О некоторых аспектах проекта железнодорожного сообщения Хайфа – Даммам

На протяжении, по крайней мере, последних 20 лет, хотя, разумеется, по сути, с момента своего возникновения, власти Израиля пытаются наладить отношения со своими арабскими соседями.  После того, как в результате мирных переговоров, таковые, де-факто состоялись с Египтом и Иорданией, основное внимание Израиля было переключено на страны-члены ССАГПЗ.  Большей частью, контакты эти, по понятным причинам носили и до сих пор носят неофициальный характер, тематика переговоров не раскрывается и лишь в последнее время, в связи с иранской экспансией, часть информации о таких контактах стала доступна. Из нее можно сделать вывод, что главной целью ведущихся переговоров является установление официальных дипломатических отношений между Израилем, ОАЭ, Кувейтом и Саудовской Аравией. А также о том, что связи, уже существующие между упомянутыми государствами, неофициально, достаточно развиты и варьируются от консультаций и обмена разведывательной информацией, до поставок различного оборудования и имущества, и оказания консалтинговых, финансовых и медицинских услуг.  Сотрудничество это с каждым днем становится все активнее.

По мнению ряда обозревателей, Израиль тем самым, добивается нескольких промежуточных целей. Одной из них, является установление наземного транспортного сообщения с соседними странами и с КСА.

Об одном из таких проектов упомянул министр транспорта Израиля, Исраэль Кац, имея ввиду план соединения железных дорог станы с иорданскими, и, через них, с саудовскими и, далее со странами Персидского залива. Эту идею, со слов И. Каца, поддерживают США.

Речь о проекте железной дороги шла на пресс-конференции с участием израильского министра в контексте того, что называется «Программа регионального мира». Согласно ей, грузы и пассажиры могут перемещаться из порта Хайфа в саудовский порт Даммам. Предложил эту инициативу Джейсон Гринблатт, спецпредставитель президента США на Ближнем Востоке. Транзитным пунктом на пути сообщения между Хайфой и Персидским заливом должна стать иорданский город Арбад.

Какие выгоды несет этот проект Израилю в случае его реализации?

Выход из региональной блокады

Начало железнодорожного сообщения в этом варианте не в полной мере, но существенно открывает Израиль для арабских стран, причем, стран наиболее развитых. Во-первых, транзитными перевозками, которые существенно сокращают, удешевляют и повышают безопасность товаров, пересекающих Аравийский полуостров, почти по прямой, вместо того, чтобы плыть вокруг него, минуя два «чок-пойнта», две узости: Суэцкий канал и Баб-эль Мандебский пролив.  Одна из которых в нынешних реалиях, в любой момент может оказаться закрытой в результате военных действий. А вторая – уязвима к техногенным авариям и террористическим атакам, при этом – путь через Суэц считается наиболее экономичным из Европы в Индийский океан. Во-вторых, неизбежным началом внутри регионального товарооборота, где израильские товары и технологии имеют все шансы оказаться востребованы на арабских рынках. Обратно, может поставляться та же нефть и нефтепродукты, и многочисленные товары из Юго-Восточной Азии и Китая, прежде так же плывшие в обход Аравии.

Перепрофилирование рынка перевозок

Спрямление маршрута за счет железнодорожного сообщения означает трансформацию Хайфы из второстепенного, с точки зрения мировой логистики, порта, в важный транзитный пункт, что означает его неминуемое расширение, строительство новых погрузочно-разгрузочных площадок, всей инфраструктурной обвязки.  Значение Хайфы и Даммама с точки зрения мировых транспортных перевозок резко возрастает. Это, кроме прочего означает создание весьма существенного общего экономического интереса между Израилем и Саудовской Аравией, такого, что создаст предпосылки для укрепления между ними политических отношений, вплоть до совместной оборонительной концепции. Не трудно догадаться, кто остается в проигрыше в результате этого проекта.

Это, прежде всего, Иран. Чье доминирование в зоне Ормуза подвергается новой дополнительной нагрузке. К числу сторонников ослабления позиций Ирана в Ормузе добавляется Израиль и его подлодки уже ходили в тот район. Это геополитические амбиции ОАЭ и Катара, чьи военные базы в районе Баб-эль Мандеба также во многом теряют смысл.

Геополитические последствия

Географическое положение Ближнего Востока таково, что проекты строительства железных дорог в регионе неизбежно «переворачивали все с ног на голову». Так было с германской железной дорогой Берлин – Стамбул – Дамаск – Багдад, которая должна была заканчиваться в Басре и приводила в бешенство отдельных политиков в Лондоне. Так будет и в случае реализации этого проекта. Ведь в зоне влияния этого проекта окажутся не только страны-члены ССАГПЗ, но и Ирак, обладающий и историческим опытом эксплуатации железных дорог и самими ими, не только действующими, но и развивающимися. Планы по соединению железных дорог Ирака и Кувейта означают потенциальное присоединение иракских дорог к трансаравийской ветке. А это, в свою очередь, приведет к изменению транспортных потоков между Ираком, Турцией и Иорданией. Последняя, кстати, в этом сценарии, теряет свое монопольное положение основного наземного коридора для Ирака.

Вообще, если исключить политику, фактор оккупации Палестины (который также в значительной степени блекнет при реализации этого проекта, сотни новых рабочих мест и кое-какой объем грузооборота, который может быть выделен Газе, значат очень и очень много для экономики палестинских территорий), то, получается, что подобный проект имеет сугубо положительное значение для всего Ближнего Востока. Из всех его резидентов негативное влияние в виде снижения платы за транзит через Суэц, испытает только Египет. Но он получает весьма солидную компенсацию от роста добычи газа на шельфе.

Новые рабочие места, укрепление региональных связей, экономические выгоды, снижение напряженности – это лишь малая толика тех выгод, которые сулит этот проект. К сожалению, сегодня число его противников, осознанно и по привычке, выступающих против него, велико. Но реализация его возможна и здесь вполне сможет сыграть фактор политической воли и договоренностей между двумя незаурядными политиками: Б.Нетаньяху и принцем Мухаммедом бен Сальманом. Анвара Садата когда-то проклинали и даже убили (в том числе) за Кемп-Дэвидские соглашения, но ныне он воспринимается как адекватный и мудрый лидер. Я.Арафат тоже нашел в себе силы пожать руку И.Рабину. Саудовских лидеров недолюбливают в арабском мире, и с этой точки зрения, репутация принца итак не безукоризненна.  Так что, мы бы не исключали такой возможности. Тем паче, что арабам уже пора выводить на авансцену свой проект, в противовес турецкому «неоосманизму» и персидскому «неосасанидзму», которые с неумолимостью паровых катков наступают на Ближний Восток. Слишком долго тянется палестинская эпопея и слишком многие на ней спекулируют, решая свои собственные вопросы, пока арабский мир погружается в хаос. Если Израиль способен протянуть ему руку помощи, то почему бы и нет? Правда и от самого Израиля этот шаг потребует немало политического мужества и отказа от былых стереотипов.

42.41MB | MySQL:92 | 1,081sec