Размышления об иностранном контингенте «Исламского государства» и проблеме возвращения его боевиков в страны их происхождения

Террористические группировки, потерпев поражение в Сирии, создают вербовочные сети и спящие ячейки в других странах. Об этом заявил в среду 7 ноября глава МИД РФ Сергей Лавров на XVII совещании руководителей спецслужб, органов безопасности и правоохранительных органов иностранных государств — партнеров ФСБ России. «Потерпев военное поражение в Сирии, террористические группировки создают новые плацдармы, вербовочные сети, спящие ячейки в других странах, продолжая пользоваться как сохраняющейся разобщенностью мирового сообщества, так и тем, что не все государства предприняли необходимые законодательные и правоохранительные меры на национальном уровне», — сказал он. Как подчеркнул министр, одним из наиболее опасных последствий такой разобщенности становится массовое возвращение иностранных террористов-боевиков в государства происхождения либо в третьи страны. При этом, по его словам, террористы стараются перемещаться в страны, законодательство и правоохранительная практика которых затрудняют уголовное преследование. «Проблема иностранных террористов-боевиков требует комплексного решения, в том числе международно-правового. Критически важно обеспечить неотвратимость наказания тех, кто вовлечен в террористическую деятельность, как это зафиксировано в соответствующих резолюциях Совета Безопасности ООН. Призываем к активному и добросовестному международному взаимодействию, в том числе по вопросам взаимной правовой помощи, своевременного информирования о передвижении причастных к терроризму лиц», — заключил Лавров.  При этом он отметил, что  возможности бандформирований в Сирии и Ираке регулярно пополнять свой бюджет серьезно подорваны. «В настоящее время возможности бандформирований в Сирии и Ираке регулярно пополнять свой бюджет серьезно подорваны», — сказал он. Вместе с тем Лавров подчеркнул, что сопротивление террористов «сломлено не до конца». «Одна из причин — продолжающаяся внешняя материальная подпитка радикалов, в том числе вооружениями», — указал министр. Эта тема была развита  в докладах других докладчиков. Более 20 тысяч иностранных террористов-боевиков пытаются покинуть Сирию и Ирак после разгрома «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в РФ террористическая группировка), чтобы продолжить свою деятельность в других странах. Об этом заявил в среду заместитель генерального секретаря ООН по вопросам борьбы с терроризмом Владимир Воронков на XVII совещании руководителей спецслужб, органов безопасности и правоохранительных органов иностранных государств — партнеров ФСБ России. «Благодаря усилиям РФ и других государств ИГИЛ (прежнее название ИГ — прим. ТАСС) утратил опорные пункты в Ираке и Сирии, — сказал он. — Находившиеся там иностранные боевики-террористы из более чем 110 стран пытаются пробраться в места своего прежнего проживания или перебраться в другие зоны конфликтов по всему миру». Воронков назвал эту ситуацию чрезвычайно опасной. «Ведь речь идет о более чем 20 тысячах человек, профессионально обученных убивать, — указал он. — Хотя некоторые боевики, возможно, готовы отказаться от террористической деятельности, другие, напротив, планируют новые нападения в местах передислокации». В этой связи возникает закономерный вопрос о источниках, которые использует Воронков для своего доклада. Как впрочем, и о тех, на которых сделан вывод о том, что  сторонники ИГ создают новые плацдармы свое присутствия по миру, а также многочисленные «спящие ячейки». Пока сообщим, что в результате всех действий западных спецслужб по итогам расследования терактов не получено ни одной внятной уликовой информации о том, что они финансировались и координировались неким единым центром ИГ в Сирии или Ираке. То же самое справедливо и по отношению к проявлениям террористической активности сторонников ИГ на территории России. Даже в недавнем случае, когда в Набережных Челнах были задержаны некие «сторонники ИГ» в официальном пресс-релизе ФСБ затем было дано разъяснение, что «проводятся мероприятия по вскрытию возможной связи террористов с зарубежными центрами». При этом первоначально СМИ поспешили завить, что кураторы террористов «сидят в Сирии». Пока нет таких «связей» (они не предоставлены официально и публично, а значит их нет по факту) в отношении ни одного резонансного теракта или группы «сторонников ИГ» в России. Все заявления о том, что заказчики «сидят в Сирии» остаются пока заявлениями, не более того. Вообще, исходя из сказанного на этой конференции, надо отметить  два вывода.

1.. Когда публично касаются темы переброски оружия, числа боевиков и т.п. это надо подтверждать фактурой. В противном случае предполагается, что надо верить на слово, что неправильно и не соответствует фактам.

