Американские оценки и реальная ситуация в Сирии

Сирийское правительство не сможет одержать военную победу в гражданской войне, оно «почти сломлено». Такое мнение выразили пожелавшие остаться неназванными представители вашингтонской администрации на брифинге для журналистов. Слова сотрудников Белого дома приводит газета «Вашингтон пост». Они полагают, что Дамаск лишен людских ресурсов, во многом полагается на союзников. Американские должностные лица высокого ранга считают правительство САР серьезно ослабленным, сталкивающимся со значительными проблемами, включая потерю доходов от нефти, нанесение огромного ущерба инфраструктуре, усилившуюся зависимость от поставок продуктов питания и отрядов военнослужащих со стороны союзников, ослабление собственных ВС. Представители вашингтонской администрации считают, что «сирийский режим [президента Башара Асада] не располагает» необходимым ресурсом «для обеспечения устойчивого мира» в Сирии. «Они не богаты, у них нет избытка людских ресурсов, немного и других возможностей, а поводы для недовольства, если можно так выразиться, сейчас гораздо острее, чем в начале этого конфликта», — пояснили они. По версии администрации президента США Дональда Трампа, около 80% военнослужащих, поддерживающих Башара Асада, являются бойцами из ливанского шиитского движения «Хизбалла», иракских повстанческих формирований и Корпуса стражей исламской революции (КСИР, но их в Сирии мало). Когда правительственная армия начинает наступление против оппозиционных сил, полагают американские должностные лица, она вынуждена оставлять позади плохо обученные и слабо вооруженные отряды. Они защищают уже освобожденные территории, что делает их уязвимым для нападения повстанческих сил. Сотрудники Белого дома считают, что сирийские силы вряд ли смогут удерживать районы, находящиеся в данный момент под контролем оппозиционных сил или сирийских курдов, даже если они смогут их вернуть. «Сирийское государство — это просто тень самого себя», — утверждают в вашингтонской администрации. Асад «хочет политического процесса, который даст ему скоропалительный политический результат», полагают там. В Белом доме рассказали, что американские военачальники планируют расширить военное присутствие в Северной Сирии, что, по мнению представителей администрации, приведет к уступкам со стороны Дамаска за столом переговоров. Должностные лица отказались предоставить подробную информацию об этом. Вот пока такие оценки господствуют в американской администрации, интересам России в Сирии мало чего угрожает. Мы имеем ввиду, со стороны Вашингтона. Очень сложно представить себе более оторванное от реальности представление ситуации по одному из важнейших направлений внешней политики США на ближневосточном направлении. Последние по времени заявления представителей Пентагона о том, что именно «американские военные внесли основной вклад в дело разгрома ИГ в Сирии» в этой связи видимо надо рассматривать не как «фигуру речи» в развернутой пропагандистской кампании, а как реальное убеждение в истинности такого тезиса. Тем хуже для администрации США, которая и так уже благодаря лоббистской деятельности зятя президента Д.Трампа Дж.Кушнера ввергает Вашингтон в очередной дипломатический кризис в связи с решением о переносе посольства США из Телль-Авива в Иерусалим. При этом Госдепартамент США придерживается видимо иного мнения. Но, к счастью для Москвы, его мало кто в Белом доме слушает. США поддерживают участие президента Сирии Башара Асада в межсирийских переговорах, пока он остается у власти. Об этом заявил в среду на брифинге в НАТО госсекретарь США Рекс Тиллерсон. «Мы считаем важным, чтобы Асад был напрямую вовлечен в эти переговоры, пока он является лидером этого режима. За русскими остается [задача] усадить его за стол переговоров», — сказал госсекретарь США, отвечая на вопросы по Сирии. В этой связи непонятно, зачем разговаривать с «почти сломленным» режимом? Вопрос в данном случае в ином. Уход сирийской правительственной делегации с восьмого раунда переговоров в Женеве и жесткая реакция Дамаска и Москвы на ультимативные требования «объединенной делегации оппозиции» в отношении немедленного ухода Б.Асада как основного условия начала переговорного процесса вынуждают американцев маневрировать. Им, повторим, предельно важно сейчас активизировать женевский формат и сделать его единственным для ведения всех консультаций по выходу из сирийского кризиса. А вот Москве это совершенно не нужно. По этой причине, чем больше будут «дурить» сирийские оппозиционеры, тем лучше для российских интересов. И для того, чтобы эту тенденцию закрепить, было бы важно выдвинуть соответствующее условие для любого дальнейшего продолжения переговоров в Женеве: публичный отказ оппозиции от требования немедленного ухода Б.Асада и признание его в качестве партнера межсирийского урегулирования. В любом случае выгода будет для интересов Москвы. В первом случае — официальное признание президента Б.Асада как участника межсирийского урегулирования. Во втором — затяжка женевского формата с автоматическим началом центробежного кризиса внутри «эр-риядской» делегации оппозиции.
