К ситуации в зоне палестино-израильского конфликта

Вопреки эйфории, вызванной уходом Израиля из сектора Газа, в действительности перспективы дальнейшего продвижения палестино-израильского урегулирования представляются мало обнадеживающими. Нарастание новой волны крайне противоречивых внутриполитических процессов как в Израиле, так и в ПНА, во все большей мере превращающихся в фактор жесткости исходных позиций сторон по вопросам окончательного статуса палестинских территорий, скорее всего, сделают любые новые серьезные подвижки в этом направлении практически невозможными.

Ликвидация израильских поселений в секторе Газа — на фоне и без того существенного роста антипалестинских настроений в израильском общественном мнении, сопровождающего «интифаду Аль-Акса», — стимулировала динамику политизации поселенческого движения и более глубокий раскол в условно «правовом» лагере. На Западном берегу и в секторе Газа общая радикализация настроений «палестинской улицы», порожденная продолжающейся уже пятый год конфронтацией, наряду с планомерным разрушением под ударами израильской армии структур ПНА привели, особенно с кончиной Я. Арафата, к почти полной потере управляемости территорий и нарастанию вакуума политической власти. При этом продолжающие набирать силу протестные настроения по обе стороны баррикад во все большей мере обращаются против существующих здесь политических институтов власти.

Если ликвидация всего лишь 21 поселения и эвакуация восьми с половиной тысяч поселенцев из сектора Газа вызвала ожесточенное сопротивление решению правительства А. Шарона, то можно представить, какую бурную реакцию может вызвать любое новое предложение правительства по демонтажу блоков поселенчества на Западном берегу, где проживает около 250 тыс. человек. Как показывает практика, дальнейшая политизация поселенческого движения, наиболее сплоченного и идеологически мотивированного объединения, способна превратить его в непропорционально его численности мощную и активную политическую силу, готовую – в случае необходимости – выступить даже против существующего политического истэблишмента Израиля. При этом не следует забывать, что практически вся взрослая часть поселенцев вооружена, по меньшей мере, легким стрелковым оружием и в той или иной части имеет опыт службы в боевых частях израильской армии, не говоря уже о постоянных стычках с палестинцами на территориях. Кроме того, поселенчество располагает значительным числом симпатизирующих их убеждениям и идеологии как внутри Израиля, так и в еврейской общине США. Это позволяет им при необходимости мобилизовать значительные политические и материальные ресурсы внутри страны, равно как и за ее пределами. Не считаться с этим не сможет ни одно правительство Израиля. А игнорирование его интересов станет началом конца любого политического лидера Израиля. Именно этим продиктованы все последние заявления А. Шарона и заверения в отсутствии планов новых «отступлений» на Западном берегу.

Учитывая полное бессилие и разброд и шатание, царящие в так называемом «левом» лагере политических сил во главе с постоянным «неудачником» Ш. Пересом (а других фигур здесь не просматривается), будущее политическое Израиля на длительный период времени будет отныне связано с динамикой развития событий на «правом» фланге — борьбой за наследство «правых» партий и, прежде всего блока «Ликуд», который скорее всего ожидают многочисленные расколы, сливания и переливания, связанные с неминуемым уходом стареющего А. Шарона и попытками амбициозного Б. Нетаньяху перехватить бразды лидерства. Очевидно, что приближающаяся эпоха политического безвременья в Израиле (либо как крайний, но все же маловероятный вариант – установление жесткой военной диктатуры) вряд ли позволит какие-либо новые, тем более болезненные компромиссы во взаимоотношениях с палестинцами.

Вне всякого сомнения, «козырь» сопротивления поселенческого движения будет разыгрываться Израилем и в качестве дополнительного аргумента против внешнего давления и тем более – в качестве противовеса ускоренной реализации плана «дорожная карта».