  1. То, что какой-то отморозок или группа таковых где-то назвала себя сторонниками ИГ, совершенно не означает, что он или они имеют какие-то связи с условным координирующим центром этой группировки в Сирии или Ираке. Во-первых, потому что нет таких центров. А, во-вторых, потому, что у материнской группы нет элементарных денег на такую деятельность. Глава МИД РФ обозначил резкое сужение финансирования, который на сегодня разные эксперты оценивают от нескольких десятков миллионов долларов до одного миллиарда. Нет там никаких миллионов по очень простой причине: их просто неоткуда получать. Основной финансовой подпитки ИГ было на начало всей своей деятельности была контрабанда нефти, грабеж и налоги с суннитского населения за пользование инфраструктурой и логистикой. Элементарная арифметика (по данным тех же американцев, условно «сторонники ИГ» сейчас контролируют 3% сирийской территории, в Ираке чуть побольше) показывает, что всех этих источников сейчас у сирийских и иракских сторонников ИГ  просто нет. Отсюда еще один вывод: нельзя говорить о какой-то террористической активности или массовых перебросках иностранных боевиков из Сирии и Ирака по инициативе ИГ, но можно и должно говорить о таких процессах, которые спонсируются теми или иными государствами. В случае с переброской таджиков (а объем его еще надо уточнять) из Сирии в тот же Афганистан надо обратить внимание на такого рода усилия со стороны США и Турции, например. Но при чем тут ИГ? Если мы снова обратимся к речи Лаврова в части «материальной подпитки и снабжения оружием», то это большей части касается просаудовских и протурецких групп сирийского сопротивления, а не ИГ. Опять же касаясь темы «оплотов» ИГ в Ираке и Сирии, то снова отметим, что основу этих «оплотов» составляет местное суннитское население, которые собственно и было питательной и тыловой базой для ИГ. Теперь это население вернулось к себе домой. Можно это, конечно, условно назвать оплотами ИГ, если мы имеем ввиду суннитский национализм на фоне сохраняющихся диспропорций в нынешней межконфесиональной модели распределения  национальных благ.

Теперь о численности, которая напрямую и линейно зависит от уровня финансирования. А его, как мы поняли, просто нет в классическом понимании существования какой-то устойчивой схемы или модели.  В июне 2014 года (а это расцвет ИГ) аналитическая группа Soufan Group представила свой первый доклад об иностранных боевиках ИГ в Сирии. Экспертам SG удалось определить 12 тысяч иностранных боевиков ИГ из 81 страны только в Сирии. Восемнадцать месяцев спустя в своем новом докладе SG констатировала, что, несмотря на устойчивые международные усилия по сдерживанию ИГ и блокированию потоков добровольцев в его ряды, численность иностранных боевиков только в Сирии увеличилась более чем вдвое. SG подсчитала, что от 27 до 31 тысяч иностранных граждан из, по крайней мере, 86 государств отправились в Сирию и Ирак, чтобы присоединиться к ИГ и другим экстремистским организациям. По другой оценке — ЦРУ США, в сентябре 2015 года число иностранных боевиков в Сирии превышало 30 тысяч человек из более чем 100 стран мира. Далее SG констатировала, что рост числа иностранных боевиков свидетельствует о том, что усилия по сдерживанию притока иностранных добровольцев в исламские экстремистские группировки в Сирии и Ираке имеют лишь ограниченное воздействие. SG удалось определить, что рост потоков иностранных боевиков не является равномерным в мире. Некоторые регионы и страны демонстрируют более существенный прирост, чем остальные. Среди таковых, например, оказалась Россия. С июня 2014 года число иностранных боевиков из Западной Европы более чем удвоилось, в то время, как поток из Северной Америки оставался относительно на прежнем уровне. Одновременно число иностранных бойцов, прибывающих из России и Центральной Азии в ИГ, показало более значительный рост, по некоторым оценкам, утроив поток за рассматриваемый период. Рекрутинг экстремистов в Соединенных Штатах в основном зависит от социальных сетей, особенно, на начальном этапе процесса вовлечения в ИГ. В странах, из которых идет самый большой поток добровольцев, вербовка в ИГ стала более целенаправленной и локализованной. Здесь бóльшую роль стали играть семейные и дружеские связи. В настоящее время средний показатель возвратившихся в страны Запада воевавших в ИГ составляет около 20−30%, что представляет собой серьезную проблему для безопасности. Правоохранительным органам при этом еще только, по этим оценкам, предстоит оценить угрозу, которую представляют эти люди. SG при определении числа иностранных боевиков ИГ и других экстремистских организаций в Сирии и Ираке пользуется открытыми источниками: докладами ООН, исследованиями экспертных учреждений, научными источниками, высказываниями правительственных чиновников разных стран. Разумеется, SG признает, что численные оценки не всегда могут быть точны и всегда присутствует известный уровень неопределенности. Многие правительства специально не дают официальных цифр, хотя и отслеживают проблему. Не всегда раскрывается и методика существующих официальных подсчетов. Кроме того, не всегда статистика отражает факт возвращения или гибели боевиков. Некоторые оценки включают в число иностранных боевиков еще и женщин с детьми, которые сопровождали их мужчин в поездке в Сирию и Ирак. Другими словами, точных цифр иностранных боевиков вообще не существует в природе.  На тот период времени, который мы определили как «расцвет», иностранный контингент ИГ согласно  этим выкладкам составлял:

