О сталелитейной промышленности Алжира

Экономика Алжира характеризуется крупной сталелитейной отраслью: по объемам производства и потребления этой продукции страна занимает второе место в Северной Африке после Египта.

Увеличение внутреннего рынка напрямую зависит от мировых цен на нефть. Так, в 2015 году после снижения доходов от экспорта углеводородов впервые после нескольких лет уверенного и значительного роста потребления стали произошло его падение на 7,5 %[1]. В последующие годы тенденция к увеличению спроса восстановилась, но медленными темпами. В Египте, Марокко и Тунисе в тот же период темпы роста потребления не прекращались. Внутренний спрос на продукцию сталелитейной промышленности оценивается в 6,5 млн тонн в год, к 2020 году прогнозируется его увеличение до 8 млн тонн в год. При этом еще в 2012 году показатель составлял 4 млн тонн.

В отличие от остальных стран Северной Африки (за исключением Ливии), в Алжире более значимую роль на рынке стали играет государство, которое широко использует сталь в реализации проектов по ремонту и строительству инфраструктуры. В Алжире, Тунисе и Марокко более высокая доля потребления приходится на частный строительный сектор.

В Ливии в связи со сложной военно-политической и экономической обстановкой спрос на продукцию сталелитейной промышленности значительно сокращен (точных данных нет). Однако в случае улучшения обстановки страна может стать крупным рынком сбыта стали из-за необходимости широкого восстановления инфраструктуры.

При этом в Алжире ситуация в отрасли осложняется увеличивающимся разрывом между объемами производства стали и потреблением, что влечет за собой повышение объемов импорта (см. Таблицу 1).

Таблица 1. Данные об объемах добычи железной руды, потреблении и производстве стали в Алжире за 2006 – 2015 гг., млн тонн

2006 2008 2010 2012 2013 2014 2015
Добыча железной руды, млн тонн  

2,3

 

2,07

 

1,4

 

1,8

 

1,07

 

 

0,9

 

0,7

Производство стали, млн тонн 1,16 0,6 0,66 0,56 0,4 0,4 0,65
Импорт, млн тонн  

3,0

 

4,6

 

3,6

 

4,7

 

5,1

 

6,0

 

6,3

Импорт стали и железной руды в стоимостном выражении, млрд долл. США 3,4 1,9 3,4 3,2 3,6 3,0

Источник: World steel association yearbook 2016[2]

Республика является относительно крупным рынком сбыта сталелитейной продукции. Страны ЕС (в первую очередь Италия, для которой Алжир – самый крупный покупатель стали) доминируют в структуре импорта, чему способствует географическое положение, наличие соглашения об ассоциации с ЕС (вступило в действие в 2005 году). Потенциальными конкурентами европейских экспортеров являются Турция и Украина. Однако в отношении сталелитейной продукции из стран, не входящих в ЕС, с 01.01.2016 введен 30 % налог на ввоз, что значительно способствует сохранению позиции европейских стран в секторе. Анкара активно добивается заключения соглашения о свободной торговле с Алжиром, но арабская республика пока не спешит.

Очевидно, что для удовлетворения спроса, который будет увеличиваться с годами, необходимо либо расширять импорт, либо повышать собственные показатели производительности.

Увеличение импорта является нежелательным с точки зрения экономических последствий, так как он будет увеличивать зависимость от внешних поставщиков и способствовать оттоку капитала.

Ввиду этого Алжир не первый год рассматривает возможности по увеличению собственного производственного потенциала в сталелитейной отрасли. Ряд преимуществ у арабской республики имеется:

— наличие серьезного по меркам стран Африки кадровой, научно-производственной и технологической базы, а также опыта эксплуатации и создании предприятий металлургии. Все это создавалось еще в годы индустриализации, проводимой после получения независимости. Общая база является недостаточной для создания конкурентоспособной отрасли, поэтому, необходимо активно привлекать иностранных инвесторов. Однако часть промышленности может быть создана и эксплуатироваться на основе национальной базы;

— наличие солидной ресурсной базы: доказанные запасы железной руды составляют до 2 – 2,5 млрд тонн, а оцениваемые превышают  4 млрд тонн. Эксплуатация месторождений и производство продукции на их основе могло бы не только удовлетворить значительную часть внутреннего спроса, но и начать экспорт стали. Тем более, алжирская сталь способна конкурировать на мировом рынке: еще в 2000-х гг. объемы поставок алжирской сталелитейной продукции за рубеж в отдельные годы превышали 100 тыс. тонн, хотя в настоящее время они не достигают и 10 тыс. тонн;

— на значительной части территории страны исчерпывающая геологоразведка еще не проведена, поэтому, возможно открытие новых рентабельных месторождений;

— низкая стоимость энергоносителей для внутренних потребителей (на сегодняшний день цены на энергию в Алжире самые дешевые в Северной Африке) за счет системы внутреннего субсидирования;

— стабильный внутренний спрос на продукцию сталелитейной промышленности;

— широкое участие и заинтересованность государства в развитии сектора, что способствует привлекательности инвестиционных проектов;

— наличие стимулирующих мер со стороны государства. В-частности, в 2014 году был принят ряд законопроектов, освобождающий ввоз и производство оборудования для добычи железной руды от НДС и таможенных сборов.