Почти схожая, если не хуже, ситуация характеризует положение дел на палестинских территориях. Несмотря на все попытки Палестинской администрации во главе с М. Аббасом, ей пока не удается восстановить порядок и управляемость подконтрольных районов. Ослабленной длительной и изнуряющей конфронтацией с Израилем, ей помимо острейшего дефицита материальных, людских, кадровых и моральных ресурсов не хватает еще и «харизмы» Я. Арафата. Как бы ни критиковали последнего, какие бы обвинения не выдвигались против него – в коррупции, авторитаризме, интриганстве и т.д. и т.п. – ему удавалось только ему ведомыми методами и путями удерживать как единое целое бурлящую различными политическими страстями палестинскую «улицу». Он был символом палестинского национализма, «скрепой» единства политически многоцветного спектра политических сил – от умеренных до радикалов. Его кончина спровоцировала выход наружу всех тех противоречий, которые раздирали палестинцев. Началась борьба за его наследство. Но не за те якобы имеющиеся миллиарды долларов, которыми он распоряжался, а за политическую власть на палестинских территориях. Ибо «центр тяжести» внешнеполитической и внутриполитической палестинской борьбы уже давно переместился на палестинские территории, где системно-образующим элементом стала власть Палестинской Национальной Администрации, а не Организации Освобождения Палестины, которая уже давно утратила свои первоначальные место и роль.

Никто из теперешнего руководства – ни соратники из числа «старой гвардии», ни лидеры «молодого» поколения – не в состоянии заменить Арафата. Что еще в большей степени ослабляет нынешнее палестинское руководство – это стремительная «эрозия» движения ФАТХ. Собственно говоря, это движение всегда представляло достаточно аморфное и рыхлое объединение с достаточно расплывчатой идеологической концепцией. ФАТХ всегда существовал и действовал как широкий фронт палестинских националистов, объединенных общей идеей освобождения оккупированных территорий и создания светского палестинского государства. Несомненно, роль и место Я. Арафата во главе Исполкома ООП во многом определяли статус движения в общей иерархии палестинских политических партий и движений, что стимулировало приток кадров в движение, в т.ч. и по корыстным мотивам (политическая карьера, наличие материальных ресурсов и прочее). Благодаря Я.Арафату ФАТХ занял доминирующие позиции в ООП и в новых структурах ПНА, что способствовало постепенной его трансформации в политическую партию. Конечно, практика непосредственного управления палестинскими территориями в рамках ПНА порождала различные протестные течения внутри движения. Однако Арафату удавалось их сглаживать, умело маневрируя между «старой гвардией» и «молодыми выдвиженцами», так называемыми «внешними» и «внутренними» кадрами. Все это «подмывало» базовые опоры движения, но не настолько, чтобы создавать угрозу его внутреннему единству. Отчасти этому способствовало и противостояние исламистам, прежде всего, ХАМАС.

Начало «интифады Аль-Акса» укрепило внутреннюю монолитность движения. Однако с течением времени и по мере того, ПНА под ударами израильской армии теряла основные рычаги управления и начала испытывать возрастающий дефицит материальных ресурсов, движение все больше становилось дефрагментированным. Его отдельные группировки в отрезанных от основных центров власти (в том числе и личного присутствия Арафата, как это произошло с сектором Газа, после его фактического блокирования в Рамалле) все чаще стали проявлять не просто самостоятельность, но самостийность. Власть на местах все дольше стали забирать в свои руки местные «полевые командиры», устанавливающие свои порядки вплоть до налогов и поборов с уменьшающихся доходов зажиточной части палестинского общества. При этом вооруженное сопротивление порождало не только стловые акции со стороны израильских военных, но и своего рода противоборство в «активности» с «конкурирующими» политическими силами – теми же исламистами.