Теперь пройдемся по основным пунктам тех причин, на основании которых американская администрация делает выводы о слабости режима Б.Асада. Это, во-первых, дефицит личного состава правительственной армии, что не дает возможности сирийскому режиму в достаточно степени контролировать ситуацию в тылу. При этом пропорция в пользу иранских, ливанских и иракских сил (80 процентов) в составе сирийском армии является безусловно избыточной. Ее следует оценивать в 50-60 процентов. Это чисто количественная оценка без учета степени боеготовности. Но с этим компонентом и у противников режима не все очень хорошо. И при этом формируются новые части регулярной армии и отряды национальной шиитской милиции. Отметим при этом, что такая ситуация уже позволила вывести часть ливанской «Хизбаллы» или перебазировать ее в район ливано-сирийской границы. У оппозиции как раз эта пропорция присутствия иностранной составляющей в вооруженном сегменте действительно составляет те самые 80 процентов. Это особенно характерно для ИГ, в «Джебхат ан-Нусре» поменьше — около 60-70 процентов. Это свидетельствует как раз о решающем значение именно иностранцев и их спонсоров в нынешнем вроде бы внутрисирийском противостоянии. То есть реально влиять на ситуацию без этого компонента ни одна из сил не в состоянии, и это обстоятельство уравнивает их позиции по факту. Другой вопрос, что в случае с оппозицией мы имеем фактически разгром «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) и очень слабый с военной точки зрения личный состав фактически иррегулярных сил «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в России). Боеготовность последней напрямую зависит от размеров финансирования со стороны Саудовской Аравии. На стороне Дамаска — поддержка регулярной армии России, прежде всего ВКС и гораздо более эффективных в военном плане иранцев и ливанцев. Но основное в данном случае не в этом. Безопасность тылов и стабильность в общесирийском масштабе Дамаску будут гарантировать не количество солдат, а система локальных перемирий с местными суннитскими племенами и выстраивание на их основе новой системы баланса межконфессиональных интересов. Как раз то самое, что произошло уже на юге Сирии, в районе ливанской границы и что происходит сейчас восточнее и западнее Евфрата. И вот как раз этим компонентом своей политики на сирийском направлении американцы похвастаться не могут: их губит монопольная опора на курдов. Как мы и сообщали, это локальная и очень противоречивая с точки зрения одновременного налаживания контактов с арабами сила. И вот сейчас этот фактор начинает работать все больше не в пользу США, а вернее — обозначает тенденцию по сжиманию зоны их влияния на севере Сирии. Отсюда и попытки затянуть Б.Асада на переговоры в Женеве. Особо отметим, что с практически уничтоженным противником американцы никогда не стали бы разговаривать. Во-вторых, разрушенная инфраструктура и даже дефицит продовольствия является реальной, но не критической проблемой. Она решается как с помощью восстановления частного сельского хозяйства страны, так и с помощью гуманитарных интервенций. Стало ясным, почему курды из «Сил демократической Сирии» (СДС) так активно стремились поставить под свой контроль нефтяные месторождения восточнее Евфрата. В Белом доме свято уверовали, что Дамаск без них погибнет. К слову, сирийский режим уже давно получает основную часть топлива из Ирака. Но опять же не в этом дело: а кто сказал американцам, что курды будут продолжать удерживать контроль над ними? Очень сомнительно, что местные племенные милиции, которые сейчас заключили договор с Дамаском и Москвой, согласны на такой расклад сил. Курдам очень скоро придется уйти из районов своего нетрадиционного проживания. И вот в связи со сказанным получается, что «неназванных» источников в американской администрации надо гнать оттуда за полную некомпетентность. Это с точки зрения американских национальных интересов. А с точки зрения российских – надо их всячески лелеять.

21.84MB | MySQL:65 | 0,434sec