К недостаткам следует отнести

— отсутствие необходимой инфраструктуры в достаточном количестве, особенно во внутренних районах страны, что потребует дополнительных затрат на ее создание;

— неэффективность работы чиновничьего аппарата;

— низкое участие рыночных механизмов в производственном и инвестиционном процессе;

— угроза терактов на участках добычи или осложнений военно-политической обстановки;

— высокая зависимость страны, в т.ч. инвестиционного ресурса, от мировых цен на энергоносители.

В предыдущие годы основную роль в обеспечении добычи железной руды играло смешанное предприятие ArcelorMittal Tebessa (компания Arcelor из Люксембурга и алжирская Ferphos). Компания эксплуатировала два месторождения в провинции Тебесса (северо-восток Алжира). Однако наличие затяжных споров между европейским производителем и правительством, а также местными профсоюзами значительно осложнили работу. В результате объемы добычи значительно уменьшились, а Arcelor в 2015 году прекратила участвовать в этом предприятии.

Помимо этих двух эксплуатируемых месторождений, в стране имеются еще более 150, расположенных вблизи региона Тиндуф, в горах Атласа и Ахаггара.  Наиболее крупные запасы (до 2 млрд тонн) имеются в Тиндуфе. На эти месторождения и возлагается надежда алжирского руководства. В 2014 с целью их эксплуатации создана Société Nationale du Fer et de l’Acier, Feraal, в которую вошли Sonatrach, Groupe Industriel des Ciments d’Algérie, Manal и Sider. В 2016 году начались переговоры с китайскими компаниями об инвестировании в развитие проектов, а также о строительстве железной дороги от города Бешар до месторождений Тиндуфа протяженностью 950 км[3]. Пока информации о начале строительства нет. Можно предположить, что расширение присутствие Китая в сталелитейном секторе Алжира, который с учетом имеющихся ресурсов и внешней помощи будет способен стать отраслью, аккумулирующей миллиарды долларов, вряд ли будет приветствоваться ЕС. Возможно, в целях недопущения этого европейские лидеры примут решения об инвестировании в Алжир, в противном случае им придется смириться с экспансией Китая.

Что касается производства стали, то на сегодняшний день имеется два предприятия.

Первое — El Hadjar, построенное в 1960-х гг. еще при помощи советских специалистов. Эксплуатируется совместно компаниями Sider (Алжир) и ArcelorMital (Люксембург). Однако сбои в организации работы (споры между руководством и правительством, проблемы с профсоюзами) привели к тому, что предприятие производит только около 300 тыс. тонн при заявленной мощности 2 млн тонн.

Второе предприятие — завод в пригороде Орана, сооруженный турецкой Tosyalı Holding. Открытие завода состоялось в 2014 году, мощность – 1,25 млн тонн в год, объем инвестиций с турецкой стороны составил 750 млн долл. США. Точных данных о фактическом объеме производства нет.

В 2013 году Катар и Алжир подписали соглашение о строительстве комплекса по производству стали Bellara в провинции Джиджель. В настоящее время строительство почти завершено, запуск намечен на 2019 год. Заявлено, что мощность предприятия достигнет 5 млн тонн в год, что позволит значительно удовлетворить внутренний спрос и, возможно, выйти на экспорт (в качестве наиболее вероятных направлений рассматриваются соседние Ливия, Тунис, Египет). Однако пока не стартовала добыча на новых месторождениях, вследствие чего перерабатывающий комплекс сможет использовать только привозное сырье. Сроки открытия могут и затянуться из-за экономических проблем, которые имеются в  двух странах.

В целом можно констатировать, что сталелитейная промышленность Алжира имеет серьезные перспективы и стать важной отраслью в экономике страны. Конечно, основным направлением и локомотивом экономического развития страны остается добыча и экспорт углеводородов, но сталелитейная отрасль может поспособствовать диверсификации экономики. Для этого у Алжира есть необходимая ресурсная база, удобное географическое расположение. Руководству страны удалось привлечь крупные инвестиции в развитие отрасли. Однако расширение сталелитейной промышленности противоречит экономическим интересам ЕС, особенно Италии, которые не только теряют рынок сбыта, но и получают серьезного конкурента в сталелитейной отрасли в Северной Африке.

Вместе с тем, препятствиями для развития сектора в Алжире служат сложная экономическая ситуация, возможное осложнение военно-политической обстановки, низкий уровень развития рыночных механизмов и недостаточно эффективная работа правительства, особенно в части взаимодействия с инвесторами.

[1] http://www.metalbulletin.com/events/download.ashx/document/speaker/7916/a0ID000000X0kGeMAJ/Presentation

[2] https://www.worldsteel.org/en/dam/jcr:37ad1117-fefc-4df3-b84f-6295478ae460/Steel+Statistical+Yearbook+2016.pdf

[3] http://www.xinhuanet.com/english/2016-02/29/c_135138726.htm

44.75MB | MySQL:110 | 0,825sec