Сирия: что стоит за переброской курдского подкрепления в Африн

Не менее 500 вооруженных бойцов прибыли в район Африн, расположенный на северо-западе Сирии, на подкрепление курдским отрядам, противостоящим турецким силам. Об этом во вторник сообщил новостной портал «Шафак ньюс». По имеющейся информации, «более 500 бойцов прибыли в Африн для поддержки курдских военизированных формирований». К каким конкретно курдским отрядам относится прибывшее в этот регион подкрепление, не указывается. В конце января оппозиционная коалиция «Силы демократической Сирии» (СДС), которую поддерживают США, заявила о намерении направить подкрепление в район Африн, где турецкие вооруженные силы ведут военную операцию. По более заслуживающим доверия данным, что подтверждено собственно и видеосъемками, в Африн прибыло порядка 2000 бойцов. При этом совершенно точно, что они переброшены из района Манбиджа и Хасеке через подконтрольную сирийским правительственным силам территорию. При этом надо отметить, что колонна пришла организовано на автобусах и джипах. То есть они не испытывали никакого огневого прессинга по дороге и не боялись налетов турецкой авиации. По сведениям ряда экспертов, часть курдских отрядов представляют Рабочую партию Курдистана (РПК), и они прибыли из иракского города Синджар. В этой связи  напомним, что этот город является сейчас оплотом РПК на севере Ирака, и Анкара несколько раз в прошлом году шантажировала Багдад (или вернее, пыталась это делать) угрозой проведения операции в этом районе. Ситуацию совершенно четко разрешил Иран, который взял этот район под свою опеку. Причем решение об этом принимал лично командующий  специального подразделения «Кудс» иранского КСИР Касем Сулеймани, который курирует все операции по взаимодействию в РПК и снабжения ее отрядов оружием и боеприпасами. Тогда в рамках предотвращения турецкой агрессии в Синджар подошли отряды шиитской иракской милиции «Аль-Хашд аш-Шааби» и курдов-езидов. Сейчас совершенно очевидно, что иранцы, если не стоят за этой переброской, то точно против нее не возражали. Но мы более верим тем источникам, которые утверждают, что эта переброска курдского подкрепления стала совместной операцией иранской, российской и сирийской сторон в рамках ответа Анкаре на последний  по времени эпизод со сбитым  российским самолетом. Это косвенно подтверждается тем фактом, что по линии соприкосновения сирийских правительственных сил с административной границей Африна после эпизода с российским самолетом было дислоцировано несколько групп ПВО. Есть все основания полагать, что это российские «Панцири». Это фактически свело к нулю рейды турецкой авиации в самом Африне. Мы уже сообщали, что турецкие ВВС испытывают жесткий дефицит боеприпасов и топлива, и дополнительное давление в виде размещения «сирийских ПВО» сработал: турки бояться «ответки» в отношении своей авиации. И не сколько со стороны сирийских ПВО, сколько от ПЗРК курдов, которые, как утверждают эксперты, уже появились у них в достаточном количестве. Из этого следует несколько выводов.

  1. Трагедия с российским самолетом теперь совершенно точно связывается именно с участием протурецкой группировки, а никакой не «Джебхат ан-Нусрой» (запрещена в России). Последнее впрочем не означает, что ее стоит оставлять в покое, ее надо максимально добивать, поскольку она недоговороспособна по определению. Если «Джебхат ан-Нусра» начнет диалог с Дамаском, то она перестанет существовать в своем нынешнем качестве, что Саудовская Аравия, конечно, не допустит.
  2. Москва, Тегеран и Дамаск решили очень жестко ответить Анкаре в связи со сбитым российским самолетом и гибелью летчика. И, как следовало ожидать, это было сделано путем нарушения их нейтралитета в рамках турецкой военной операции в Африне. Подкрепления курдам перебрасывались через горные тропы из Алеппо и ранее, но это никак не афишировалось. Прибытие колонны в 2000 бойцов, да еще и с ПЗРК и противотанковыми комплексами — это уже демонстрация серьезного недовольства. И Анкара должна этот сигнал услышать. Вернее, она его уже услышала: отсюда и затишье в боевой активности, и усиление антиамериканской риторики, и заявление о том, что турки пойдут на Идлиб. Кульминацией этого пока скрытого противостояния и «борьбы нервов» будет намеченный очередной раунд переговоров в Астане. Насколько там будет серьезным представительство протурецких делегатов и каковы будут итоги консультаций — все это будет демонстрировать способность Турции работать по правилам, которые ей сейчас предлагаются партнерами по этому формату. И в первую очередь — готовы ли турки всерьез начать искоренение «Джебхат ан-Нусры» в Идлибе и кардинально влиять в нужном ключе на подконтрольные себе группы сопротивления. Другими словами, закончилась ли скрытое противостояние между Анкарой — с одной стороны, и Тегераном и Дамаском — с другой, которое мы наблюдали и которое старательно до сих пор скрывали и в Москве, и в Анкаре, и которое началось фактически после начала активной фазы наступления правительственных сил сил при содействии российских ВКС в Идлибе и Восточной Гуте.

Обратим внимание на еще одно сообщение. Курды из отрядов «Сил народной самообороны» (СНС) и Рабочей партии Курдистана применили в Африне газ против оппозиционной сирийскому правительству группировки Сирийская свободная армия (ССА), с которой турецкая армия проводит операцию «Оливковая ветвь». Об этом сообщило во вторник агентство Доган. По его данным, курды из СНС и РПК совершили нападение с применением отравляющего газа на позиции ССА в районе Шейх Хороз на севере Сирии. В результате атаки пострадали 20 человек, семь из которых находятся в критическом состоянии. По неподтвержденным данным, в ходе нападения был использован хлорин. В этой связи отметим, что сомневаемся в правдивости такого сообщения, но карт-бланш теперь у турок. Они вполне в состоянии устроить публичное освидетельствование пострадавших в присутствии сотрудников международной медицинской общественности и чиновников ООН, и тем самым серьезно осложнить жизнь не только курдам, но и их кураторам в лице США. Особенно на фоне последних по времени попыток США вновь оживить в ООН тему использования химоружия сирийскими правительственными силами. Но опять же выразим сомнение, что такой сценарий будет Анкарой реализован. И не из-за излишней любви к курдам, а в силу отсутствия самого факта.

43.41MB | MySQL:87 | 0,692sec