Обзор альманаха «Турция в 2017 году» издания Фонда политических, экономических и социологических исследований (Анкара). Часть 5

Продолжаем разбор упомянутого в заголовке Альманаха и, прежде всего, напомним, что в предыдущей части материала мы приступили к рассмотрению основных пунктов прошлогодней повестки главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП).

Напомним, что 48,6% голосов, набранных за «нет» на референдуме по конституционным поправкам, республиканцами были расценены как успех именно НРП, в условиях того, что националисты присоединились к правящей Партии справедливости и развития (ПСР), а лидеры прокурдской Партии демократии народов (ПДН) продолжали оставаться в заключении. То есть, на «бумаге» получается, что НРП буквально в одиночку дали неравный , но конкурентный бой президенту Р.Т.Эрдогану.

Таким образом, возникла идея о том, что после проигрыша референдума (который преподносится как заметная победа из серии «проиграна битва, но не проиграна война» – В.К.) этот же успех надо тиражировать на президентские выборы, что должно сделать кандидата от НРП президентом страны.

Констатируем, что с таких «заоблачных» позиций может выступать лишь человек, очень любящий свое кресло партийного лидера. В противном случае, он должен был бы срочно назначать партийные перевыборы в попытке переломить ситуацию, пока еще поезд не ушел.

Осознают это многие и в самой партии, которые в ответ на то, что лидер кемалистов увеличил партийный рейтинг с 25% до 30% (откуда взялась цифра – вопрос, поскольку на парламентских выборах 1 ноября 2015 года партия взяла 25,3% голосов – В.К.), напоминают о том, что для победы на президентских выборах, вообще-то, потребуется 50%+1 голос. А такого рейтинга у К.Кылычдароглу не было и не предвидится.

Заметным событием в 2017 году стал пешеходный тур под лозунгом «Справедливость», предпринятый лидером кемалистов К.Кылычдароглу из Анкары в Стамбул. Поход был приурочен к требованию освобождения депутата Меджлиса от кемалистов Эниса Бербероглу (арестованному в Стамбуле), занял 25 дней, в ходе которых К.Кылычдароглу было преодолено 423 километра пути.

От себя комментируем, что разумеется, к такому мероприятию было приковано внимание прессы (в первую очередь, конечно, оппозиционной, остальным большого дела не было – В.К.) и поклонников ЗОЖ. (здорового образа жизни – В.К.), присоединившихся  к лидеру кемалистов. Картинки были совершенно сюрреалистичные, напоминавшие отдельные эпизоды американского кинофильма «Форрест Гамп». Но в массе своей акция симпатий у турок не вызвала. Просто потому, что среднестатистический турецкий избиратель: а) не любит физкультуру, б) не является сторонником мирных форм протеста а-ля Ганди, в) напротив, готов к решительным действиям, которые легко перерастают в различные акции насилия. Соответственно, тот, кто мечется между тем, быть ему похожим на Ганди, позаимствовать тактику борьбу с Пиночетом у чилийских оппозиционеров или же поучиться на примере победившего во Франции Э.Макрона, сразу и автоматически лишается перспектив борьбы за первое место.

Впрочем, пешеходная попытка Кемаля Кылычдароглу привлечь внимание общественности ко «второму перевороту», совершенному в стране после введения полномасштабного режима чрезвычайного положения, как подчеркивает Альманах, не могла не быть положительно встречена на Западе, в частности, в изданиях Guardian и The New York Times.

На этом, если опустить ненужные подробности, описание успехов Народно-республиканской партии в 2017 году заканчивается и Альманах переходит к главному нынешнему партнеру ПСР на внутриполитической арене – Партии националистического движения (ПНД). Именно совместными усилиями ПСР и ПНД удалось провести через Меджлис пакет конституционных поправок и объявить всенародное голосование.

Однако, как указывает Альманах, националисты подошли к референдума в состоянии внутреннего раскола, когда внутрипартийная оппозиция даже создала платформу «Турецкие националисты говорят «Нет!»», что, впрочем, не привело к нужному результату. Ядро Партии националистического движения запустили «Да-компанию» под ярко выраженными националистическими лозунгами. Важным аргументом в пользу поддержать конституционные поправки стала необходимость борьбы с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена (который в качестве символа внешнего врага используется «в хвост и в гриву» ещё с декабря 2013 года – В.К.), возникновение неопределенности в стране, на фоне роста внешних и внутренних угроз.

Впрочем, как бы ни старались националисты, как указывает Альманах, согласно данным ряда источников, большинство националистов из числа сторонников ПНД сказало на референдуме «нет». Разумеется, лидер националистов Девлет Бахчели эту ситуацию опроверг. Что же до сотрудничества между ПСР и ПНД, то оно, разумеется, на совместном участии в референдуме не закончилось. ПНД выступило с рядом заявлений о необходимости снизить избирательный порог для прохождения в Меджлис. Согласно националистам он непропорционально высок – 10% (подобный запрос смотрится весьма естественно с тем учётом, что все последние годы националисты балансируют на его грани; а у правящей партии в этом смысле возникает две альтернативы – инициировать снижение планки или же «коварно откусить» от националистов места в парламенте, в случае их непрохожения, когда они разделятся пропорционально между преодолевшими избирательный барьер – В.К.).

39.83MB | MySQL:91 | 0,924sec