Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (5 — 11 февраля 2018 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Сирией, где произошло обострение военного противостояния сирийских проправительственных сил с ВС США и их курдскими союзниками, а также между Сирией и Израилем.

7 февраля возглавляемая США международная коалиция нанесла удары по проправительственным силам Сирии в провинции Дейр-эз-Зор. Как утверждает американская сторона, эти действия были предприняты в ответ на неспровоцированное нападение на штаб «Сил демократической Сирии» (СДС), которые пользуются поддержкой США. Американское командование также заявило, что не намерено вступать в конфликт с сирийскими властями, а обстрел коалицией отрядов ополчения был самозащитой. В связи с данным инцидентом в Минобороны России заявили: сирийские ополченцы попали в Дейр-эз-Зоре под обстрел коалиции из-за несогласованных с российскими военными действий. По мнению МО РФ, имевший место инцидент показал, что США на территории Сирии не борются с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России), а захватывают «экономические активы» страны.

7 февраля, израильские ВВС выпустили несколько ракет по позиции правительственных войск в окрестностях Дамаска. Но наиболее серьезное военное столкновение между сторонами произошло 10 февраля. Первоначально, по информации командования Армии обороны Израиля (АОИ), израильтяне сбили иранский БПЛА, вторгшийся в воздушное пространство страны из Сирии. После чего ВВС АОИ нанесли удар по иранским объектам в САР, уничтожив иранский пункт управления БПЛА на сирийской авиабазе Т-4 в провинции Хомс в центре страны. Один из израильских самолетов, участвовавших в авианалете, истребитель F-16, был сбит ПВО САР. Его экипаж катапультировался на севере Израиля. Затем израильская авиация атаковала 12 целей на территории Сирии, включая три батареи ПВО САР и четыре иранских объекта.

МИД России в связи с информацией о нанесенных израильской авиацией ракетных ударах по целям на территории Сирии призвал стороны к сдержанности и недопущению роста напряженности в регионе. Также было подчеркнуто: «Абсолютно недопустимым является создание угроз для жизни и безопасности российских военнослужащих, находящихся в САР». 10 февраля состоялся телефонный разговор между президентом России В. Путиным и премьер-министром Израиля Б. Нетаньяху. При этом «российская сторона высказалась за то, чтобы избегать любых шагов, которые могли бы привести к новому витку опасного для всех противостояния в регионе». Б. Нетаньяху сообщил, что в ходе разговора с В. Путиным он договорился о продолжении координации действий между военными двух стран. События 10 февраля Б. Нетаньяху также обсудил по телефону с госсекретарем США Р. Тиллерсоном. В Вашингтоне поддержали действия Израиля. Власти Израиля продолжат защищать страну от любых попыток нанести ущерб ее суверенитету, заявил Б. Нетаньяху, комментируя инцидент на границе с Сирией.

Тем временем сирийская правительственная армия и союзные ей силы при поддержке ВКС России продолжают вести боевые действия против вооруженных формирований экстремистских и террористических группировок.

В Минобороны России считают, что «основным источником дестабилизации обстановки в САР, и не только в зоне «Идлиб», остаются формирования сирийского ответвления «Аль-Каиды» — «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ). Бандформирования этой террористической группировки, получая поддержку оружием и материальными средствами, стремятся сорвать мирный процесс в зонах деэскалации, вытесняя формирования умеренной оппозиции». Все это «подтверждает опасения, что террористы сирийского филиала «Аль-Каиды» стали послушным инструментом в руках одной или группы технологически развитых стран, которых не устраивает ключевая роль России в освобождении Сирии от ИГ».

На минувшей неделе ВС Сирии полностью освободили провинции Алеппо и Хама и зачистили их от боевиков ИГ. В то же время джихадисты продолжают атаковать позиции правительственных войск в провинции Дейр-эз-Зор. На подконтрольных курдским отрядам территориях этой провинции продолжаются боестолкновения между отрядами СДС, которые поддерживает авиация коалиции во главе с США, и ИГ. Бои велись также в районе Восточная Гута под Дамаском, в провинциях Идлиб, Хомс и Латакия.

