О докладе генерального секретаря ООН А.Гутерриша о нынешнем состоянии ИГ

Террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ), потерпела поражение на полях сражений и лишилась 90% источников финансирования, но по-прежнему представляет серьезную угрозу. Об этом говорится в новом докладе генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша, опубликованном на сайте организации во вторник. Административный глава всемирной организации призвал страны сохранять бдительность в борьбе с терроризмом, предупредив о потенциальном слиянии ИГ и сети «Аль-Каиды» (также запрещена в РФ) в некоторых регионах. «Несмотря на неудачи, которые терпит ИГ в последнее время, эта группа и ее филиалы по-прежнему представляют серьезную угрозу в разных районах мира», — написал Гутерриш. Он отметил, что за последние шесть месяцев группировка «понесла стратегические поражения в Ираке, Сирийской Арабской Республике и на юге Филиппин», в результате которых была «вынуждена оставить свои опорные пункты в городских районах и адаптироваться к изменившимся обстоятельствам». Генсек ООН высказал мнение, что ИГ «по-прежнему делает ставку на внешние теракты», отказавшись «от установки на захват и удержание территории». «На сегодняшний день в организационном отношении ИГ представляет собой глобальную сеть с плоской иерархией и ослабленным оперативным контролем над филиалами. Государства-члены [ООН] подчеркнули, что готовность некоторых членов сетей ИГ и «Аль-Каиды» поддерживать операции друг друга по-прежнему вызывает озабоченность, а потенциальное слияние двух сетей, по крайней мере в некоторых районах, представляет собой новую угрозу», — предупредил административный глава всемирной организации. Он предположил, что отказ ИГ от захвата новых территорий, а также ужесточение странами пограничного контроля повлечет за собой «уменьшение притока новобранцев и ограничит передвижение иностранных боевиков» между государствами. Как заявил генсек ООН, террористы уже практически не едут в Ирак и Сирию, кроме того, государства «отмечают лишь единичные случаи вербовки новых боевиков». По его мнению, в дальнейшем группировка «будет делать ставку на более компактные и более мотивированные группы, готовые воевать или совершать теракты». Гутерриш также констатировал «распад созданной ядром ИГ глобальной пропагандистской машины», который характеризуется в том числе «ухудшением качества материалов», а также снижением регулярности и масштабов их распространения. Тем не менее, отметил он, члены группировки по-прежнему «умело используют» социальные сети, защищенные средства коммуникации и другие современные технологии «для связи друг с другом, координации действий и пособничества в совершении терактов». Теракты в Европе будут продолжаться с разной степенью интенсивности, но ИГ в данном случае имеет малое влияние на этот процесс. В данном случае причины надо искать в общем тренде дефицита  у подавляющей части пришлых мусульман чувства национальной самоидентификации в чужой им цивилизационной системе, а вывеска в данном случае дело вторичное.

В этой связи отметим несколько принципиальных моментов.

  1. ООН фактически признало, что ликвидация именно контроля сторонниками ИГ над нефтяными полями стала главной причиной потери их финансовой самодостаточности, и привела к минимизации их влияния. Этот процесс совершенно однозначно начала Россия в Сирии, и тем самым просто вынудила США делать то же самое в Ираке. Таким образом, собственно была ликвидирована важная составляющая ИГ — ее способность финансировать приток новых новобранцев из-за рубежа, которые собственно и составляли основную военную массу этой организации. Не стало денег — не стало группировки, что в совокупности с военным прессингом обозначило агонию всего этого проекта. И идеологическая мотивированность очень быстро выдохлась. Именно так — комбинация решения одновременно двух этих моментов, которые стоят в основе ИГ. По одиночке ликвидация таких причин будет малоэффективной. А суть проекта ИГ состояла в создании чисто суннитского государства на суннитских традиционных территориях на законах шариата с выходом на внешние рынки (в данном случае через Сирию в Турцию). Если угодно — реализация немного переделанной и модернизированной старой баасистской идеи с новой идеологической оберткой (арабский национализм иностранных рекрутов не привлечет), но при этом с жесткой националистической основой. В этом суть ИГ — идеологическая (исламская) обертка сугубо националистического явления. И этот момент кардинально отличает ИГ от «Аль-Каиды». Последняя пыталась придать своему движению характер наднациональный, и это было обусловлено тем, что за «Аль-Каидой» стояла и стоит Саудовская Аравия, которой был нужен именно наднациональный универсальный механизм распространения своего влияния. Этот момент делает практически нереальным вопрос объединения «Аль-Каиды» и ИГ. Что не исключает конечно перебежки отдельных отрядов боевиков туда-сюда, но это частности, которые никакого глобального влияния на ситуацию в регионе оказать не смогут.
  2. Сейчас на первый план в рамках какой-то активизации остатков ИГ (а вернее — суннитских племен в Ираке и Сирии) выходят тема успеха процесса их инкорпорации в политическую и экономическую архитектуру этих стран. Если это процесс пройдет удачно и к взаимному удовольствию, то на теме реанимации ИГ можно поставить крест. Что же касается «филиалов» ИГ в различных частях мира, то во всех случаях причину их появления надо искать в нарушении системы баланса сосуществования  различных этнических и  конфессиональных  групп. Что касается утверждений генсека ООН о том, что теперь сторонники ИГ будут делать упор на компактные силы в рамках развязывания партизанкой войны, то отметим, что такой вариант вероятен только в случае продолжения игнорирования  Дамаском и Багдадом требований местных суннитских племен о предоставлении им широкой социально-экономической автономии, а также появления щедрого зарубежного спонсора. Последнее с учетом дефицита бюджета у основных аравийских монархий и их вовлеченность в различного рода междоусобные конфликты и локальные региональные кризисы, маловероятно.
43.49MB | MySQL:92 | 1,065sec