Нефтегазовое партнерство России с Ираном и индийский фактор

В августе с.г. иранский нефтяной экспорт в Индию впервые упал до самого низкого за последние 18 месяцев значения – 335 400 баррелей в сутки. Сообщившее об этом агентство Thomson Reuters проанализировала  данные по отслеживанию судов, отраслевые источники и  определила величину этого падение примерно в 42% с февраля 2016[i]. По сравнению с июлем индийский импорт упал почти на 20%.

За 2016 г. закупки Индии нефтепродуктов в ИРИ достигли $6,687 млрд, поднявшись от уровня 2015 г. более чем на $1,5 млрд.[ii]. По разным оценкам, в среднем за прошлый год Индия и Китай, были двумя самыми крупными покупателями иранской нефти и импортировали по 500 000 баррелей в сутки. На индийском направлении Иран, превзошел даже Саудовскую Аравию и стал первым поставщиком нефти, продавая к концу 2016 года 789 000 баррелей нефти в день.

Дополнительно отметим, что, согласно статистическому отчету BP за 2016 г. Индия потребляла 4,489 млн баррелей нефти в день и была самым динамичным мировым рынком с годовым ростом в 7,8%. Потребление КНР за этот период выросло всего на 3,3%, составив 12,381 млн. баррелей нефти в день[iii].

Что же побудило третьего по величине в мире импортера нефти пойти на такое сокращение потребления иранской нефти?

Согласно аналитикам Thomson Reuters, это было сделано Нью-Дели в отместку за передачу Тегераном контракта на освоение месторождения Фарзад-Б (Farzad-B) российскому «Газпрому»[iv]

Дело в том, что в рамках ПМЭФ 5 июня с.г. «Газпром» подписал с Национальной иранской нефтяной компанией (NIOC) рамочное соглашение, которое стало основой для контракта на разработку этого месторождения в форме «нового нефтяного контракт Ирана» (IPC).

Что же так обидело Нью-Дели по месторождению Фарзад-Б? Месторождение открыл в 2008 г консорциум из 3 индийских компаний — ONGC VideshOil India и Indian Oil. Его запасы оцениваются от 12,8 до 21,7 трлн куб. футов, из которых примерно 60% считаются извлекаемыми.

Из-за санкций против Ирана проект был приостановлен на 7 лет и переговоры по нему велись на протяжении последних двух лет. Министр нефти Ирана Б.Н.Зангане неоднократно критиковал ценовые предложения ONGC Videsh , как  экономически нецелесообразные.

В мае прошлого года завершение работы над коммерческим контрактом по Фарзаду-Б было одобрено во время визита премьер-министра Н.Моди в Тегеран. Тогда же было объявлено о решении Индии — удвоить объемы поставок иранской нефти, инвестировать  $20 млрд в развитие порта Чабахар, который соединит Индию с Центральной Азией и Афганистаном, в обход Пакистана.

Теперь же индийская сторона заявила о неблагодарности Ирана за ее поддержку в период санкций в т.ч. закупками иранской нефти. А спикер энергетической комиссии Меджлиса Асадулла Гарехани указал на 30% потери, которые нес Иран из-за расчетов за свою нефть в девальвированных рупиях и отсутствии у Нью-Дели преференций на разработку Фарзад-Б после работ по обследованию месторождения. В этой связи Миннефти ИРИ начало переговоры с российскими и другими компаниями по инвестициям в этот проект[v].

Отдельно стоит отметить, что, несмотря на регулярные выплаты Индией своего долга ИРИ, он по-прежнему составляет значительную сумму. Год назад Нью-Дели был должен NIOC $6,4 млрд. Этот долг был распределен между индийскими компаниями следующим образом: Essar Oil — $3,1 млрд, Mangalore Refinery and Petrochemicals Ltd­ — $2,8 млрд и Indian Oil Corp — $500 млн.

