Интрига вокруг президентских выборов в Алжире

До президентских выборов в Алжире остается год с небольшим (как ожидается, они пройдут в апреле 2019 года), но до сих пор точно неясно, кто на них будет выдвигаться от «партии власти».

Несмотря на то, что ранее некоторые проправительственные источники сообщали о подготовке к выдвижению на пост главы государства нынешнего президента Абдельазиза Бутефлики, далеко не факт, что это произойдет, и что он сможет принять в них участие по причине все более заметных проблем со здоровьем.

Так, например, из-за этого в течение марта – октября 2017 года он вообще не принимал иностранных коллег и прочих высокопоставленных зарубежных представителей.

При этом значительную часть своего рабочего времени в течение своего четвертого президентского срока он провел на обследовании и лечении в элитных французских клиниках.

И даже для самых проправительственно настроенных чиновников становится очевидным, что он уже не в состоянии эффективно выполнять свои функции, да еще в момент прогрессирующего экономико-финансового кризиса, когда от него требуется принятие соответствующих судьбоносных решений в интересах всей страны.

Таким образом, вопрос относительно его участия в предстоящих президентских выборах остается открытым.

Между тем, пока преждевременно утверждать о том, что он на них не пойдет – как известно, проблемы со здоровьем Бутефлика испытывал и перед выдвижением на четвертый президентский срок, что, однако, не помешало ему сделать это и выиграть выборы.

Разумеется, нельзя исключать, что тесно связанное с ним окружение выдвинет его на пост главы государства и в пятый раз, несмотря на то, что шансы продержаться на нем теперь представляются гораздо меньшими.

Впрочем, пока власти хранят относительно этого молчание, несмотря на то, что сохранение завесы тайны относительно намерений «партии власти» в первую очередь вредят самому алжирскому правящему режиму, нанося удар по экономике АНДР: в этих условиях растущей неопределенности рассчитывать всерьез на массовый приход иностранных инвесторов, способный поправить безотрадное положение страны, вряд ли приходится.

Разумеется, это создают проблемы и местной оппозиции, которая вынуждена пока молчать, ожидая хода представителей правящего режима, чтобы отреагировать на него соответствующим образом.

Однако вряд ли подобное положение следует рассматривать как стремление властей сбить с толку оппозиционеров, а скорее это является отражением растущих противоречий внутри правящего лагеря, который, судя по всему, не может договориться о выдвижении единого кандидата.

Что касается Бутефлики, то все большее число представителей правящего алжирского режима осознает опасность нового его выдвижения, поскольку замену ему возможно придется искать в любой момент со всеми вытекающими из этого неблагоприятными последствиями.

В этих условиях они указывают, что гораздо более оправданным было бы выдвижение единого кандидата от партии власти в лице нынешнего премьер-министра Ахмеда Уяхья, 65-летний возраст и серьезный управленческий опыт которого позволяет ему гораздо эффективнее выполнять президентские функции по сравнению с 80-летним болезненным Бутефликой.

К тому же он, будучи кабилом по национальности, он способен, по мнению ряда представителей правящего режима АНДР, «обуздать растущие сепаратистские тенденции берберов».

Однако против его кандидатуры решительно выступает «старая гвардия» из главной «партии власти» Фронт национального освобождения (ФНО), среди которых особенно заметны арабские националисты, и его нынешний лидер Джамель Ульд Аббес, справедливо опасаясь того, что в случае избрания на пост президента Уяхья оттеснит прежних сторонников Бутефлики от «кормушки» (то есть от контроля над и без того уменьшившимися денежными потоками страны).

Проблема состоит в том, что сами они пока кроме Бутефлики не могут предложить кандидатуру, которая бы их устраивала.

При этом лидеры ФНО, как бывшие, так и нынешний на эту роль явно не годятся ввиду того, что за время нахождения на посту генерального секретаря этой партии они дискредитировали себя непрекращающимися межпартийными склоками или не подходят к ней по причине преклонного возраста (тому же Джамелю Ульд Аббесу 83 года).

 

Что касается кандидатуры Уяхья, то он не скрывает наличия у него президентских амбиций и при этом открыто заявляет: «Я никогда не буду кандидатом от Бутефлики».

По сути, тем самым он подчеркивает, что не намерен давать каких бы то ни было гарантий для окружения последнего в случае своего выдвижения.

Соответственно, его противники из прорежимного лагеря пытаются упредить возможное выдвижение Уяхья, вбрасывая в СМИ материалы (достоверность их вызывает явные сомнения) о его возможных связях с коррупционерами.

В частности, появлялись утверждения о его «большой дружбе» с наживавшимся на энергетических сделках Шакиба Хелиля и представителями его окружения из бывшего руководства госкомпании Sonatrach, «непрозрачных» делах с бывшим министром промышленности и шахт АНДР Юсефом Юсфи.

Соответственно, проводятся параллели и со стремлением Уяхья провести приватизацию государственных предприятий, за что на него уже обрушивался Джамель Ульд Аббес.

Между тем, учитывая наличие таких настроений среди представителей алжирского правящего режима, логически было бы выдвинуть компромиссного, удовлетворяющего все «партии власти» ставленника (каким, фактически, и стал сам Бутефлика, выдвинувшись в 1999 г. как «умеренный» кандидат под лозунгом диалога с нерадикальными исламистами).

В числе таких фигур осторожно называются бывший и нынешний министры иностранных дел Рамтан Ламамра и Абделькадер Мессахель (оба имеют положительный бэк-граунд как искусные дипломаты, благодаря деятельности которых внешнеполитическая роль Алжира заметно повысилась в результате их успешных миротворческих усилий по урегулированию в Конго и эритрейско-эфиопского конфликта), бывший премьер-министр АНДР Али Бенфлис (способный привлечь умеренную часть оппозиции, выступая с лозунгами обновления правящего режима).

В «обойме» запасных кандидатов также называются бывшие премьер-министры Абдельмалек Селлаль и Абдельмаджид Теббун, имеющие образ «пострадавших» от окружения Бутефлики.

Первый имеет имидж «либерала», чьи установки по реформированию страны и в том числе отмены ущербного по отношению к иностранным инвесторам законодательства пришлись-де не ко двору «ретроградам от власти; второй получил особую известность как «борец против коррупционеров» после схватки с олигархатом и своего скандального увольнения в 2017 году.

Разумеется, полностью нельзя исключать и версию с появлением «малозасвеченного» прежде кандидата, однако, как представляется, она маловероятна в том числе в силу того, что у «партий власти» почти не остается время для ее должной раскрутки.

Что же касается сроков, когда представители правящего режима окончательно определятся и договорятся относительно своего ставленника, то, надо полагать, что это произойдет достаточно скоро и, скорее всего, еще до осени текущего года.

42.4MB | MySQL:92 | 0,934sec