Соблюдение прав человека в Израиле: контроль СМИ

Декларация независимости Государства Израиль, ратифицированная 14 мая 1948 г, гласила: «Оно [Государство Израиль] осуществит полное общественное и политическое равноправие всех своих граждан без различия религии, расы или пола [i]». Но возможно ли это с учетом таких факторов, как отсутствие Конституции, прецедентные решения Верховного суда справедливости (БАГАЦ), заведомая формулировка «еврейского государства», сочетание светских законов с религиозными, особый статус жителей Восточного Иерусалима и продолжающийся арабо-израильский конфликт?

В Израиле нет закона, гарантирующего соблюдение прав человека. В 1992 году Кнессетом был принят «Основной закон о свободе и достоинстве человека[ii] », однако такие важнейшие права, как право на равенство, свободу вероисповедания, свободу слова, печати, совести, митингов и организаций, не закреплены в нем. В Израиле БАГАЦ является ключевым фактором в поддержании прав человека, которые опираются на его прецедентные решения.

На все обвинения в нарушении прав человека правительство Израиля отвечает, что в государстве–участнике военного конфликта вопрос национальной безопасности является более приоритетным вопроса о соблюдении прав человека. Именно этим тезисом можно обозначить цензуру в СМИ Израиля.

Согласно отчету World Press Freedom Index от 2017 года, предоставленному организацией «Репортеры без границ» Израиль находится на 91 месте по свободе СМИ из 180 стран[iii]. Казалось бы, Израиль позиционирует себя как «единственную демократию на Ближнем Востоке», но согласно рейтингу, находится рядом с Тунисом (97), Ливаном (99) и Кувейтом (104).

Бесспорно, на этот показатель повлиял принятый еще британской администрацией во времена мандата Ордонанс о прессе от 1933 г., который вошел в законодательство Государства Израиль. На тот момент закон был введен для контроля над еврейскими и арабскими печатными изданиями. Согласно Ордонансу о прессе, газета должна была запросить специальное разрешение военного коменданта округа, причем власти могли в любой момент отменить разрешение, если тот или иной материал покажется «небезопасным». В 1945 году Ордонанс был дополнен Уложениями об обороне, сводом правил для прессы на случай возникновения чрезвычайных ситуаций (обязанность отсылать любой печатный материал на проверку). Сейчас разрешения на издание газеты выдает Министерство внутренних дел Израиля, а главной фигурой в «военной цензуре» является Главный военный цензор. Цензор имеет право запретить в приказном порядке публиковать материалы, которые, по его мнению, наносят, или могут нанести, ущерб обороноспособности Израиля, безопасности населения, или общественному спокойствия. Также цензор имеет право запретить в приказном порядке передавать, печатать или публиковать любые материалы, передача, печатание или опубликование которых, по его мнению, заключают, или могут заключать, в себе угрозу обороноспособности Израиля, безопасности населения или общественному спокойствию. В феврале 2016  Главный военный цензор А. Бен Авраам потребовала от нескольких популярных страниц Facebook и блоггеров предоставлять ей любые сообщения, касающиеся безопасности и армии, перед публикацией. Такие приказы получила социально-демократическая платформа «Хевра», левый активист Й.Гервиц, ведущий страницу Friends of George о политике и социальной жизни.

В отчете особое внимание уделено нарушению прав палестинских журналистов. В рамках административного задержания, палестинские журналисты, как и журналисты других стран, могут быть задержаны на неопределенный срок без предъявления официальных обвинений и без предоставления адвоката. Также журналистов часто обвиняют в связях с террористическими группировками, палестинские СМИ систематически подвергаются обыскам[iv]. В феврале 2017 после 10-месячного содержания под стражей был освобожден журналист Омар Наззал, оказавшийся в тюрьме по подозрению в причастности к деятельности террористической группировки «Исламский джихад».

Правозащитные организации как ACRI («Объединение по правам граждан Израиля»), активно занимаются полным спектром работ по защите прав человека, начиная от законодательных инициатив и лоббистской деятельности до проведения семинаров. Неоднократно именно эта организация участвовала в громких делах, связанных с ограничением прессы и вступала в открытую конфронтацию с премьер-министром Б.Нетаньяху (по совместительству министру связи Израиля).  Так было в 2016, когда благодаря ходатайству организаций отменяли постановления МВД Израиля, ведущие за собой закрытия десятков газет. Однако премьер-министр – одна из главных фигур, в интересах которой контролировать прессу, несмотря на заявления Б.Нетаньяху о своем желании сделать прессу разносторонней[v]. Чего стоит коррупционное дело «2000», в рамках которого Б.Нетаньяху подозревается попытке заключить сделку с редактором газеты «Едиот Ахронот» А.Мозесом: положительные статьи в адрес Нетаньяху в обмен на закон, ограничивающий влияние бесплатной газеты «Исраэль ха-Йом». Также премьер-министр и министр обороны пытались вмешиваться в содержание программ радиостанции «Галей Цахаль», оказывали давление на директора канала Кнессета.

Особенно явно позицию властей к свободе прессы можно рассмотреть на примере ситуации с новой общественной вещательной корпорацией KAN, которая должна была заменить Israel Broadcasting Authority. Эту инициативу выдвинул Г.Эрдан, и она была утверждена реформой в 2015 году. Идея сопровождалась положительным мнением премьер-министра, заявлениями об «укреплении общественного вещания». Однако за несколько месяцев до первого эфира нового канала, инициативу свернули. Особо отличились депутат Кнессета Д.Битон и министр культуры М. Регев с заявлениями «Какая польза от корпорации, если мы не будем ее контролировать?[vi]». Позднее премьер-министр Б.Нетаньяху заявил о приостановлении работы над созданием новой вещательной корпорации.

Несмотря на то, что Израиль обладает плюралистической медиа-средой, цензура в СМИ присутствует. Это выражено в военной цензуре, ограничении передвижений журналистов, нарушении прав человека в отношении иностранных и, в частности, палестинских журналистов. СМИ Израиля подвержено влиянию властей и заинтересованных коммерческих организаций. Несомненно, общественное вещание должно быть ограничено от политического вмешательства, но на данный момент Государство Израиль это выполнить в полной мере не может.

[i]                       См. Декларация Независимости Израиля \ Сайт Кнессета https://www.knesset.gov.il/docs/ru/megilat_ru.htm

[ii]                      См. Основной закон: Достоинство и Свобода человека \ Сайт Кнессета http://knesset.gov.il/laws/ru/yesodru3.pdf

[iii]                     World Press Freedom Index 2017https://rsf.org/en/ranking

[iv]                    https://cpj.org/2017/07/israeli-army-raids-palestinian-tv-station-office-i.php

[v]                     http://www.haaretz.com/israel-news/1.751124

[vi]                       http://www.haaretz.com/israel-news/1.734527

42.74MB | MySQL:92 | 1,348sec