кварталы с тем, чтобы спровоцировать напряженность между мусульманами и христианами».

Существует мнение, что эти теракты стали предупреждением в первую очередь суннитам. «Они не напугают христиан, которые уже многие годы находятся в оппозиции, но они призваны предупредить суннитов, что те могут оказаться в такой же ситуации», — заявил один из представителей оппозиции. В то же время теракты способны повлечь за собой рефлексы самозащиты у отдельных общин, как это наблюдалось в 1975 году в начальный период гражданской войны, когда христиане вооружились под предлогом защиты от палестинцев, которых поддержали мусульмане.

Зато после выборов практически неизбежен взрыв. Очевидно, что результаты выборов не смогут удовлетворить все стороны. В любом случае кто-то окажется проигравшим. Представляется весьма высокой вероятность того, что проигравшая сторона призовет своих сторонников к оружию. Не исключено, что до выборов дело может и не дойти. Судя по всему, одна из целей оппозиции, поддерживаемой внешними силами, — добиться в течение апреля смены кабинета министров. Возможно, ей удастся сделать это. Тогда у не менее могущественных просирийских сил будут все основания разрешить кризис с помощью оружия.

В этих условиях свой выбор пора сделать и России. Раньше, в эпоху СССР, симпатии Москвы были на стороне исламского движения сопротивления. Последнее уже давно показало свое двуличие, заняв известную позицию в отношении событий в Чечне. Поэтому вряд ли стоит второй раз наступать на одни и те же грабли.

Наша справка: численность населения Ливана — 3,5 млн человек. Из них 10% — иностранцы, главным образом палестинцы. В стране представлены 18 религиозных общин, в том числе 12 христианских (наиболее многочисленная – марониты, грекокатолики, армянские католики, сирийские католики, латинские католики, халдеи, греки-ортодоксы, армяне-григориане, ассирийцы, протестанты, копты, сирийские монофизиты), 5 мусульманских (шииты — иснаашариты и исмаилиты – 28% общей численности мусульман), сунниты (28%), друзы (6%), алауиты и очень незначительная еврейская община. Христиане составляют 37% населения страны, мусульмане – 63%. Последний раз перепись населения проводилась в 1932 году. По традиционной «нарезке», глава государства должен быть маронитом, представитель шиитов — главой парламента, представитель суннитов — премьер-министром.

33.13MB | MySQL:68 | 0,996sec