Турция в Европе — комментарий Фонда политических, экономических и социологических исследований (Анкара)

Первый визит президента Турции Р.Т.Эрдогана за последнее время в ЕС – во Францию, как одну из лидирующих стран этого наднационального объединения, и, самое главное его заметные экономические итоги, не мог не вызвать внимания со стороны Фонда политических, экономических и социологических исследований (SETAV), базирующегося в Анкаре.

Генеральный координатор Фонда в Стамбуле, Фахреттин Алтун, 8 января опубликовал статью в проправительственной газете Sabah под заголовком «Французские и германские шаги Турции». На фоне продолжающихся выяснений отношений между Турцией и США, турецко-европейские отношения ушли как бы на второй план. Однако, не стоит забывать про это одно из важнейших направлений турецкой внешней политики. Озвучим основные тезисы материала.

В анонс статьи вынесена мысль автора о том, что нормализация отношений – это ожидание, собственно, не только Турции. Необходимость выстраивания нового фундамента «здоровых отношений» — то, в чём отдают себе отчёт и страны ЕС, ведомые Германией.

Итак, в ходе первой неделе января (05.01) состоялся визит президента Турции Р.Т.Эрдогана во Францию. А днём позже (06.01) министр иностранных дел М.Чавушоглу встречался в Германии со своим коллегой. Собственно, такие шаги соответствовали прогнозу Фонда о том, что усилия Турции в ближайшей перспективе будут направлены на нормализацию своего европейского «фронта».

Как пишет Фахреттин Алтун, самым большим препятствием для нормализации со стороны европейцев являются те самые страхи, которые они сами и создали в медийном пространстве с целью решения своих внутриполитических проблем. «Политика страха» стала вспомогательным инструментом на фоне роста популярности правых движений и кризиса в доселе благополучных странах. В этом смысле одной из самых излюбленных мишеней стали «Турция, турки и Р.Т.Эрдоган».

Однако, «медийная реальность» не всегда в состоянии прикрыть политическую реальность или исказить её. Подход США, развитие ситуации на Ближнем Востоке, политика России и многие новые вводные, делают возврат к старой ситуации невероятным. В этой ситуации для нормализации отношений требуется перейти от иррационализма к рационализму, от идеализма к прагматизму.

Смысла к тому, чтобы в Турции сохранялся «Западный идеализм», по словам автора, больше не осталось. Выражаясь в терминах из арсенала семейной жизни, Турция не может продолжать свои отношения с Европой с «прежней страстью». Они будут строиться, исходя из перспективы общих выгод. С другой стороны, нет смысла и в том, чтобы смотреть на Турцию исходя из «иррациональной вражды к Эрдогану». Эрдоган, как подчеркивает автор – это один из краеугольных камней турецкой политико-социальной реальности и одна из самых больших «возможностей».

Поворотной точкой, по словам Фахреттина Алтуна, стал визит турецкого президента во Францию. Подписание турецко-французских сделок, в том числе между «Турецкими Авиалиниями» и компанией Airbus, турецкими компаниями ОПК Roketsan и Аselsan и французской Eurosam, проходило на фоне выражения уверенности в том, что Турция является незаменимым партнёром для Европы. В том числе с целью решения региональных кризисов. Визит М.Чавушоглу в Германию следует трактовать ровно с точно таких же позиций.

На фоне этого, как указывает эксперт фонда, не прекращается настойчивое желание некоторых европейских медиа в том, чтобы определять политику. В той же Европе, начиная с Германии и продолжая рядом других стран, против Турции есть серьёзное лобби, состоящее, в том числе, и из членов террористической организации Фетхуллаха Гюлена и Рабочей партии Курдистана. И это лобби серьёзным образом определяет медийные голоса в Европе. Как идеологически, так и экономически.

Впрочем, здесь, подчеркивает Фахреттин Алтун, следует проявить справедливость и указать на то, что французские медиа на протяжении долгого промежутка времени демонстрируют куда как более позитивный подход, чем их германские коллеги. В частности, их подход к визиту Эрдогана заключается в том, что он несёт большую важность с учётом того, что «Турция является одним из главных партнёров Франции в Сирии, Ираке, Палестине, борьбе с терроризмом, беженцами, а также в экономической сфере». Так, издания Le Monde, Le Echos, Le Point и Quest France подчёркивают важность продолжения диалога с Турцией. В противоположность этому, рупор Коммунистической партии, издание L’Humanite и правоцентристское издание L’Express продолжают «упорствовать в своей лжи» относительно «давления на курдов и задержанных представителей прессы» и формировать из Эрдогана образ врага.

Как бы то ни было, заключает автор, невзирая на все усилия по окружению и изоляции, Турция, под лидерством Эрдогана, продолжает извлекать для себя выгоду из существующих ниш, из новых сфер возможностей и расширяет сферу своего влияния. И это тот факт, против которого, как попросту говорится, «не попрёшь».

Добавим к точке зрения автора свои комментарии.

  1. Турция – член Таможенного союза с ЕС, важный рынок сбыта для европейской технологичной продукции, а также сборочный центр для их предприятий.
  2. Турция – важный логистический центр, что предполагает непрерывные многомиллиардные контракты на закупку как современных авиалайнеров, так и подвижного состава поездов (в первую очередь, скоростных – в рамках принятой программы развития скоростных линий ж/д в стране).
  3. Турция – страна, которая строит в настоящее время две атомные электростанции. И не будем обольщаться в отношении оборудования российской «Аккую» и японского «Синопа». Значительную их долю поставят именно европейцы и, в первую очередь, французы.

Даже этих изложенных выше обстоятельств достаточно для того, чтобы европейцы, имеющие миллиардные интересы в 80-ти миллионной Турции, вели себя по отношению к стране, по крайней мере на публике, «поучтивее».

Но вопрос заключается в том, что это меняет по существу политики европейцев по отношению к Турции на фоне роста правых движений и утраты страной своего прежнего имиджа «восходящей звезды региона и опоры Запада в регионе»?

Членом ЕС Турция не станет. Режима открытых дверей, в частности, облегченного визового режима для турок как не было, так и нет. Средства на беженцев по Брюссельскому соглашению поступают «скудным ручейком» на фоне миграционного удара, который приняла на себя страна. Обновление Таможенного соглашения с ЕС, с учётом большего учёта интересов турецкого бизнеса, пока не предвидится.

Хотя если под партнёрством понимать позицию европейцев «давайте мы продадим – а вы у нас купите», то в этом смысле взгляд на Турцию в среде европейского бизнеса более чем положительный. Однако, какое это отношение имеет непосредственно к политики, в частности, в регионе?

49.44MB | MySQL:112 | 0,860sec