Операция «Оливковая ветвь», которую проводят в кантоне Африн на севере Сирии турецкая армия и союзные ей силы сирийской оппозиции против курдских формирований, приобрела затяжной характер. Темпы продвижения турецких войск остаются медленными, они несут все большие потери в людях и технике. Сообщается, что в Африн прибыло подкрепление бойцов курдского ополчения (преимущественно из района Манбидж), причем большая колонна курдов проследовала через территорию, подконтрольную сирийскому правительству в провинции Алеппо. Тем временем глава Пентагона Дж. Мэттис заявил 8 февраля, что США не намерены уступать давлению Турции, требующей вывести американские подразделения из Манбиджа.

6 февраля гуманитарные агентства ООН призвали к немедленному прекращению огня в Сирии сроком на один месяц для доставки гуманитарной помощи, эвакуации больных и тяжело раненых. По оценке гуманитарных агентств, наиболее тяжелая ситуация сложилась в Африне, в провинциях Хасака, Идлиб, Ракка, в Восточной Гуте и на юге страны в лагере ар-Рукбан. Гуманитарная ситуация в Сирии остается сложной, однако попытки взвалить ответственность за нее лишь на правительство САР безосновательны, считают в МИД России.

«В Сирии, очень похоже, американцы взяли курс на раздел страны, — заявил 7 февраля глава МИД РФ С. Лавров. — Планы фактического раздела Сирии существуют, мы об этом знаем. Будем у американских коллег спрашивать, как они себе все это представляют. То, что США заигрывают с различными сегментами сирийского общества, которые противостоят, в том числе с оружием в руках правительству, приводит к очень опасным результатам».

8 февраля президент Турции Р. Т. Эрдоган провел телефонный разговор с российским коллегой В. Путиным, в ходе которого стороны обсудили вопрос о проведении в Стамбуле саммита Турция — Россия — Иран по Сирии, а также обсудили текущую обстановку в Сирии, в том числе развитие событий в Африне и Идлибе. Договорились усилить координацию действий вооруженных сил и спецслужб РФ и Турции для борьбы с террористами, нарушающими режим прекращения огня. В этот же день Р. Т. Эрдоган провел телефонные переговоры с президентом Ирана Х. Роухани, который приветствовал идею проведения саммита Ирана, Турции и России в Стамбуле.

Обострился пограничный спор между Ливаном и Израилем. В Бейруте высказали замечания по поводу прохождения линии сухопутной границы в 13 точках, где израильтяне сооружают заградительную стену, заявив, что это происходит на ливанской территории. Израиль же указывает на то, что работы ведутся к югу от признанной международным сообществом границы. Это подтверждает и командование Временных сил ООН в Ливане. Что касается шельфовых блоков Восточном Средиземноморье, где предполагается наличие крупных запасов углеводородов, то ситуация вокруг них усугубляется отсутствием четкой морской границы между двумя государствами. Спор идет главным образом о принадлежности 870 кв. км в пограничном треугольнике между шельфовыми боками 8 и 9. Как считает премьер-министр Ливана С. Харири, «израильские притязания на газовое месторождение в зоне территориальных вод Ливана не имеют под собой никаких оснований». В декабре 2017г. правительство Ливана выдало лицензии французской, итальянской и российской компаниям на поиски газа в зоне. Один из блоков (9) граничит с израильской эксклюзивной экономической зоной. Ливанская радикальная группировка «Хизбалла» предупредила, что любой, кто угрожает запасам газа или нефти в Ливане, столкнется с нападением. В ответ министр обороны Израиля А. Либерман назвал ливанский тендер на разведку нефти и газа «очень провокационным» и призвал международные компании не участвовать в нем. США взяли на себя посредническую миссию по улаживанию пограничных разногласий между Ливаном и Израилем. В Вашингтоне заверили Бейрут, что Израиль «не стремится к эскалации напряженности на границе». Президент Ливана М. Аун сообщил о начале консультаций с Израилем, которые ведутся при посредничестве ООН. В то же время ливанское правительство подписало 9 февраля контракт с консорциумом в составе российской газовой компании «Новатэк», французской «Тоталь» и итальянской «Эни» на разработку углеводородов на двух шельфовых блоках.

