Американские эксперты о политической ситуации в Пакистане

Американские эксперты отмечают, что в Пакистане сейчас явно обозначилась тенденция по снижению роли армии в пользу усиления именно гражданского сегмента пакистанской политики. В качестве доказательства такой тенденции американцы указывают на отказ избирательной комиссии зарегистрировать в качестве политической партии недавно сформированную мусульманскую лигу Милли, являющуюся фактически политическим крылом известной террористической организации «Лашкар е-Тойба», которая известна своими атаками индийских целей, в том числе и резонансным нападением на Мумбаи в 2008 году. Отметим, что эта группа в общем-то находится под плотной опекой пакистанских военных, и попытка ввести в юридически-легитимный  оборот страны политический формат этой группировки расценивалось многими политологами как четкий ответ пакистанской армии на попытки Вашингтона усилить взаимодействие с Нью-Дели по вопросу более активного участия Индии в афганском конфликте. Отметим, что в данном случае отказ избирательной комиссии зарегистрировать Милли к качестве политической партии имеет под собой не только традиционное противостояние в политической сфере гражданских и военных. Фактическая легитимизация «Лашкар е-Тойбы» безусловно несла репутиционные риски для самого Исламабада, поскольку она входит во все международные списки и реестры террористических организации, в том числе и в ООН. Вхождение фактически подконтрольной военным группировки в политическую жизнь страны (и прежде всего, в Кашмире, где она пользуется наибольшей популярностью среди населения) означало не только усиление роли армии в пакистанской политической жизни, но и начало жесткой конкуренции на площадке электоральной поддержки самой правящей сейчас в стране Пакистанской народной партии (ПНП), которая и так понесла определенные издержки в результате последнего по времени коррупционного скандала с бывшим премьером Навазом Шарифом. Кроме того, ряд влиятельных членов в руководстве  ПНП пребывают в уверенности, что  военные в той или иной степени способствовали недавней вынужденной отставке премьера Наваза Шарифа в результате организации утечки в СМИ ряда материалов о его коррупционных преступлениях.  И поэтому любые попытки усиления военного крыла в политической жизни страны ими рассматривается как желание со стороны военных взять некий реванш. Но основным моментом, который, по нашей оценке, повлиял на решение избирательной комиссии, стало фактическое дезавуирование Нью-Дели самой перспективы направления своих вооруженных сил в Афганистан. Об этом Индия очень четко проинформировала по различным каналам и Исламабад, и Вашингтон, и остальных основных участников, вовлеченных в афганское конфликт. Собственно явное представительство откровенно антииндийских сил в официальной политической жизни страны   рассматривалось Пакистаном как один из основных механизмов сдерживания Индии именно от такого сценария своих действий. И аннулирование регистрации Милли в данном случае надо расценивать, помимо прочего, как сигнал со стороны Исламабада в адрес Нью-Дели об удовлетворении таким  решением руководства Индии. Все это естественно не отменяет общего напряжения в пакистано-индийских отношениях, а свидетельствует лишь только о том, что стороны благополучно стараются избежать его острой фазы. По крайней мере6 сейчас.

Вторым моментом, который, по оценке американских экспертов, свидетельствует о желании светской части пакистанской элиты усилить свои позиции во внешней политике страны является воссоздание полноценного поста министра иностранных дел. Наваз Шариф в период своего премьерства в большей степени полагался на консультации своего советника по иностранным делам. К тому же в блоке отношений с Индией большую роль играл и бывший начальник штаба армии, который явно занимался несвойственными своим прямым обязанностям функциями координатора внешнеполитических усилий Исламабада на этом направлении. При этом пакистанская армия традиционно выступает против полной нормализации двусторонних отношений с Нью-Дели. Особенно сейчас, когда у власти в Индии находится националистическая «Бхарата джаната парти». Вывод этого компонента своей внешней политики под кураторство чисто гражданского министра является еще одним сигналом Нью-Дели по вопросу желания Исламабада достичь с ней компромисса по вопросу, в том числе, и афганского конфликта.

В настоящее время в рамках сдерживания индийского присутствия в Афганистане пакистанская армия начала процесс силового обеспечения административного  слияния двух провинций страны: собственно «зоны племен» (FATA) и соседней провинции Хибер-Пактхунква. Делается это с целью снижения градуса вооруженного противостояния армии со стороны проиндийских и проафганских, в том числе,  группировок в этой провинции. Интересно, что в отдельную задачу перед военными поставлена и минимизация присутствия в этой провинции афганских сторонников «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), которые находится под контролем Катара. В качестве задачи-максимум в данном случае является и установление серьезного пограничного контроля над приграничными к Афганистану территориями, что помешает инфильтрации в Пакистан террористических групп. В случае успеха этой миссии, по оценке Исламабада, общая обстановка в приграничных к Афганистану зонах в значительной части стабилизируется. При этом, по оценкам американцев, такой ход Исламабада обусловлен крайним дефицитом  личного состава собственно самой пакистанской армии, которая не в состоянии сейчас серьезно демонстрировать свое присутствие на двух альтернативных участках — на границах Индии и Афганистана. Успокоение «зоны племен» таким образом позволит  пакистанскому военному руководству высвободить необходимое количество войск для концентрации их непосредственно на границах с Индией.  Все это говорит нам о том, что нынешние шаги Исламабада по видимому дистанцированию военных от внутренней и внешней политической жизни носят тактический, но не стратегический  характер. Сдерживание Индии от его активного участия в афганском конфликте в общем контексте регионального усиления Нью-Дели будет продолжаться и впредь с использованием всего комплекса мер военного и политического воздействия.

31.02MB | MySQL:67 | 0,708sec