Об опасности активизации террористической организации «Исламское государство»

За последние месяцы появились признаки возрождения и активизации террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России), которая казалась разгромленной и неспособной к активным действиям после захвата войсками антитеррористической коалиции столицы самопровозглашенного халифата Ракки осенью 2017 года. В то же время ряд фактов позволяет говорить о том, что потенциал ИГ еще далеко не растрачен. Террористическая группировка перешла от проектов по созданию собственного государства, которые оказались невыполнимыми, к стратегии партизанской войны и уничтожению сторонников сотрудничества в северных районах Сирии и Ирака. В каком-то смысле это означает обращение ИГ к стратегии «Аль-Каиды» (запрещена в России). Это грозит дестабилизацией обстановки в данном регионе на долгие годы.

Некоторые американские эксперты назвали регион максимальной активности ИГ Сираком (Сирия + Ирак) по аналогии с Афпаком (Афганистан +Пакистан), регионом активности  движения «Талибан». Если Афпак предоставляет террористам и повстанцам идеальные природные условия для сопротивления, включая труднодоступные горные районы, то на границе Ирака и Сирии существует немало малонаселенных, а то и вовсе пустынных районов, «карманов», в которых легко спрятаться от действий правительственных войск Сирии и Ирака.

Следует отметить, что лидеры ИГ давно готовились к новой стратегии, связанной со сдачей крупных городских центров и переходу к партизанской войне (герилье). В мае 2016 года главный идеолог и спикер группировки Абу Мухаммед аль-Аднани произнес свою последнюю знаменитую речь (он был убит в августе того же года). В ней он проанализировал историю развития ИГ, начиная с американской оккупации Ирака в 2003-2004 годах, заявив о том, что временная сдача городских центров – вполне нормальное явление, главное же в сопротивлении – максимальное изматывание врага. В своей речи Абу Мухаммед аль-Аднани обратился с вопросом к американцам: «Америка, думаешь ли ты, что победу можно достичь, убив одного или несколько наших полевых командиров? Это фальшивая победа». Далее он добавил: «Победа – это когда враг потерпел поражение. Думаешь ли ты, Америка, что поражение – это утрата города или участка земли? Потерпим ли мы поражение и будете ли вы победителями, если мы утратим Мосул, Ракку и Сирт? Нет – поражение –это утрата воли и желания сражаться».

Необходимо отметить, что в последующий период средства пропаганды ИГ развивали дискурс аль-Аднани. Еженедельная газета этой террористической группировки «Ан-Наба» писала в августе 2016 года: «В годы, которые последовали за подъемом «Сахвы» в Ираке (движение «Сахва» («Пробуждение») суннитских племен, появившееся в 2006 году для борьбы против терроризма и экстремизма –  авт.) моджахеды ушли в пустыню, оставив позади себя десятки крепких и убежденных борцов, скрывшихся между силами безопасности врага (спящие ячейки –  авт.). Эти моджахеды убивали врага, причиняли ему боль, мучили его, смешивали вражеские ряды и изматывали их, их армию и аппарат безопасности. Они истощали отступников своими каватим (глушителями для оружия), лавасик (самодельными взрывными устройствами) и операциями шахидов. Все это делалось до тех пор, пока рыцари пустыни не вышли для того, чтобы штурмовать врага в его цитаделях».

Речь аль-Аднани и материалы в СМИ «Исламского государства» обозначают три основных направления деятельности ИГ после сдачи врагу крупных городов. Во-первых, уход в пустынную и сельскую местность с последующими ударами по врагу в городах или чувствительных местах (транспортные узлы и т.д.). Во-вторых, боевые действия по принципу «бей  и беги». В-третьих, уничтожение «отступников», то есть тех суннитов в Сирии и в Ираке, которые пошли на сотрудничество с властями и включились в борьбу против терроризма. На этом надо остановиться особо. По мнению идеологов «Исламского государства», поражения этой группировки во многом были обусловлены действиями отрядов «Сахва» и тех шейхов суннитских племен, которые не приняли диктат радикальных исламистов. Отсюда лозунг ИГ на новом этапе: «одну пулю в крестоносца, девять пуль в отступника».