Армия и полиция Египта 9 февраля начали крупную антитеррористическую операцию. Она проводится на Синайском полуострове, в Дельте Нила и в пустыне на западе страны, где действуют вооруженные группировки радикальных исламистов и криминальные банды. В операции «Всеобъемлющая операция Синай-2018» участвуют сухопутные и пограничные войска, ВВС и ВМС, в том числе вертолетоносец типа «Мистраль». Нынешняя операция, к которой, как заявили в Каире, тщательно готовились, стала беспрецедентной по количеству задействованных в ней сил, в том числе техники и военнослужащих, однако при этом точные цифры не приводятся. Тем не менее, по оценке экспертов, нынешнее мероприятие вряд ли приведет к коренному улучшению положения дел в сфере безопасности в стране, а тем более к полному разгрому сил террористов.

В Каире на минувшей неделе прошла первая встреча «четверки» — глав внешнеполитических ведомств и руководителей разведок Египта и Судана. На переговорах была достигнута договоренность об «урегулировании всех спорных вопросов посредством этого четырехстороннего механизма». Было сообщено и о возможности скорого возвращения суданского посла в Каир, отозванного в начале января в связи с территориальными претензиями Хартума в отношении приграничных районов Халаиб и Шалатин. Глава МИД АРЕ С. Шукри сообщил, что стороны «условились продолжить политическое сотрудничество и взаимодействие в сфере безопасности». Глава суданского МИД И. Гандур заявил в Каире, что Хартум и Анкара не обсуждали возможность создания турецкой военной базы в Судане в ходе недавнего визита в Хартум президента Турции Р. Т. Эрдогана.

Война в Афганистане обходится американским налогоплательщикам в 45 млрд долларов в год, сообщили 6 февраля в Пентагоне. В частности, эта сумма включает 5 млрд долларов, которые предоставляются афганской армии. Еще 13 млрд расходуется на материально-техническое обеспечение. В то же время траты значительно уменьшились по сравнению с пиком конфликта – в 2010-2012 гг. на афганскую войну уходило до 100 млрд долларов. США не намерены увеличивать контингент своих войск в Афганистане, заявил 8 февраля глава американского военного ведомства Дж. Мэттис.

6 февраля президенты России и Ирана В. Путин и Х. Роухани в телефонном разговоре отметили приверженность Совместному всеобъемлющему плану действий по ядерной программе Тегерана. Была подтверждена приверженность последовательной реализации этого документа «в качестве весомого фактора поддержания международной стабильности и безопасности». Два лидера также обсудили ситуацию в Йемене и пути решения палестинской проблемы. «Состоялся обмен мнениями по актуальным вопросам двустороннего сотрудничества в различных отраслях». Сотрудничество Ирана, России и Турции по Сирии должно быть усилено и продолжится до окончательной победы над терроризмом в САР, заявил 6 февраля Х. Роухани.

В Турции продолжаются репрессии против участников неудавшегося государственного переворота  в июле 2016 г. Так, 7 февраля турецкий суд приговорил к пожизненному тюремному заключению восемь преподавателей и 56 курсантов военного училища за участие в июльском путче. Еще около 100 преподавателей и курсантов, которых также обвиняли по этому делу, были оправданы. Всего с июля 2016 г. в Турции были приговорены к тюремному заключению более 50 тыс. человек, а свыше 150 тыс. госслужащих, в том числе военнослужащих, полицейских и учителей, были уволены.

 

Приложение

 

 

О военно-техническом сотрудничестве АРЕ с другими странами

 

 

В арабском мире на сегодняшний день Египет имеет наиболее развитую военно-промышленную и научно-техническую базу. Однако во многих случаях на местных предприятиях осуществляется только сборка образцов оружия и техники из комплектующих узлов и деталей, поставляемых из других государств. АРЕ также практически полностью зависит от зарубежных поставок наиболее современных видов вооружений — самолетов, боевых кораблей, сложной радиоэлектронной техники, ряда образцов бронетехники, противотанковых средств, вооружения ПВО и др. Все это обусловливает зависимость Египта от масштабной иностранной военно-технической помощи.

