О текущей ситуации в Афганистане

США не прекратят оказывать военное давление на талибов, пытаясь заставить их сесть за стол переговоров с правительством в Кабуле. Это отмечается в обнародованном во вторник очередном докладе о ситуации в Афганистане, который Пентагон обязан раз в полгода направлять в Конгресс США. «Наша цель в Афганистане не изменилась: не допустить, чтобы эта страна вновь стала пристанищем для террористов, откуда они могли бы планировать и осуществлять теракты в отношении США или наших союзников. Ключ к успеху — продолжать оказывать военное давление на движение «Талибан» (запрещено в РФ — прим. ТАСС) с тем, чтобы они отказались от идеи достижения своих целей с помощью насилия», — говорится в отчете. По данным Пентагона, «правительство Афганистана с оптимизмом оценивает перспективы политического урегулирования конфликта с талибами». «Мы продолжим поддерживать правительство Афганистана, обучать и оказывать помощь афганской армии и полиции», — указывается в докладе. До последнего времени талибы отвергали все предложения о начале диалога с Кабулом, но давали понять, что готовы вести переговоры с Вашингтоном. Американцев не устраивает такой вариант, и они настаивают на том, чтобы «Талибан» договаривался о мире напрямую с Кабулом. При этом США не раз заявляли, что талибы должны согласиться на ряд условий, в частности отказаться от насилия, разорвать альянс с группировкой «Аль-Каида» (запрещена в РФ), признать и выполнять конституцию Афганистана. Как ранее подчеркивал генеральный инспектор правительства США по вопросам реконструкции в Афганистане Джон Сопко, по состоянию на 31 января 2018 года 59 из 407 районов в Афганистане находились под полным контролем или влиянием талибов. Он также заметил, что на 36 тыс. человек уменьшилась за последний год численность афганской армии и полиции — до 296 тыс. человек. «Талибы по-прежнему организуют нападения на контрольно-пропускные пункты в ряде провинций, что приводит к потерям среди афганских военнослужащих. Кроме того, боевики захватывают их оружие», — указал Сопко. В данном случае Сопко сильно приукрашивает действительность: он указал только те районы под контролем талибов, где вообще в принципе нет представителей центральной власти страны ни днем, ни ночью. Вообще-то число тех районов, которые талибы контролирует своими теневыми кабинетами управления и могут взять контроль над ними в полной мере де-юре насчитывается порядка от 40 до 60 процентов. В Афганистане сейчас дислоцированы 15,5 тыс. военнослужащих США. Военная операция в данной стране, начатая 7 октября 2001 года, уже обошлась Вашингтону, по оценкам Пентагона, в 680 млрд долларов. За это время там погибли 2,35 тыс. американских солдат и офицеров, еще свыше 20 тысяч получили ранения. Это заявление американцев прозвучало уже как констатация факта того, что попытка выйти с талибами на долговременное перемирие с одновременным началом переговоров с ними провалилась. Вашингтон этого факта признавать очень не хотел и тянул некоторое время после того, как в принципе все стало ясно даже в Кабуле. 30 июня президент Афганистана Ашраф Гани заявил о прекращении перемирия с радикальным движением «Талибан». Вместе с тем глава государства подчеркнул, что временное прекращение боевых действий подтвердило готовность страны к урегулированию конфликта. Об этом в субботу сообщается в «Твиттере» телеканала «Толо ньюс» со ссылкой на выступление президента. Вместе с тем Гани отметил, что члены «Талибана» хотят мира, а режим прекращения огня подтвердил, что талибы устали от войны. Кроме того, президент Афганистана сказал, что во время перемирия «нация показала свою готовность к урегулированию конфликта». По словам Гани, усилия по достижению перемирия продолжаются. 7 июня президент Афганистана объявил о введении одностороннего перемирия с движением «Талибан». Как сообщило агентство Рейтер, в свою очередь, талибы объявили о трехдневном перемирии, которое началось в пятницу, 15 июня. Двумя днями позже правительство Афганистана продлило режим прекращения огня. Однако талибы объявили, что больше не намерены его придерживаться и с вечера воскресенья — 17 июня — возобновляют боевые операции. Таким образом, стороны противостояния возвращаются с исходному варианту, что было в общем-то предсказуемо. Обращаем внимание на то, что готовность и далее проводить скомпрометировавшую себя политику на афганском направлении обозначили таким образом именно американские военные, которые собственно эту концепцию и разработали, а теперь пытаются реализовать. Госдепартамент США при этом хранит молчание. Вернее аккуратно говорит о других путях решения конфликта. США будут поддерживать все инициативы, направленные на установление мира и стабилизацию ситуации в Афганистане. Об этом заявила в пятницу на брифинге в Баку первый заместитель помощника госсекретаря США по вопросам Южной и Центральной Азии Элис Уэллс по итогам состоявшегося 28 июня заседания Международной контактной группы (МКГ) по Афганистану. «США поддерживали и будут поддерживать все инициативы, направленные на установление мира и стабилизацию в Афганистане», — сказала представитель Госдепа. По ее словам, особенностью заседания МКГ в Баку было то, что оно проходило сразу после объявления перемирия между правительством Афганистана и движением «Талибан», и встреча была призвана продемонстрировать поддержку международного сообщества мирному процессу в этой азиатской стране. «В Международной контактной группе представлены более 50 стран и международных организаций. Во время задания группы была продемонстрирована сильная поддержка мирному процессу в Афганистане и усилиям президента Ашрафа Гани по стабилизации ситуации в стране», — сказала официальный представитель Госдепа. По словам представителя Госдепа, Баку не случайно был выбран местом проведения заседания МКГ. «Это является признанием роли Азербайджана в стабилизации ситуации в Афганистане. США благодарны руководству Азербайджана за усилия по установлению мира в Афганистане и региональную экономическую интеграцию этой страны. Азербайджан действительно играет исключительную роль в развитии Афганистана, так как расположен в сердце экономических инициатив региона», — подчеркнула Уэллс. В этой связи отметим, что бакинский формат внутриафганского урегулирования вряд ли способен сдвинуть этот процесс с мертвой точки: такие многосторонние форматы изначально ни к каким серьезным результатам не приводят, это просто говорильня и некий способ продемонстрировать озабоченность международного сообщества. По факту есть две составляющие конфликта — это Пакистан и США, которые должны решать эти вопросы между собой. Собственно ровно на таком формате (их представителями в данном случае являются все те же талибы) и настаивают в Исламабаде. Все остальные форматы большого смысла в данном случае не имеют. Что же касается реверансов американцев в сторону Баку, то в большей части они связаны не с ролью азербайджанского руководства в качестве основного посредника, а в связи с подготовкой США нового логического коридора материально-технического снабжения своего контингента и Афганистане через Азербайджан и республики Центральной Азии в противовес пакистанскому.

