Приведет ли следствие по дело Хашогги к саудовско-турецкому компромиссу?

Расследования обстоятельств и деталей убийства  Джамаля Хашогги продолжает оставаться одной из главных направлений внешней политики Турции в настоящее время. 2 ноября  спустя ровно месяц после  его «исчезновения» в саудовском генконсультсве в Стамбуле в газете The Washington Post за подписью президента Турции Р.Т.Эрдогана была опубликована статья, в которой были обозначены позиции Турции по этому делу. Глава турецкого государства вновь заявил, что  устранение  опального журналиста было осуществлено по приказу высокопоставленных лиц КСА. Однако он по-прежнему утверждает, что приказ об этом исходил не от короля Сальмана персонально, тем давая понять, что не  считает убийство Д.Хашогги отражением официальной политики Саудовской Аравии. Им было отмечено, что это преступление не стоит рассматривать как  «проблему отношений между двумя странами». Тем не менее, Турция не собирается закрывать глаза на это «преднамеренное убийство». Кроме того, по его мнению, это является явным нарушением  международного права, особенно  «Венской конвенции  о консульских сношениях», а нежелание  наказать виновных «может создать очень опасный прецедент». Особенно, когда  саудовская сторона отказывает в выдаче 18 подозреваемых сотрудников спецслужб  для судебного разбирательства на территории Турции. Также  было подчеркнуто,  что  Эр-Рияд не предпринял никаких действий в отношении бывшего генконсула КСА Мухаммеда аль-Отейби, которому позволили просто скрыться. Негативную оценку получили и недавний трехдневный визит генпрокурора КСА – шейха Сауда аль-Муаджиба (31 октября – 2 ноября с.г.).

Заметим, что этот визит, несмотря на плотный график – встречи и консультации с турецким коллегой Ирфаном Фиданом, некоторыми высокопоставленными чиновниками,  сотрудниками  Национальной разведывательной организации Турции (MIT), осмотр территории генконсульства и т.д., также не получил позитивного освещения с обеих сторон. Если саудовская пресса отделалась общими фразами о «продолжении совместного сотрудничества», то турецкая раскритиковала его и предъявила ряд  претензий.   Со ссылкой на источники в спецслужбах и правительстве, турецкие СМИ представили визит генпрокурора КСА как малоэффективный. По их мнению, он, не только не дал четких ответов на вопрос о местонахождении тела пропавшего журналиста или персоналиях прямых заказчиков, но главным образом преследовал другую цель – выяснить какой конкретно компрометирующей информацией обладает Турция и как можно «урегулировать» вопрос о ее сокрытии. Напомним, что Эр-Рияд уже посылал своего эмиссара – управляющего директора Фонда короля Фейсала (The King Faisal Foundation), влиятельного принца Халеда аль-Фейсала для этой цели. По информации американской прессы со ссылкой на источник близкий к президенту Р.Т.Эрдогану, принц во время своего визита в Турцию 22 октября в обмен на весь пакет  документов по делу Хашогги якобы предлагал следующее: прекращение блокады Катара на определенных условиях; финансовые вливания и инвестиции в турецкую экономику, которая переживает спад из-за девальвации турецкой валюты (лиры), в связи с кризисом в отношениях с Вашингтоном и др. Возможно, такая же миссия была возложена и на генпрокурора КСА. Но пока определенных результатов не было  достигнуто, т.к. Турция затребовала более «высокую цену».  В  Эр-Рияде понимают, насколько важно для них поддержание  контактов с Р.Т.Эрдоганом. Недаром наследный принц Мухаммед бен Сальман (МБС) на международном инвестиционном форуме  «Давос в пустыне» особо подчеркнул, что «разлом  не произойдет между Турцией и Саудовской Аравией, пока есть король Сальман, наследный принц и президент Турции Реджеп Эрдоган».

