Иордания как модель интеграции сирийских беженцев

Сравнительный анализ процессов социально-экономической интеграции сирийских беженцев в странах региона показывает, что на сегодняшний день наиболее продвинутую и эффективную модель интеграции предлагает Иордания. Правительство Иордании в тесном сотрудничестве с международными институтами осуществляет плановую и последовательную политику ассимиляции сирийских беженцев, официально зарегистрированных в стране по линии Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ).

305 тысяч из 670 тысяч сирийцев находятся в трудоспособном возрасте, что является хорошим подспорьем с точки зрения трудовой миграции и особенно в плане притока дополнительной рабочей силы. При этом значительная часть мужского населения занята работами в аграрном секторе и строительстве, тогда как женщины заняты в домашнем хозяйстве. Иорданское правительство проводит последовательный курс, направленный на выдачу сирийцам разрешения на работу – по состоянию на октябрь с.г. выдано 128 тысяч таких разрешений. При этом разрешения на работу выдаются также в лагерях беженцев, где функционируют центры занятости. Например, в крупнейшем на иорданской территории лагере Заатари сирийским беженцам выдано более 11 тысяч разрешений на работу, а во втором по размерам лагере Азрак – 3,4 тысячи разрешений.

Примечательно, что процесс и правила интеграции сирийских беженцев, начиная с донорской конференции в Лондоне в феврале 2016 г., заметно эволюционировали. Начиная с создания возможностей для поиска рабочих мест и адресных программ поддержки, Амман в результате согласился на революционное решение и приступил к выдаче разрешений на работу по линии МВД сроком на 1 год, но с правом возобновления для сирийских беженцев. При лоббировании со стороны сельскохозяйственных кооперативов, кровно заинтересованных в притоке легальной рабочей силы, процесс выдачи таких разрешений заметно ускорился. Наконец, беженцы, проживающие в лагерях, получили право на обладание такими разрешительными документами, что теперь позволяет им работать за пределами лагерей беженцев. Также было принято решение о выдаче разрешений на работу «фрилансам» (внештатным наемным рабочим по контракту) в сфере строительства по линии национальных торговых союзов.

Несмотря на эти видимые успехи, тем не менее, в иорданской модели интеграции сирийских беженцев по-прежнему сохраняются определенные ограничения. В частности, сирийские беженцы работают в Иордании в статусе рабочих мигрантов и их трудовая деятельность регулируется согласно именно миграционному законодательству, что накладывает определенные ограничения. В частности, сирийские мигранты имеют право работать только по тем специальностям, которые открыты для иностранцев. Это создает существенные барьеры, поскольку многие высокооплачиваемые и востребованные профессии в сферах здравоохранения, образования, инженерного дела и технические специальности закрыты для иностранцев. Кроме того, недавно были введены дополнительные ограничения на ведение домашнего/cемейного бизнеса сирийским беженцами, что автоматически блокирует развитие семейных фермерских хозяйств. В то же время, фактор сирийских беженцев стимулировал иорданское правительство на смягчение трудового законодательства –в частности, в 2017 году было решено допустить иностранцев к рабочим местам в некоторых секторах промышленного производства. Кроме того, сирийские беженцы получили право открывать свой бизнес, но только совместно с иорданским партнером.

Заметное содействие интеграции сирийских беженцев в социально-экономические реалии иорданской жизни оказывается по линии ООН. В частности, Управление Верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ) совместно со Всемирным банком и Международной организацией миграции (МОМ) проводят ежегодный мониторинг процесса выдачи разрешений на работу иорданскими властями, чтобы лучше понять ситуацию и тренды. В частности, одна из главных озабоченностей – несбалансированный подход к выдаче таких разрешений по половому признаку – на сегодня право на работу получили лишь 5 тысяч женщин, что составляет менее 4% из общего числа сирийцев, наделенных таким правом. Также УВКБ совместно с неправительственными организациями разрабатывает и внедряет программы обучения и бизнес коучинга для сирийских беженцев, в том числе в целях их переквалификации. Например, одна из таких программ готовит адресно специалистов для работы в сети магазинов IKEA. Основанные под эгидой МОМ центры занятости в лагерях беженцев лоббируют доступ этой группы сирийцев к рабочим местам вне лагеря, снабжая их информацией о наличии рабочих мест и предлагая новые возможности для трудоустройства. Для той категории беженцев в лагерях, которым не удается трудоустроиться за пределами лагеря, ООН предлагает участие в программах cash for work (наличные за работу), что позволяет обеспечить занятость в лагерях, использовать беженцев для выполнения социальных работ (например, восстановление инфраструктуры, строительство дорог, разработка артезианских скважин и прочее). При этом, сирийские беженцы приобретают важный профессиональный опыт по конкретным специальностям, причем труд этот оплачиваемый, что служит важной мотивацией для проживающих в лагерях беженцев. Наконец УВКБ совместно со Шведским агентством по международному развитию запустили в партнерстве с кредитно-финансовыми учреждениями программу, направленную на обеспечение доступа сирийских беженцев к кредитам – что позволит им дать старт производственным проектам в целях обеспечения устойчивого дохода. Предпринимаются также шаги по вовлечению частного сектора в программы содействия сирийским беженцам с точки зрения доступа к рабочим местам.

Как видим, модель интеграции сирийских беженцев в социально-экономическую систему Иордании на сегодняшний день является довольно успешной. Она направлена на постепенное смягчение трудового законодательства в пользу сирийских беженцев, при сохранении, однако определенных красных линий и неоспариваемых ограничений со стороны правительства. В то же время, иорданская модель является чуть ли не самой продвинутой с точки зрения форм и векторов экономической интеграции сирийцев с привлечением различных партнеров, в том числе из числа неправительственных организаций и частного сектора, а также различного рода инновационных схем, направленных на максимально эффективную, взаимовыгодную и безболезненную для всех сторон интеграцию сирийских беженцев в местное сообщество. Понятно, что при имплементации столь чувствительной программы без проб и ошибок не обходится, однако уроки, извлекаемые из нынешнего процесса интеграции сирийских беженцев в Иордании, могут быть полезными в будущем, в том числе применительно к другим странам и ситуациям.

52.74MB | MySQL:104 | 0,375sec