Президентские выборы в Иране: регистрация и окончательный отбор кандидатов

Президентская кампания в Иране находится в полном разгаре: 10-15 мая проходила процедура подачи заявок в МВД ИРИ на регистрацию кандидатов (за этот период в МВД обратились 1014 человек, что на 60% больше, чем на президентских выборах 2001 года), а 22 мая Наблюдательный совет (орган конституционно-шариатского надзора) вынес свой окончательный вердикт, определив список кандидатов, которые будут допущены к выборам. В его состав вошли шесть претендентов: председатель Совета по определению целесообразности принимаемых решений (СОЦПР) А.А. Хашеми-Рафсанджани, бывший руководитель Организации радио и телевидения А. Лариджани, мэр Тегерана М.Ахмади-Нежад, бывший главком Сил охраны правопорядка (СОП) М. Галибаф, бывший главком Корпуса стражей исламской революции (КСИР) М. Резаи, бывший спикер парламента М. Кярруби. 24 мая МВД ИРИ должно в случае отсутствия возражений утвердить этот список, а с 28 мая стартует официальная агитационная кампания, которая продлится 19 дней. В этот период кандидаты на пост президента представят свои предвыборные программы. Что касается отсеянных 1008 кандидатов, то, согласно Закону о выборах, они не имеют возможности подать официальный протест, однако вправе в уведомительном порядке ознакомиться с причинами отстранения от президентской гонки.

Процесс отсева кандидатов проходил в соответствии с прогнозами местных политологов. Как и предполагалось, из 1014 подавших заявку претендентов в первоочередном порядке были выведены лица «без соответствующего уровня грамотности» и «не обладающие управленческим опытом», а на второй стадии — деятели, «не имеющие широкой политической известности», о чем ранее прямо заявлял заместитель секретаря Наблюдательного совета (НС) по выборам М. Джахрами. В целом ожидалось, что право на участие в выборах получат не более десяти человек, входящих в когорту наиболее вероятных претендентов на президентский пост. Наряду с этим получили прямое подтверждение циркулирующие в иранском обществе с середины мая слухи о возможном исключении из финального списка ряда политиков «первой десятки», в том числе ведущего реформаторского кандидата М. Моина и вице-президента ИРИ, руководителя Организации физического воспитания М. Мехрализаде (реформатор), что и произошло.

Предсказуемым можно считать отсутствие в окончательном списке НС кандидатов-женщин. Ранее НС не спешил заявлять о своей позиции, ссылаясь на официальное толкование этого вопроса со стороны другого авторитетного органа – Собрания экспертов – о том, что заложенный в конституцию термин «политические деятели», то есть те, кто имеет право баллотироваться, распространяется исключительно на мужчин.

До оглашения решения НС оставалась неясной и ситуация с военными деятелями, претендующими на президентский пост: щепетильность ей придавал тот факт, что в так называемой «первой десятке» кандидатов имелись двое карьерных военных – бывший главком СОП М. Галибаф и бывший командующий Корпусом стражей исламской революции (КСИР) М. Резаи. НС дополнительно изучал этот вопрос на предмет правомерности участия представителей данной категории граждан в выборах при условии их ухода с военной службы и в результате оставил обоих кандидатов в окончательном списке.

Регистрация кандидатов и процедура их отсева со стороны Наблюдательного совета внесли значительную ясность в предвыборный расклад: главным кандидатом в президентской гонке из шести претендентов финального списка на сегодня считается председатель СОЦПР А.А. Хашеми-Рафсанджани. Выдвижение этого политика стало итогом непростого компромисса, достигнутого между различными кланами клерикальной верхушки Ирана с целью сохранения единства шиитского духовенства. В результате достигнутого «джентльменского соглашения» политическую поддержку А.А. Хашеми-Рафсанджани оказал Верховный лидер ИРИ А. Хаменеи. Теперь, по мнению местных аналитиков, в обмен на эту поддержку А. Хаменеи вправе ожидать от председателя СЦПР полной лояльности. Неслучайным в этом контексте представляется заявление А.А. Хашеми-Рафсанджани от 14 мая о том, что в случае победы на выборах он сначала представит состав нового правительства на утверждение Верховного лидера. По заявлению председателя СОЦПР, это будет команда прагматиков-управленцев, которая не будет включать лидеров известных политических партий. Кроме Верховного лидера кандидатуру А.А. Хашеми-Рафсанджани поддержал иранский парламент: 101 депутат подписался под декларацией в пользу его кандидатуры. Кроме того, наблюдается консолидация консервативных сил вокруг этой фигуры: в конце апреля взял самоотвод кандидат от консервативных сил, депутат парламента А. Таваколли, а в ходе регистрации ушел с предвыборного поля другой вероятный кандидат, близкий соратник председателя СОЦПР А.А. Велаяти, занимающий пост советника Верховного лидера по внешнеполитическим вопросам.

С другой стороны, о намерении продолжить участие в президентской гонке заявляет, пожалуй, наиболее реальный конкурент А.А. Хашеми-Рафсанджани — бывший руководитель Организации радио и телевидения ИРИ А. Лариджани, представляющий радикально-консервативные силы иранского духовенства. Ранее, в апреле, А. Лариджани после длительных дискуссий и разногласий был назначен единым кандидатом от Координационного совета (КС) Сил исламской революции. Первое после этапа регистрации кандидатов заседание КС 16 мая подтвердило неизменность данного решения. Серьезную силу могут представлять и кандидаты от неоконсервативного движения (М. Ахмади-Нежад, М. Галибаф, М. Резаи). Правда, их положение усложняется тем, что пока не определилась в своей позиции представляющая неоконсерваторов фракция парламентского большинства «Абадгяран». Предполагается, что эта фракция, пообещавшая огласить свою позицию 5 июня, может поддержать либо кандидатуру бывшего командующего СОП М. Галибафа, либо мэра Тегерана М. Ахмади-Нежада. В любом случае, без достижения единства неоконсерваторам будет сложно конкурировать со своими главными оппонентами.

Что касается либеральных сил, то после снятия с дистанции их главной надежды – М. Моина (в апреле эта кандидатура смогла выйти на третье место в общем рейтинге), единственным кандидатов от реформаторов на выборах остается представитель умеренно-реформаторского течения — бывший спикер парламента М. Кярруби, практически не имеющий шансов на победу. Мало того, что его личная харизма находится на низкой отметке (в пределах 4-5%), положение М. Кярруби значительно ухудшилось после вступления в гонку А.А. Хашеми-Рафсанджани, который, по всей вероятности, отберет у М. Кярруби значительную долю умеренно-реформаторского электората.

51.92MB | MySQL:109 | 0,359sec