Однако Турция пошла несколько иным путем. Публикацией своей позиции  в одной из ведущих американских газет, Р.Т.Эрдоган еще раз дал понять, что   рассматривает ситуацию с убийством Д.Хашогги как наиболее эффективный способ ограничить влияние наследного принца Мухаммеда бен Сальмана  внутри страны, а также положить конец его региональным политическим проектам, которые Турция рассматривает как вызов своей безопасности.  Заметим, что расследование дела Хашогги остается одной из главных тем в турецких СМИ, которая фактически переросла в настоящую информационную войну не столько против Саудовской Аравии, о важности и незыблемости отношений с которой постоянно повторяется на официальном уровне, сколько персонально против МБС. Не вызывает сомнений, что все это проходит под жестким контролем властей. Хотя сам Р.Т.Эрдоган, пока избегает прямо назвать имя МБС – как возможного заказчика. Например, не сделал он этого в своем широко анонсированном выступлении перед парламентом 23 октября с.г., от которого ожидали всеобъемлющей информации по материалам расследования.  Однако проправительственные СМИ, не дождавшись официальных выводов следствия,  с самого начала называли МБС главным организатором и заказчиком. При этом обычно ссылки давались на «анонимные и компетентные» источники в турецких спецслужбах и правительственных кругах. Весь месяц, турецкие СМИ не давали этой теме «заглохнуть» и держали мировую общественность в напряжении, регулярно подбрасывая подробности  убийства Д.Хашогги, как будто взятые из американских триллеров. По мнению экспертов, главной целью этой кампании  было не только раскрытие убийства, но и стремление «нарыть компромат» против МБС, и представить его не как «молодого реформатора», а опасного беспринципного политикана, непредсказуемые действия которого могут привести к катастрофическим последствиям в регионе. Особенно это было заметно в публикациях таких газет как  «Ени шафак» и «Сабах», в которых открыто предрекался конец  «политического проекта  Мухаммед бен Сальмана», а также его «антирурецкого» плана по переформатированию Ближнего Востока, который он осуществлял совместно с ОАЭ и США (назывались имена зятя и советника президента США Д.Трампа Дж.Кушнера и наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бен Заеда (МБЗ)).  Следовательно, Турция должна использовать по максимуму все  имеющиеся у ней  козыри, чтобы противостоять всем этим планам.

Эксперты полагают, что все эти публикации  отражают реальную ситуацию с двусторонними отношениями, которые начали стремительно  ухудшаться еще с начала «арабской весны». Для Р.Т.Эрдогана, и его Партии справедливости и развития (ПСР), ставшей в последние годы оплотом нового «невахабитского» политического ислама в регионе,  Саудовская Аравия является естественным соперником в борьбе за лидерство в суннитском мире. За последние годы Анкара столкнулась с рядом действий  со стороны Эр-Рияда, которые расценивает как угрозу собственной безопасности и удар по национальным интересам: свержение президента АРЕ М.Мурси; блокада стратегического партнера – Катара; неоднозначная роль вместе с ОАЭ в провалившемся перевороте 2016 г.; финансовая и политическая поддержка сепаратистских курдских группировок  в Сирии и  др. Напряженность между двумя странами была обозначена явным образом и в официальных заявлениях МБС, когда в марте с. г. в интервью египетской газете он назвал Турцию одной из сторон регионального «треугольника зла» наряду с Ираном и Катаром.

Однако и Турция предпринимала ответные действия. На протяжении последних лет в Стамбуле нашли политическое убежище многие политические и религиозные эмигранты  из арабских стран, связанные идеологически с «Братьями-мусульманами». В Турции при контроле властей они смогли организовать свои штаб-квартиры, радиостанции, арабоязчные сайты, на которых критикуется политика властей АРЕ, ОАЭ, КСА и др. В этом контексте интересна и роль самого Д.Хашогги, и особое внимание, которое проявляли к нему турецкие власти. Здесь дело не только в его турецких корнях. Напомним, что саудовский клан Хашогги турецкого происхождения. Его родоначальник   — Мухаммед Хашогги, личный врач  короля-основателя Абдель Азиза, был родом из г.Кайсери. Сама фамилия турецкого происхождения – Кашикчи (букв. «ложечник» от тур. «кашик»- ложка), по-арабски пишется и произносится как «Хашукджи» без определенного  артикля, через букву «каф» (в русскоязычной литературе установилось написание как «Хашогги»). Она  до сих пор встречается в арабских странах входивших ранее в Османскую Империю, в частности в Сирии. Некоторые эксперты, опираясь на данные компетентных источников своих стран, полагают что Д.Хашогги был сторонником «Братьев-мусульман», и поддерживал с ними постоянные контакты, хотя на официальном уровне это постоянно отрицалось. Как известно, в КСА,  «Братья-мусульмане» признаны террористической организацией, а в США этот вопрос только рассматривался по сообщению прессы в начале этого года. Именно поэтому МБС, чтобы снять с себя обвинения в преследовании «критика режима»,  согласно информации The Washington Post пытался донести в телефонном разговоре с Белым домом (с Дж. Кушнером и Дж. Болтоном) 9 октября с.г.  информацию, что Д.Хашогги был якобы «опасным исламистом» и членом этой организации. Однако пока нет однозначного ответа насколько Д.Хашогги был связан с оппозиционными исламистскими движениями. Тем более, его семья и окружение постоянно отрицали наличие таких контактов. Вполне естественно, что оперативная информация по этой стороне его деятельности не раскрывается, но определенная симпатия к части политической программы «Братьев-мусульман» в его публикациях и выступлениях все же прослеживается.  Отмечается, что в последнее время он  стал критиком не только реформ МБС, но и его политических проектов в регионе — войны в Йемене, а также  блокады Катара. Полагают, что именно эта сфера его деятельности стала одной из причин покровительства Анкары Д.Хашогги. Кроме того, за прошедшее время после добровольного отъезда из КСА, он смог установить контакты в кругах политических эмигрантов в Турции, где очевидно намеревался  обосноваться, несмотря на имевшуюся  американскую грин-карту.  По опубликованной информации он приобрел недвижимость, собирался жениться на гражданке Турции Хатидже Дженгиз, которую пресса называла «преподавателем Стамбульского университета» (хотя у него была семья и два взрослых сына в КСА).  Кроме того, Д.Хащогги планировал создание собственного новостного канала в Стамбуле оппозиционной направленности.

