Алжир эксплуатирует тему защиты рохинджа в Мьянме

Алжир не остался в стороне от прочих представителей мусульманских государств, подключившихся к защите единоверцев-рохинджа, которые, по их версии, подвергаются геноциду со стороны буддистов в Мьянме и местных силовиков.

С конца августа по сентябрь текущего года дипломатическое ведомство АНДР предприняло целый ряд демаршей, направив несколько нот протеста относительно положения мусульман в этой стране и призывая ООН и международное сообщество защитить их.

В частности, МИД Алжира выразил «серьезную озабоченность в связи с вооруженным насилием в отношении бирманских граждан мусульманского вероисповедания», призвав бирманское правительство «пролить свет на эти нарушения и выполнить обязанность по защите своих граждан рохинджа от ужасной отвратительной драмы, происходящей практически в закрытом режиме».

К слову сказать, представители алжирского МИД в данном случае совершили явную ошибку, поскольку абсолютное большинство рохинджа не имеют бирманского гражданства, поскольку власти считают их потомками незаконно въехавших в страну лиц после завершения Первой англо-бирманской войны (то есть после 1823 года).

Он же обращает внимание на то, что «они являются жертвами дискриминации во многих отношениях (принудительный труд, вымогательство, ограничение свободы передвижения, навязывание правил брака /то есть запреты на многоженство и принудительные свадьбы несовершеннолетних – авт./, конфискации земель и прочие несправедливости), а также имеют ограниченный доступ к образованию и другим услугам».

Также дипломатическое ведомство АНДР заявило о необходимости международному сообществу начать действовать в чрезвычайных ситуациях, в частности, в рамках Совета Безопасности ООН и Управления верховного Комиссара ООН по делам беженцев, «чтобы прекратить эскалацию насилия в отношении этой уязвимой группы населения и предотвратить гуманитарную драму, контуры которой вырисовываются с каждым днем все больше».

Правда, при этом представители МИД АНДР никак не отреагировали на массовые высылки властями Бангладеш тысяч беженцев- рохинджа со своей территории обратно в Мьянму, равно как и на незавидное положение последних в переполненных беженских лагерях, расположенных вдоль границы.

Аналогичным образом алжирские дипломаты «не видят» массовых нарушений в отношении более чем 250-тысячной общины рохинджа, проживающих в странах Аравийского полуострова, главным образом, в Саудовской Аравии, где они не только не получают гражданства и минимальных прав со стороны единоверцев, но и подвергаются многочисленным притеснениям.

Как бы там ни было, одновременно государственные и окологосударственные СМИ публикуют материалы, выставляющие представителей рохинджа «не завезенными британскими колонизаторами в первой половине XIX века бенгальскими гастарбайтерами из Бангладеш», а «коренными жителями северо-западной части Бирмы (Мьянмы), оставшимися под властью Рангуна (Янгона) после распада Британской колониальной империи и предоставления независимости входящим в нее территориям».

Согласно алжирским источникам, в результате произошедшей эскалации конфликта, начавшегося в 2012 году, погибло от 430 до более чем тысячи рохинджа, а свыше 300 тысяч представителей этой народности стали беженцами, бежавшими, главным образом, в Бангладеш.

В качестве доказательства «преступлений против мусульман» с бирманской стороны, а именно «этнических чисток», алжирские источники указывают события, имевшие место в поселке Су Сит Пьин в штате Ракхайн на северо-западе страны 25 августа.

Там, согласно данным алжирской стороны, и произошли «массовые убийства», начавшиеся с нападения на мечеть.

В них, кроме солдат национальной армии, по версии алжирских источников, якобы расстреливавших бегущих мусульман из пулеметов, в том числе с вертолетов, принимали активное участие представители гражданского населения, местные буддисты, которые, по версии выживших беженцев, рубили рохинджа мачете и даже сжигали их.

После этого участники карательной операции, согласно версии алжирских околоправительственных газет, сожгли дома мусульман, выжившие представители которых в течение 12 дней в самых сложных условиях, под дождем, по узким горным перевалам и густым джунглям, пересекли границу с Бангладеш.

При этом якобы не менее 100 беженцев погибли при переправе через пограничную реку Наф.

Между тем, алжирские источники признают, что «свидетельства рохинджа, равно как и утверждения другой стороны о якобы совершенных ими убийствах буддистского населения и своих же единоверцев, заподозренных в сотрудничестве с армией, трудно проверить, так как доступ в штат Ракхайн ограничен».

Между тем, даже окологосударственные СМИ АНДР признают, что этому нападению предшествовали скоординированные террористические вылазки в том же районе боевиков рохинджа на несколько полицейских участков, которые и спровоцировали в данном районе «волны репрессий».

Однако, согласно алжирским источникам, в Мьянме еще проживают около 700 тысяч представителей рохинджа, «нуждающиеся в защите».

В этой связи алжирский МИД готовит специальное обращение к «лидеру Бирмы, лауреату Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи», чтобы вынудить ее «навести элементарный порядок в отношении собственных граждан мусульманского исповедания», хотя даже представители ООН выражали сомнения в том, что она в состоянии это реально сделать.

Правда, алжирские дипломаты снова «не видят» того, что «карательная операция» проводится лишь против представителей рохинджа, тогда как прочие мусульмане (их, по разным данным, в стране проживает свыше трех миллионов), не только не подвергаются подобному давлению, но и выражают полное одобрение действиям официальных властей в их стремлении «победить терроризм и джихадистов из «Армии спасения рохинджа Аракана» (ARSA)».

Следует заметить, что пока официальный Янгон «не заметил» подобных дипломатических выпадов, считая происходящее сугубо своим внутренним делом.

Тем более, что алжирские власти, равно как и правительства прочих мусульманских стран не замечали следующего факта: «вытеснение» представителей рохинджа из Мьянмы наблюдается далеко не первый год. В частности, серьезная вспышка эскалации наблюдалась там еще в 2012 году, после которой и образовались за рубежом, в том числе на Аравийском полуострове, многочисленные беженские диаспоры рохинджа, положение которых там почти не отличается от наблюдаемого на территории Мьянмы.

Тем не менее, ни Алжир, ни другие государства исламского мира не проявляли к этому вопросу серьезного внимания.

Между тем, как представляется, руководство АНДР не станет идти на серьезную конфронтацию с властями Мьянмы и ограничится лишь дипломатическими демаршами, с целью пропиарить себя в качестве «защитников мусульман».

Такой подход во многом обусловлен согласно источникам в алжирском МИДе, нежеланием провоцировать недовольство с главным торговым партнером – Китаем, который, по данным дипломатов АНДР, рассматривает Мьянму не только в качестве важнейшего союзника и как важнейшую «опорную точку» на выходе в Индийский океан, но и как серьезный сырьевой резервуар (в частности, по энергоресурсам).

Эта осторожность дополнительно диктуется теми соображениями, что Поднебесная может стать важным инвестором с алжирскую энергетическую отрасль.

Вероятно, те же самые соображения удерживают руководство АНДР от любых заявлений в отношении Китая и положения мусульман в Синцзян-Уйгурском автономном районе, даже когда на это обращали повышенное внимание власти Турции и других мусульманских государств.

28.74MB | MySQL:64 | 0,546sec