Естественно, что пока был жив Арафат, его непререкаемый авторитет позволял сохранять в целом контроль над уже действующими во многом по своему усмотрению группировками ФАТХ. С его смертью это стало практически невозможным. Ослабленное длительным противостоянием палестинское руководство не в состоянии восстановить полностью управление над этими группами. Не говоря уже о расхождениях принципиального характера, выявившихся внутри движения и касающиеся проводимого теперешним главой ПНА М. Аббасом курса на «успокоение» ситуации, несомненно, определенную роль играют и соображения личного порядка. А именно стремление быть инкорпорированным во власть. Однако выполнить эти требования для власти в полном объеме не представляется возможным. Отсюда протестные движения со стороны отдельных групп «фатховцев», их неподчинение, столкновения и стычки с полицией, службами безопасности, налеты и даже убийства отдельных представителей власти (например, как в случае с родственником Я. Арафата Мусой Арафат в ночь с 6-го на 7 сентября). Началу созданию «Комитетов народного сопротивления», взявших на себя ответственность за «казнь» Мусы Арафата, – было положено отколовшейся в самом начале «интифады Аль-Акса» группы «фатховцев» из Хан-Юниса и Рафаха, к которым впоследствии примкнули отдельные члены других организаций, в т.ч. ХАМАС, Народного фронта и т.д.)

На сегодняшний день результатом стал фактический распад движения ФАТХ как единого целого. Перспектива его воссоздания – призрачна и вряд ли возможна. Нельзя исключать, что часть группировок попытается либо тем или иным способом инкорпорироваться во властные структуры, либо будет ориентироваться на отдельные политические силы. Пример последнего – сообщение о формировании «вооруженных сил» ФАТХ в секторе Газа (по оценкам, численность около 3 тыс.ч.), инициированного базирующимся в штаб-квартире ООП в Тунисе членом Исполкома организации Ф. Каддуми

Парадоксальным результатом длительной палестино-израильской конфронтации, несмотря на многочисленные потери, стало всестороннее укрепление исламистов, в первую очередь, — движения ХАМАС, особенно, в секторе Газа, где их позиции всегда были сильнее, чем на Западном берегу. Четко структурированное, гораздо более идеологически мотивированное, чем все остальные партии и течения, движение ХАМАС не только смогло сохранить и пополнить свои «боевые» ряды, но и приобрести еще большую популярность, по крайней мере, в секторе Газа. Попытки руководства ПНА ослабить их позиции, переиграть ХАМАС и «Исламский джихад», в том числе путем переноса парламентских выборов с августа нынешнего года на январь 2006г., что в случае их проведения, вне всякого сомнения, давало бы преимущества последним, вряд смогут переломить общую тенденцию восхождения исламистов к власти на палестинских территориях, особенно в секторе Газа. Представляется, что это теперь лишь вопрос времени. Недавнее обнародование движением ХАМАС имен «полевых командиров» организованных силовых структур в секторе Газа – не что иное, как объявление параллельной (альтернативной) ПНА инфрастуктуры власти и серьезная заявка на ее взятие в свои руки на этой части палестинских территорий. Об этом свидетельствуют и новые моменты взаимодействия исламистов с ПНА, в частности, в частности, их готовность участвовать в парламентских выборах. Учитывая их успех на муниципальных выборах весной этого года, можно с уверенностью предположить, что значительная часть депутатских мандатов в Законодательном Совете перейдет именно к представителям ХАМАС и «Исламского джихада».

Таким образом, палестинцам, как и израильтянам, по всей видимости, предстоит достаточно длительный и болезненный период трансформации существующих внутриполитических структур. Характер движущих сил прогнозируемых процессов и ожесточенность предстоящей политической битвы за власть по обе стороны, несомненно, напрямую отразится на взаимоотношениях между ними. В этой ситуации ожидать какого-либо нового прорыва или хотя бы существенных подвижек в мирном процессе на палестинском направлении, мягко говоря, непродуктивно. Более того, не исключено, что те или иные силы, участвующие в этой внутренней борьбе за передел политической власти предпримут попытки использовать «образ внешнего врага». А, следовательно, новый виток палестино-израильского противостояния, который явится фактически третье по счету «интифадой», вполне вероятен. При чем уже в 2006г.

34.71MB | MySQL:67 | 0,718sec