Поэтому попытка его похищения, и последовавшее за ним убийство, стали поистине «королевским подарком» для региональных противников КСА. Тем более, как стало ясно, критика саудовской политики в Сирии, войны в Йемене, гуманитарная катастрофа, проблема с правами человека внутри страны не дали бы такого   эффекта,  как громкое убийство оппозиционного журналиста. Таким образом, дело Хашогги объединило не только сторонников ПСР, «Братьев-мусульман», Иран, но и западные либеральные СМИ, правозащитные организации,  ведущих политиков Европы и США, в том числе значительную часть Сената, как  республиканцев, так и демократов. Тем более, как стало понятно впоследствии,  что у Анкары есть действительно информация и материалы, которые могут создать реальные проблемы для саудовского руководства. Прежде всего, это касается той самой «пленки», на которой якобы полностью записано убийство Д.Хашогги, которое произошло в стенах генконсульства.  Ранее турецкая сторона заявляла, что все было записано на его часах Apple Watch, которые он, перед тем как зайти в генконсульство, перевел в режим записи  и  синхронизировал со своим iPhone, оставшимся у Х.Дженгиз. Но как оказалось, это возможно была целенаправленная дезинформация, поскольку турецкие спецслужбы получили эти сведения в результате элементарного прослушивания здания саудовского генконсульства.  Это подтвердили потом также и «анонимные источники в турецком правительстве». Если это действительно так, то  данная запись не может служить уликой,  т.к. получена незаконным путем. Поскольку все  дипломатические миссии, в том числе и генконсульство КСА, защищены положениями Венской конвенции. С содержанием записи была ознакомлена директор ЦРУ Дж.Хаспел во время ее визита в Турцию, а также впоследствии  и Д.Трамп. В этой связи у некоторых экспертов возникает ряд  вопросов к турецким  спецслужбам. Знали ли они о планируемой операции по захвату Д.Хашогги и его доставке в КСА? Если такая информация имелась, то по каким объективным или субъективным причинам они не смогли это предотвратить?  Тем более, как следует из публикаций западных СМИ, информация об этом имелась у британских (МI-6) и американских спецслужб.

Тем не менее, Р.Т.Эрдоган, который оказался благодаря делу Хашогги в центре  международного внимания, особенно после публикации в The Washington Post намерен и впредь максимально использовать все имеющиеся у него возможности для  давления на КСА, а также на сторонников МБС в Белом доме с целью  дальнейшего ослабления позиций наследного принца.  Эр-Рияду в очередной раз дали понять, что «козыри в рукаве» у турецкой стороны действительно есть и дело не ограничиться только финансовой поддержкой и незначительными уступками. Анкара явно рассчитывает на большее, при этом делая недвусмысленные намеки и периодически публикуя информацию в местных и региональных СМИ о новых деталях убийства Д.Хашогги. Как, например,  последнее  по времени сообщение о «группе чистильщиков» из числа сотрудников спецслужб КСА, которые прибыли через несколько дней в Стамбул и должны быть скрыть все следы, проведенной операции. Однако  Эр-Рияд должен быть готов к тому, что Турция все же решиться назвать  официально  имя наследного принца как «главного заказчика и организатора убийства». Этими действиями преследуется, вероятно, определенная цель – постепенно убедить короля Сальмана, что единственный способ спасти репутацию Саудовской Аравии, «смыть позорное пятно», под растущим  международным прессингом, исключить МБС из линии наследования, или, по крайней мере, ограничить его нынешние полномочия за счет перераспределение его постов среди других членов семьи Аль Сауд. Хотя по оценкам экспертов, говорить о формировании серьезной внутренней коалиции принцев, которая могла бы ограничить полномочия МБС пока рано, т.к. проведенная год назад кампания «чистки» и «борьбы с коррупцией» была  весьма эффективной, что ограничило круг конкурентов наследного принца существенным образом. Но тенденции к расколу внутри королевской семьи только укрепляют позиции Р.Т.Эрдогана и дает ему шанс для маневра в будущем. Тем не менее, по имеющейся у СМИ инсайдерской информации, МБС  пока не намерен идти на значительные уступки, а также отвергает любое давление Р.Т.Эрдогана в решительной форме. Но в любом случае, выходом из сложившегося кризиса явилось бы достижение саудовско-турецкого компромисса, пусть даже в обмен на условия, выдвинутые Анкарой.

40.52MB | MySQL:92 | 1,140sec