О 47-й сессии Консультативного совета, высшего экспертного органа Катара

6 ноября в Катаре состоялось открытие 47-й сессии Консультативного совета, экспертного органа, играющего роль чего-то среднего между Государственным советом и общественной палатой. Традиционно, участие в работе Совета приняли практически все высшие должностные лица Катара и большинство членов правящей семьи, включая отца действующего эмира, шейха Хамада. Мероприятие открылось выступлением премьер-министра, шейха Абдаллы бен Насера бен Халифы Аль Тани в котором тот приветствовал напутственный адрес, направленный совету от шейха Тамима бен Хамада Аль Тани. Модератором сессии, проходившей в комплексе канцелярии эмира, стал министр юстиции и государственный секретарь по вопросам кабинета, доктор Исса Саад аль-Джафали аль-Нуэйми, сообщивший журналистам, что участники совета «поддержали видение, рекомендации и директивы, прозвучавшие в речи эмира, в том числе, по различным вопросам региональной и международной политики».

Кабинет министров, который также присутствовал в полном составе на сессии Совета, что позволяет нам отнестись к этому событию, как к расширенному заседанию правительства, принял заявление, из которого следует, что утверждение эмира о силе и устойчивости национальной экономики, «ее поступательного развития и выдающихся достижений», продемонстрированных, несмотря на блокаду, является основанием «для гордости за его мудрое управление, которую разделяют все граждане страны».

По сути, речь эмира, содержащая ценные наставления и призывающая воплощать на практике национальную деловую этику, действовать ответственно в проекции общественных и государственных интересов, к такому выводу пришли министры, является руководством к действию «во всех областях».

Премьер-министра, шейх Абдалла бен Насер бен Халифа Аль Тани призвал членов своего кабинета руководствоваться в повседневной работе положениями из речи эмира Тамима и сосредоточиться на «скрупулезном воплощении в жизнь» его директив. Положительным обстоятельством, по его мнению, стала возможность участия в работе Совета для вновь назначенных членов кабинета, «которые смогли сразу сориентироваться в направлении работы». Ушедших в отставку, на Совете поблагодарили за их работу. Если не обращать внимание на схожесть  официальной фразеологии Катара с северокорейской, особенно, когда речь идет об оценке деятельности высшего должностного лица, то следует отметить, правительство «кризисного периода», которому пришлось вынести на себе всю тяжесть введенных против Катара санкций со стороны Саудовской Аравии и ее союзников, в целом, справилось с поставленными задачами и меняется на другое. Новому предстоит действовать в более спокойной обстановке и сосредоточиться на решении новых задач, о части из которых шла речь на сессии совета.

В частности, обсуждались следующие вопросы: кабмин утвердил проект решения об определении срока действия коммерческой регистрации для юридических лиц. Отныне она составит не менее года, и, максимум, пять лет, впоследствии, регистрация может продляться на такие же сроки.  Филиалы компаний нерезидентов и коммерческие представительства должны регистрироваться «на срок, соответствующий регистрации основной компании и на такой же срок, продляться».

На заседании Совета было решено учредить Национальный комитет для подготовки инициативного национального доклада о положении дел в стране для его представления в Комитет по правам человека ООН на предмет рассмотрения соответствия этого самого положения дел Международной конвенции  по экономическим, социальным и культурным правам (ICESCR)  и Международной конвенции по гражданским и политическим правам.

Здесь, по нашей оценке, Катар вновь «сыграл на опережение», упредив оппонентов из Саудовской Аравии в очень чувствительном вопросе, особенно, в свете крайне неприятной для последней истории с убийством саудовского журналиста Д.Хашогги. Она на данный момент превалирует в международном информационном пространстве, но никуда не делись и притеснения шиитского населения Восточной провинции, и воздушный террор, развязанный ВВС КСА в небе Йемена, и проблема арестов гражданских активистов в королевстве, тогда как в Катаре, дела с правами человека, по замыслу авторов этой инициативы, обстоят, если не блестяще, то вполне пристойно.

Кабинет министров ратифицировал Международное комплексное полномочное соглашение, определяющее обмен информацией с другими странами. То есть, Катар выступает как информационно-открытое государство.

Одобрен проект соглашения о поддержке и защите взаимных инвестиций между Катаром и Сомали (еще один «привет» конкурентам из ОАЭ), и, что, особенно интересно, такой же документ между Катаром и островным государством Сент-Винсент и Гренадины, известным оффшором, а также, Меморандум о взаимопонимании  и сотрудничестве между министерствами юстиции Катара и Вьетнама.

Были рассмотрены итоги 102-й сессии Экономического и социального совета Лиги арабских государств на уровне министров (Каир, 2018 г.) и по ним было принято соответствующее решение.

Ранее, мы подробно останавливались на тех мерах, которые вынужден был предпринять Катар в результате введения против него блокады, и на тех издержках, которые ему пришлось нести. Тем не менее, эмират не только распродавал часть активов, но, в последнее время предпринял некоторую экспансию, вложившись в доходный и элитный сегмент недвижимости в Великобритании.

Гостиничное подразделение Катарского инвестиционного агентства (Qatar Investment Authority) с незатейливым названием «Катара гостеприимство» (Katara Hospitality) объявило о приобретении известного исторического отеля, JW Marriott Grosvenor House, расположенного в Лондоне на знаменитой Парк-Лейн, в столичном районе Мэйфер. Сделка стала частью инвестиционного плана эмирата в столице Великобритании, который оценивается в 5 млрд долларов США. Это третье приобретение Дохи в британской столице после отелей  The Savoy, A Fairmont Managed Hotel и  Adria Boutique Hotel.

5-тизвездочный JW Marriott Grosvenor House был открыт в 1929 году и стал первым лондонским отелем, оборудованным отдельными ванными комнатами, турецкой баней, плавательным бассейном, спортивным залом и площадкой для игры в сквош. В гостинице имеется 496 люкс-номеров, фитнесс центр и 31 актовый зал, в нем регулярно проводятся различные знаковые мероприятия, вроде благотворительных балов, таких как Royal Caledonian Ball, а образ отеля постоянно появляется на британском телевидении.

Таким образом, можно в очередной раз констатировать: все расчеты саудовского руководства и его союзников на изоляцию и экономическое удушение Катара провалились, а сам эмират нет-нет, да и переходит в медийное и, даже экономическое, контрнаступление, что, со временем, неизбежно выставит Эр-Рияд в виде, который заставит либо искать мирное решение проблемы, либо сделать ставку на силовой вариант, в виде династического переворота или «принуждения Дохи к миру» под антитеррористическим прикрытием. Шансы последних вариантов мы оцениваем крайне невысоко.

52.15MB | MySQL:103 | 0,446sec