По регионам мира иностранные боевики ИГ распределены следующим образом:

Западная Европа — 5 тыс;

бывший Советский Союз — 4,7 тыс;

Северная Америка — 280;

Балканы — 875;

страны Магриба (Северная Африка) — 8 тыс;

Ближний и Средний Восток — 8240;

Южная Азия — 900.

 

Ссылаясь на официальные источники, The Soufan Group приводит данные на тот период, из которых следует, что в рядах ИГ воюют 2400 россиян, 300 «казахстанцев» и 386 «таджикистанцев». По данным неофициальных источников исследовательского центра, в рядах экстремистской группировки насчитывается 500 граждан Узбекистана, 500 граждан Кыргызстана и 360 граждан Туркменистана. Общее количество граждан из стран СНГ, воюющих в рядах ИГ, составляет 4,7 тысяч человек. И это весь резерв уроженцев (пока даже не считаем тех, кто уже погиб — прошло три года) Центральной Азии, которые сейчас, по многочисленным оценкам российских силовиков и чиновников ОДКБ, могут быть переброшены на север Афганистана. Сейчас даже не о самом механизме переброски (по идее, это надо делать через враждебный ИГ Иран), а о чистой арифметике. Согласно тому же отчету, самая большая группа иностранцев в ИГ приехала из Туниса (7 тысяч человек), Иордании (2,5 тысяч человек), Саудовской Аравии (2,5 тысяч человек), России (в основном из Чечни и Дагестане 2,4 тысяч человек), Турции (2-2,2 тысячи человек), Марокко (1,5 тысячи человек) и Египта (1 тысяча человек). В составе ИГ также воюют граждане Новой Зеландии (6 человек), Катара (10 человек) и Португалии (12 человек). Из арабских стран в ряды ИГ меньше всего присоединились граждане Объединенного Арабского Эмирата (15 человек). Все эти данные относятся к моменту наибольшей активности ИГ. На октябрь прошлого года та же структура, с которой согласились американские разведслужбы, дала другую оценку численности ИГ в Ираке и Сирии. Согласно документу, страной, откуда прибывает больше всего наёмников, является Россия. Отмечается, что на стороне ИГ в Сирии и Ираке воюют 3417 граждан РФ. То есть, цифра «россиян» возросла, что очень сомнительно.  Второе место занимает Саудовская Аравия (3224 человека), на третьем месте оказалась Иордания (3000 человек), затем — Тунис (2926 человек) и на пятом месте — Франция (1910 человек). По оценкам американских экспертов, в Россию вернулись 400 человек, воевавших в рядах ИГ, в Саудовскую Аравию — 760, в Иорданию — 250, в Тунис — 800 и во Францию — 271. Между тем в Кремле подвергли сомнению правдивость выводов доклада Soufan Group. «Cклонны подвергать сомнению достоверность этой информации», — заявил пресс-секретарь главы российского государства Дмитрий Песков. По его словам, Кремлю не известно, на основе чего подготовлен этот доклад и на какие источники он опирался.  Но в любом случае, как-то не набирается «двадцати тысяч», которыми спустя год уверенно оперирует  Воронков. По более «приземленным» данным, в том числе и западных разведслужб, на оба фронта в Ираке и Сирии сейчас насчитывается не более 1,5 тыс. иностранных боевиков. Вот примерно этими данными и корректно сейчас оперировать, если мы говорим именно об ИГ, а не зачислять скопом туда всех бойцов сопротивления.

52.8MB | MySQL:104 | 0,327sec