В одной из статей в газете «Ан-Наба» говорилось: «С распространением «Сахвы» моджахеды переключились на уничтожение этого патологического феномена. «Сахва» была похожа на большое дерево, чьи корни должны были быть срезаны, чтобы ветви увяли сами собой… После освобождения от опасности такого явления как «Сахва» началось планирование и подготовка к периоду после вывода американских войск. Стало ясно, что тот, кто лучше подготовится к этому, тот и станет настоящим хозяином положения». Деятельность ИГ в 2011-2014 годах была сфокусирована на том, чтобы предотвратить появление таких структур власти из местных жителей, которые заполнили бы вакуум, образовавшийся после ухода американцев. Точно так же сейчас террор ИГ в северных провинциях Сирии может быть направлен на то, чтобы не допустить создания эффективной структуры управления и налаживания нормальной жизни в этом регионе.

В этой связи необходимо упомянуть о том, что после взятия Мосула в середине 2017 года стал наблюдаться отход боевиков ИГ из тех городских центров, которые они в то время контролировали. Террористы практически без боя оставили Хавиджу и Талль-Афар. На то, чтобы занять стратегически важный пункт Аль-Каим на иракско-сирийской границе иракским правительственным войскам потребовалось всего две недели, а Аль Бу-Камаль был занят практически без боя. Таким образом, лидеры ИГ пошли на то, чтобы сдать территорию в обмен на сохранение живой силы. Они поняли, что наибольший ущерб их вооруженным формированиям приносят удары с воздуха, а эти удары наиболее эффективны в городах, либо при передвижении больших колонн боевиков. Даже в Ракке экстремисты разбили город на небольшие районы, где отряды ИГ действовали практически автономно. Они пользовались своими запасами воды и продуктов, снабжение из одного района в другой было исключено.

Об активизации ИГ в последнее время говорят два события. Во-первых, нападение боевиков этой террористической группировки на группу паломников-коптов, передвигавшихся на автобусах в египетской провинции Эль-Минья к югу от Каира. В результате данного нападения погибло 7 человек и было ранено 19. Данный теракт состоялся 2 ноября с.г. Во-вторых, в сирийской провинции Ракка боевики ИГ нанесли неожиданный удар по позициям «Сил демократической Сирии» (СДС), в большинстве состоящих из сирийских курдов. В результате они вернули контроль над рядом сельских населенных пунктов и убили около 60 курдских и арабских бойцов: большая цифра, если учесть, что СДС обладают самым современным оружием, полученным от США.

Если говорить о теракте в АРЕ, то он стал сильным ударом по позициям египетского правительства. Напомним, что год назад, произошел теракт ИГ на Синае, когда в результате взрыва в мечети города Эль-Ариш погибло около 300 человек. После этого президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси вызвал египетских силовиков и дал им поручение в трехмесячный срок покончить с «Исламским государством» в Египте. После этого в АРЕ не происходило масштабных терактов. Нападение на христиан в Эль-Минье обнаружило опасную тенденцию. Раньше базой действий ИГ в этой стране был исключительно Синайский полуостров, где радикальных  исламистов поддерживала часть бедуинских племен. В то же время последний по времени теракт свидетельствует о проникновении ИГ в южные провинции Египта: Асьют и Эль-Минью.

Некоторые эксперты отмечают особую опасность активизации ИГ для Иордании, север которой с городами Зарка и Салт является давней базой радикальных салафитов. Достаточно сказать, что уроженцем Зарки был печально известный Абу Мусаб аз-Заркауи, основатель и лидер «Аль-Каиды в Месопотамии», отметившейся кровавыми терактами в Ираке. Многие боевики ИГ и «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в России), воевавшие в Сирии, были выходцами из этих районов королевства. Учитывая крайне неблагоприятную экономическую ситуацию в Иордании и радикальную пропаганду, не исключена в ближайшем будущем экспансия ИГ на территорию этой страны.

«Ренессанс» «Исламского государства» не сулит ничего хорошего региону Ближнего Востока, так как может надолго задержать процесс стабилизации обстановки в регионе. Если говорить о Сирии и Ираке, то здесь у «Исламского государства» остаются возможности рекрутировать новых боевиков. Это связано с недовольством местных суннитов сложившейся ситуацией. Во-первых, не урегулирован вопрос о справедливом разделе власти. Во-вторых, экономическое восстановление районов, освобожденных от ИГ, даже не начиналось. К тому же остается возможность использования боевиков «Исламского государства» силами, не заинтересованными в усилении Сирии и Ирака, к которым в первую очередь относятся США и Турция.

52.74MB | MySQL:107 | 0,575sec