Таким образом, на имевшееся сотрудничество Индии и Ирана в этой области оказали влияние подписанные Москвой и Тегеран в июне «на полях» ПМЭФ в Санкт-Петербурге  документы. С большой долей вероятности они являлись результатом договоренностей двух президентов после визита Х.Роухани в Москву в марте с.г. По словам Б.Н.Зангане, Иран и Россия подписали семь меморандумов о взаимопонимании на нефтяных месторождениях и 3 меморандума на газовых месторождениях[vi]. А его заместитель Амир Заманиниа сообщил, что проектами Фарзад-А и Фарзад-Б, а также Киш интересуется «Роснефть[vii]». Хотя официального комментария российских чиновников не последовало[viii], но в конце августа мы стали свидетелями другого знакового события — госкомпания «Роснефть» закрыла стратегическую сделку по приобретению 49,13% акций индийской компании Essar Oil Limited (EOL). Одновременно о покупке 49,13% EOL объявил консорциум международных инвесторов, в который входят Trafigura и UCP.

Этот контракт был подписан в октябре прошлого года в ходе саммита БРИКС в Нью-Дели в присутствии российского и индийского президентов. Он   стал закономерным итогом борьбы за EOL[ix] между Saudi Aramko и «Роснефтью» и обошлась последней в $12,9 млрд. при начальной цене в $5млрд.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин, по завершению этого поглощения десятой доли индийского нефтяного рынка[x] заявил об открытии  «уникальных синергетических возможностей  для уже имеющихся активов «Роснефти», так и   перспективах для роста эффективности поставок на рынки других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, таких как Индонезия, Вьетнам, Филиппины, Австралия…»[xi] .

Другим исходом сделки стало обязательство «Роснефти» и аффилированных с ней структур  выплатить долг указанной компании и ряда банков Индии перед NIOC в размере $2,4 мдрд[xii].

Но ограничивается ли интерес Ирана только перспективой возврата этого долга? Что получит Тегеран от Москвы за уступку четверти своего объема экспорта нефти[xiii], который составлял для него индийский рынок?

На что рассчитывает Иран, когда заместитель министра нефти Хусейн Казния заявляет, что иностранные инвестиции в размере $50-80 млрд. будут направлены на энергетические проекты Ирана? А другой, упоминавшийся ранее заместитель Амир Заманиниа 24 августа утверждает, что «Роснефть» готова  участвовать с Ираном не только в своповых операциях с сырой нефтью, но и в разработке иранских месторождений нефти, включая Азадеган, Марун и Яран[xiv].

Косвенно об этом свидетельствует также агентство Platts: «Недавний акцент России на диверсификации своих экспортных рынков в Азии имеет согласованные планы многих стран региона по расширению мощностей по переработке, что отражается на растущем числе недавно согласованных совместных проектов»[xv]. На примере же выстраиваемых отношений с Ираном мы видим зарождение таких проектов. Помимо «Роснефти» в игру вступили и другие роскомпании: «Лукойл» – месторождения Мансури, Абе Тимур, Джангале Сардар, «Зарубежнефть» — Абан, Пайдаре Гарб,  «Газпром нефть» — Чашмее Хош, Шангуле, «Татнефть – Дехлоран.

Реанимирована программа «нефть в обмен на товары» весны 2014 г. Правда, речь теперь идет уже не о 500 тыс. баррелей в день, а об объеме в 100 тыс. баррелей и оплате иранской нефти  50% валютой и 50% товарами[xvi]. На какой рынок Россия направит этот маленький объем нефти ИРИ, который составляет только 3% ее поставок в Европу, это в данном случае непринципиально. Маршруты доставки российской нефти через Гибралтар и Босфор имеют дорогую логистику. Поэтому «Роснефть» может за счет нарождающегося механизма выйти на сотрудничество по совместному маркетингу с Ираном на нефтегазовом рынке Азии.

