Ливия: попытка ослабить Х.Хафтара через измену его сподвижников

В последние недели и месяцы фельмаршала Х.Хафтара пытаются ослабить переманиванием не только отдельных представителей его окружения, но и целых подразделений.

Это наглядно продемонстрировали измена его бывшего политического советника Мухаммеда Бюзье, ранее называемого как сторонниками, так и противниками Хафтара «темной лошадкой» (после целого ряда перехода на сторону его противников сподвижников фельдмаршала) и мятеж суданских наемников.

Так, в своем интервью лондонскому новостному сайту The New Arab 16 января Бюзье раскрыл не только причины своего бегства из Восточной Ливии, но и предоставил подробности как о действиях самого Хафтара, так и о том, как работает механизм его вооруженных сил.

В частности Бюзье объяснил, что основной целью фельдмаршала является получение власти любыми средствами, включая силу, которая служит его наиболее эффективным и успешным инструментом и он всегда говорил о том, что «будет единственным правителем Ливии».

Также по словам Бюзье, согласие Хафтара участвовать в выборах произошло по причине внешнего давления, однако в том случае, если выборы вообще состоятся, то будут основываться на двух основных установках: запугивании и помощи его египетского союзника.

При этом, как подчеркивает перебежчик, последние события в стране, связанные с обострением ситуации, могут привести к отказу Хафтара от выборов.

Это не в последнюю очередь связано, по мнению Бюзье, с растущим влиянием сыновей Хафтара на процесс принятия решений, которые иногда «обходят» при этом не только высокопоставленных лиц из его окружения, включая его зятя и управляющего его администрацией Оуна Фурджани, но и самого фельдмаршала. Подобная ситуация связана с отсутствием институциональной системы контроля, оставляющей власть в руках семьи Хафтара, что создает весьма негативное настроение среди его сторонников.

Однако, по мнению Бюзье, «Хафтар не имеет достаточных знаний и образования, что не позволяет ему эффективно управлять».

Далее по словам Бюзье, являются «правдивыми и основанными на фактах и документах обвинения Хафтара в связях с бывшим израильским разведчиком. Соответствующий подписанный контракт на сумму шесть миллионов долларов был опубликован на сайте Министерства юстиции США».

Впрочем, логика действий Хафтара со слов Бюзье достаточно странная: «Это должно было льстить лицам, принимающим решения в Вашингтоне, знающим, что связь с Израилем является ключом к поддержке США, и это ясно объясняет, почему он (Хафтар – авт.) никогда не упоминал о страданиях палестинцев в своих заявлениях».

Между тем, по словам перебежчика, Хафтар пытался привлечь для налаживания более тесных отношений с США и лоббирования своей кандидатуры в Конгрессе на роль лидера единой Ливии лоббиста Даниэля Фараки, с которым он тоже якобы заключил соответствующий контракт.

Как заявил Бюзье, данный факт «подтвердил сам подрядчик, написавший в твиттере еще 6 декабря, что он горд подписанием контракта с Хафтаром. Министерство юстиции США обязывает рекламные компании, которые получают деньги от неамериканских сторон, публиковать свои контракты в открытом доступе».

Кроме того, он обвинил силы Хафтара «в разграблении крупных сумм денег из Центрального банка Ливии в Бенгази», а на вопрос, почему представители его руководства, включая его главу Али Хабри, не сообщили об этом, он ответил, что «они предпочитают держать этот инцидент в тайне по соображениям безопасности».

При этом, по словам Бюзье, их сотрудничество с Хафтаром началось еще в 2013 году, когда он готовился к проведению операции «Достоинство» и ему было необходимо заручиться поддержкой Вашингтона.

Со слов Бюзье, именно он, имея серьезные связи среди лиц, принимающих решения в США, и обеспечил получение такой «поддержки его войне против «жесткого ислама», открыв линию связи с Госдепартаментом».

Он также добавил, что Хафтар попросил его подготовить исследование для создания некоммерческой организации, которая будет курировать войну с терроризмом в Ливии. Это исследование им было якобы направлено «американской общественности», что и позволило сформировать ее мнение в пользу фельдмаршала.

По словам Бюзье, при этом, «Будучи американским гражданином, я не мог по закону работать в ином военном учреждении, кроме американского, но я обещал Хафтару, что буду ему другом, когда он будет нуждаться во мне».