Со второй половины 1970-х гг. главным партнером Египта в военной и военно-технической области становятся США. С 1979 г. американцы ежегодно предоставляли АРЕ безвозмездную военную помощь в размере 1,3 млрд долларов. В 1988 г. Египет получил статус «союзника США вне НАТО». На дальнейшее сотрудничество с Соединенными Штатами в значительной степени были сориентированы планы военного строительства АРЕ. В ходе регулярных совместных мероприятий по оперативной и боевой подготовке отрабатывались вопросы взаимодействия ВС двух государств в возможных вооруженных конфликтах на Ближнем Востоке и в Африке. Большие группы египетских военных ежегодно направляются в США на учебу.

Политические перемены, произошедшие в Египте в 2011-2013 гг., привели к заметному сокращению военного сотрудничества между АРЕ и США. В Вашингтоне негативно отнеслись к свержению египетской армией президента–исламиста М. Мурси и последующим репрессиям в отношении исламистов летом 2013 г. Была заморожена часть военной помощи Египту. Речь шла об уже заказанных истребителях F-16, ударных вертолетах АН-64 «Апач», противокорабельных ракетах «Гарпун» и запчастях к танкам М1А1 «Абрамс». Были отменены совместные учения ВС двух стран и приостановлено выделение ежегодной безвозмездной военной помощи. В 2014-2015гг. США частично смягчили ограничения на оказание АРЕ военной помощи, в том числе на поставки вооружения и военной техники. Это решение, как объяснили в Пентагоне, было принято после того, как Вашингтон пришел к выводу, что Египет «намерен сохранять стратегические отношения с США», и, в частности, уважать свои обязательства, связанные с мирным соглашением с Израилем. В ответ президент АРЕ А. Ф. ас-Сиси заявил, что «возобновление американской военной помощи Египту по ранее подписанным контрактам позволит реализовать общие стратегические цели двух стран».

После прихода в 2017 г. к власти в США администрации президента Д. Трампа американо-египетские отношения стали улучшаться. Д. Трамп сообщил А. Ф. ас-Сиси, что он официально полагает Египет одним из главных своих стратегических союзников в регионе наряду с Иорданией и Израилем. В ходе визита в Вашингтон президента АРЕ были достигнуты договоренности о снятии санкций на военное сотрудничество США с Египтом, что фактически означало возобновление военной помощи Каиру. В сентябре 2017 г. вновь были проведены совместные египетско-американские учения «Брайт Стар».

В то же время в августе 2017 г. Госдепартамент США объявил о сокращении ежегодной военной помощи Египту на 95,7 млн долларов и «удержании» еще 195 млн долларов из помощи, выделенной на 2017 г. При этом было заявлено, что Каир может получить 195 млн долларов, но лишь при условии, что продемонстрирует прогресс в деле защиты прав человека. В Госдепартаменте отметили, что АРЕ остается для США «ключевым стратегическим партнером», а нынешняя администрация стремится укреплять двусторонние отношения. В то же время, американское законодательство обязывает администрацию удержать 15% от ежегодного транша Каиру (1,3 млрд долларов), если Белый дом не сможет подтвердить, что Египет занимается защитой прав человека и укреплением демократии в стране. Урезание американской военной помощи было воспринято в Каире самым негативным образом.

В целом же есть все основания полагать, что масштабное американо-египетское военное сотрудничества сохранится на обозримую перспективу. В Каире отчетливо понимают, что реальной альтернативы военной помощи США не существует и не предвидится – ни одна страна не предоставит Египту преимущественно на безвозмездной основе такое количество и такой ассортимент военной продукции. В Вашингтоне же считают, что связи египетских военных с Соединенными Штатами «являются лучшей гарантией стабильности Египта и его прозападного курса».

Египтяне стремятся расширить круг стран, с которыми поддерживаются военно-технические связи и проводят курс на диверсификацию партнеров по ВТС. В Каире это объясняют тем, что не хотят быть обязанными «ни одному поставщику», «снизить риск того, что Каир снова может стать заложником негативных настроений в Вашингтоне». Подобная политика, как показывают события последнего времени, дает некоторую свободу маневра при решении вопросов технического оснащения национальных вооруженных сил.