Поэтому возникает закономерный вопрос: насколько сильны разногласия между военными и дипломатами США по вопросу путей урегулирования на афганском направлении? Полагаем, что суть таких противоречий не в самом выборе стратегии, вопрос в том, кто будет играть при попытке реализации этой стратегии «первым номером». Поскольку в самом алгоритме выхода из афганского тупика расхождений нет. Это безусловно переговоры и создание новых инструментов опоры Кабула на местные меньшинства путем локальных переговоров и инкорпорации их представителей во власть. И основные контуры такой стратегии сейчас: это воссоздание «Северного альянса» в качестве одной из главных опор режима и противостояния непримиримым талибам с возможной сменой декорацией в пуштунской лояльной верхушке в самом Кабуле. То есть, таким образом воссоздается советская модель военно-политической устойчивости режима в Кабуле, что было сделано на примере Наджибуллы. Американцы в данном случае хотят идти дальше и создать устойчивый «Северный альянс» из узбеков и таджиков, вне зависимости от их участия в сопротивлении режиму. Или, грубо говоря, привлечь к такому альянсу бывших моджахедов из числа таджиков в основном. И вот ровно это обстоятельство вызывает озабоченность в Москве. Россия наиболее чувствительна к сосредоточению сил террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) на севере Афганистана. Об этом заявил во вторник российским журналистам заместитель министра иностранных дел РФ Олег Сыромолотов, который принял участие в Мадриде в девятом заседании российско-испанской межведомственной рабочей группы по противодействию терроризму. «С учетом поражения ИГИЛ (прежнее название ИГ — прим. ТАСС) в Сирии сейчас происходит процесс передвижения иностранных террористов-боевиков частью в страны исхода, откуда они. Частью они растворяются по миру, — сказал замглавы МИД РФ. — Самое главное, еще идет процесс реформирования террористической структуры ИГИЛ, так как они рассредоточивают своих боевиков по миру для продолжения джихада в различных регионах». По словам Сыромолотова, в первую очередь речь идет о странах, которые находятся рядом с Сирией, затем — в Сахаро-Сахельской зоне, Центральной Африке, Европе, Юго-Восточной Азии, Афганистане, Филиппинах и Индонезии. «Это [те регионы], куда они сейчас направляются, причем мы смотрим, что для России наиболее чувствительным является сосредоточение ИГИЛ в виде Вилаят Хорасан на севере Афганистана, — отметил дипломат. — Если два года назад там было порядка 600 человек, то сейчас, по оценкам, до 4 тыс., особенно в летний период. Кроме того, те люди, которые там собираются, многие — выходцы из стран Центральной Азии и из России: Северного Кавказа, Поволжья и так далее». «Они откровенно говорят, что Афганистан их интересует только лишь как база, а конечная задача — инфильтрация в Центральную Азию, дестабилизация там обстановки, а в дальнейшем — дестабилизация обстановки, в том числе в России. В регионах, где у нас проживает мусульманское население», — заявил Сыромолотов. Вот собственно он наконец-то обозначил причину главной озабоченности Москвы. Дело, конечно, не в ИГ, хотя безусловно люди, перебравшиеся из Сирии и Ирака в Афганистан (это в основном таджики или узбеки, а не представители российского Северного Кавказа) не пацифисты и идеями джихадизма заражены в серьезной мере. Но в Афганистане по существу два ИГ: собственно вышеуказанное, пришлое и пуштунское, которое контролирует фактически три области на юго-западе. И это два разных явления с разными источниками финансирования и задачами. Что касается «таджикского» ИГ , то главная опасность уловлена заместителем министра  верно, только с одним уточнением. Цель такой экспансии и ее сроки. В первом случае — это безусловно попытка восстановления баланса сил в Таджикистане, который власти в Душанбе три года назад фактически нарушили, запретив Партию исламского возрождения Таджикистана и фактически выдавив ее сторонников сначала в Афганистан, а затем в Ирак и Сирию, где они примкнули к ИГ. Теперь они возвращаются, и если американцы смогут воссоздать «Северный альянс» ( а это к вопросу о времени такой экспансии и таинственных вертолетах, которые перевозят сторонникам ИГ оружие), то вот именно после этого можно ожидать активности таджикских сторонников ИГ на своей исторической родине. Таким образом, если брать очень грубо, то нынешний провал американской попытки начать переговоры с талибами безусловно играет на российский интерес: присутствие и активность талибов на севере будет объективно сдерживать возможную экспансию таджиков и узбеков из Афганистана. Вопрос только, насколько долго.

51.29MB | MySQL:85 | 0,462sec