Впрочем, здесь наблюдается гипертрофированное стремление Бюзье продемонстрировать собственную значимость. В этой связи можно вспомнить, что сам Хафтар ранее особенно не скрывал факта своего сотрудничества с американскими спецслужбами в 1980-е гг. после бегства от Каддафи, и данные об этом можно почерпнуть из открытых источников.

Говоря о своей осведомленности в делах фельдмаршала, он указывает: «Затем я начал писать его выступления, устраивать интервью для прессы и работал над тем, чтобы военные операции проходили в политическом контексте, потому что любые военные действия должны иметь политическое прикрытие, иначе это будет подобно боксу в темной комнате, но вся моя работа была на добровольной основе, а не как классическая работа, за которую ни я, ни члены моей семьи не получали денег от Хафтара или других военных баронов в Ливии».

Более того – он якобы даже сам себе купил бронежилет и оплачивал сотовую связь, а также помогал раненым хафтаровцам и членам их семей, не имея никакой финансовой поддержки от фельдаршала. Тем самым Бюзье попытался оправдаться от обвинений в том, что «работал за деньги у фельдаршала, пока его не перекупили катарцы и турки», которые он назвал лживыми.

Что же касается причин бегства Бюзье, то оно произошло, по его словам, когда их мнения стали расходиться по «вопросу применении силы, поскольку он (Х.Хафтар – авт.) не знал никакой границы между властью и жестокостью, что в итоге приведет его к судьбе сербского военачальника Ратко Младича и сомалийского генерала Айдида. Тем более, что в восточной Ливии есть люди, полные решимости отстранить его от должности».

По его словам, это произойдет и «имя Хафтара войдет в ливийскую историю на фоне изображений разрушенного города Бенгази».

При этом сам М.Бюзье ясно дал понять в этом интервью, что в силу своей близости ко всем ливийским сторонам, он готов стать от имени «лиц, принимающих решения в США «мостом» между своей страной и Вашингтоном».

Одновременно, признав, что после бегства от Хафтара он появлялся в Триполи, перебежчик указал, что это не является свидетельством его поддержки Ф.Сараджа, а лишь «входит в сферу его компетенции как эксперта по нефти и не имеет никакого отношения к политике или триполитанскому правительству».

В этой связи возникает вопрос: являются ли действия Бюзье свидетельством перемены осторожного отношения США к ливийскому конфликту? Судя по всему, об этом с большей долей уверенности можно будет говорить уже в ближайшие полгода.

Как бы там ни было, создается впечатление, что определенные внутренние и внешние силы в Ливии работают по целенаправленному ослаблению Х.Хафтара «изнутри».

На эту мысль наводят и последние события в юго-восточной части страны, где 18 января подчиненная сыну Хафтара Халиду 106-я армейская бригада начала полномасштабную военную операцию в Эль-Куфре с громкоговорящим названием «Пустынная ярость».

По словам пресс-секретаря хафтаровской армии Ахмеда Мисмари, «Она направлена против преступных группировок, занимающихся похищениями и бандитизмом. Наши ВВС с авиабазы в Эль-Куфре (речь прежде всего идет о боевой авиации ОАЭ – авт.) атаковали банды и нанесли им огромный ущерб после того, как они убили шестерых и похитили одного бойца в оазисе Джагбуб из 106-й бригады. 18 января они подвергли штурмовке вооруженную колонну и уничтожили все машины банд и находящихся на них боевиков».

Также Мисмари сослался на командующего военной зоной Эль-Куфра сил Хафтара Мабрука Газви, заявив, что они направили патрули по всем направлениям, чтобы помешать каким бы то ни было перемещениям суданского Движения за справедливость и равенство, боевики которого мародерствуют в пустыне, а затем отступают на запад».

Неожиданный для хафтаровцев удар объясняется изменой прежних суданских союзников, а по сути, наемников, которые, судя по всему, были попросту «перекуплены» представителями одной из вовлеченных в ливийский конфликт сил, под которыми подозреваются катарские спецслужбы.

Вопрос, что может противопоставить Х.Хафтар такому вызову, когда многие его союзники начинают изменять ему, судя по всему, не без участия внешних сил. И от того, как быстро он найдет (или не найдет) соответствующее противоядие, во многом и будет зависеть его дальнейшая судьба.

39.84MB | MySQL:91 | 0,951sec