После введения санкций в отношении российских госкомпаний, Москва лишилась возможности привлекать западный капитал к разработке месторождений в отделенных районах Сибири и Арктики. И вынуждена была осуществлять разворот в сторону азиатского энергетического рынка. Экспорт нефти из РФ за последние 7 месяцев увеличился на  11%  в Китай, на 15% в Южную Корею  и на 5% в Японию.

Как пишет Э.О.Касаев: «“Роснефть” пыталась выстроить полномасштабный бизнес по торговле нефтью, но эти попытки были подорваны санкциями… Сейчас компания работает с такими сырьевыми трейдерами, как Trafigura и Glencore, …особенно активизировалась в поисках новых источников нефти, чтобы обеспечить требуемые объемы поставок на нефтеперерабатывающие заводы в Германии и недавно приобретенные индийские НПЗ»[xvii] .

То же в равной степени относится и к Ирану, у которого до сих пор остаются нереализованными контракты с западными инвесторами (Total, Airbus и т.д.). И это при том, что  действует Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Многие эксперты указывают на схожесть западных санкций, под которые попали иранские и российские  компании, в первой случае из-за ядерной программы, а во втором из-за воссоединения Крыма[xviii].

В условиях угрозы администрации Д.Трампа отказа от СВПД в отношении ИРИ, с большой долей вероятностью речь может идти о масштабном взаимодействии России и Ирана по нефтегазовой тематике на среднесрочную перспективу. Предстоящий визит саудовского короля Сальмана в Москву, развитие катарского кризиса и ход действий на сирийском фронте будут главными обстоятельствами, от которых будет зависеть партнерство Ирана, России и КНР на этом направлении.

[i]http://economictimes.indiatimes.com/articleshow/60509545.cms?utm_source=contentofinterest&utm_medium=text&utm_campaign=cppst

[ii] http://www.trademap.org/Bilateral_TS.aspx?nvpm=1|699||364||27|||4|1|1|1|2|1|1|1|1

[iii] http://www.bp.com/content/dam/bp/en/corporate/pdf/energy-economics/statistical-review-2017/bp-statistical-review-of-world-energy-2017-full-report.pdf

[iv] Там же http://economictimes.indiatimes.com

[v] http://www.icana.ir/Fa/News/337369

[vi] /www.tasnimnews.com/fa/news/1396/03/17/1429902/

[vii]  http://tass.ru/tek/4481646

[viii]  Ранее в декабре 2015 президент «Роснефти»  в своего ходе визита в Иран заявлял о готовности инвестировать в добычу

[ix]  Essar Oil владеет вторым по величине в Индии частным нефтеперерабатывающим заводом (НПЗ, мощность — 20 млн т в год, 9% местного рынка.

[x]  Essar Oil владеет вторым по величине в Индии частным нефтеперерабатывающим заводом (НПЗ, мощность — 20 млн т в год, 9% местного рынка)

[xi] см. подробнее http://www.rbc.ru/business/15/10/2016/58024c079a794750d5d98fff

[xii] http://donya-e-eqtesad.com/news/1113512/

[xiii]  Согласно упоминавшемуся отчету BP http://www.bp.com/content/dam/bp/en/corporate/pdf добыча в Иране в 2016 г. выросла на 18% достигнув 4,6 млн. баррелей в день. При внутреннем потреблении в 1,8 млн. его экспортный потенциал составляет около 2,7 млн. баррелей в день.

[xiv]  http://old.alef.ir/vdcgnt9nqak9zt4.rpra.html?504451

[xv]https://www.platts.com/podcasts-detail/spotlight/2017/september/russia-asia-energy-ties-091317

[xvi] The Institute for Iran-Eurasia Studies см. http://www.iras.ir/fa/doc/note/3108

[xvii] http://www.iimes.ru/?p=33989

[xviii] https://www.peykeiran.com/Content.aspx?ID=126607

28.08MB | MySQL:62 | 0,594sec