Россия к настоящему времени стала одним из крупнейших поставщиков продукции военного назначения в Египет. Присутствие РФ на этом рынке резко повысилось после событий в АРЕ в период «арабской весны», когда Вашингтон «сдал своего верного союзника Мубарака». Следствием этого разочарования Египта в США стала активизация ВТС с Россией. По информации российских источников, Египет получает вооружения из РФ на сумму около 1 млрд долларов в год, а в некоторые годы — на сумму ближе к 2 млрд долларов. «По стоимости, я думаю, мы обошли американцев, но по сегментам [рынка вооружений] мы разведены». Речь идет о российских комплексах ПВО, истребителях типа МиГ-29, вертолетах различных типов, другом вооружении. С 2013г. поочередно в Каире и Москве проходят встречи в формате «два плюс два» министров обороны и иностранных дел РФ и АРЕ. На регулярной основе стали проводиться совместные учения ВС двух государств. По итогам визита в Каир в ноябре 2017 г. министра обороны РФ С. Шойгу стороны договорились наращивать ВТС. Вместе с тем, сдерживающее влияние на расширение двусторонних контактов в военной области будет оказывать отсутствие у египтян достаточных собственных финансовых средств для закупок крупных партий современных вооружений.

В августе 2013 г. Великобритания, Германия Италия и Франция, а затем и Евросоюз в целом ввели временное эмбарго на поставки оружия и полицейской спецтехники в Египет из-за «непропорционального применения силы» армией и спецслужбами АРЕ против участников акций протеста. Однако эти ограничительные меры вскоре сошли на нет.

Традиционным партнером Египта в сфере ВТС является Франция. В последние годы это сотрудничество значительно расширилось. Начиная с 2014г., АРЕ закупила во Франции военную продукцию различного предназначения на сумму 6,15 млрд евро. Франция также предоставила Египту кредит на сумму 3,3 млрд евро на покупку вооружений. Так, в 2014 г. Египет подписал контракт на строительство четырех корветов типа «Говинд-2500» с опционом на еще два корабля. Передача первого корабля запланирована на 2017 г. В 2015 г. Египет стал первым зарубежным покупателем новейших французских истребителей «Рафаль» (24 ед.). Кроме того, был закуплен фрегат типа FREMM, а для «Рафалей» — авиационные ракеты средней и малой дальности группы МВDА и модульные боеприпасы «воздух-земля» AASM. Также в 2015 г. АРЕ приобрела у Франции два десантных вертолетоносца типа «Мистраль», которые Париж отказался поставлять России из-за событий на Украине. Отметим, что значительная часть закупленного вооружения и военной техники уже поступила в Египет или находится в процессе поставки. В начале 2018 г. могут быть подписаны контракты за закупку дополнительной партии истребителей «Рафаль» и корветов типа «Говинд».

С 1985 г. совместно с ВМС Франции в Средиземном море регулярно проводятся учения «Клеопатра».

Развиваются военные связи с Германией. Подписано соглашение о постройке на верфях ФРГ четырех неатомных подводных лодок типа 1400/209. Первые две лодки переданы ВМС АРЕ в 2016-2017 гг.

В 2015 г. Великобритания возобновила выполнение контрактов на поставку военной продукции Египту.

Египет периодически участвует в совместных учениях с армиями других арабских государств, в частности, с Иорданией и ОАЭ.

С 2015 г. Египет входит в состав арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией, которая воюет с шиитскими мятежниками-хоуситами в Йемене. Участие АРЕ в этой коалиции ограничивается небольшими силами ВВС и ВМС. В Каире пояснили необходимость своего участия в арабской коалиции задачей обеспечения безопасности в Красном море и проливе Баб-эль-Мандеб, ведущих к Суэцкому каналу.

В целом Египет на обозримую перспективу сохранит зависимость от иностранной помощи в вопросах военного строительства и, особенно, в деле оснащения национальных ВС современными сложными образцами оружия.

28.15MB | MySQL:67 | 0,728sec