Взгляд турецкого фонда SETAV на проект «Турецкий поток». Часть 3

15 ноября с.г. анкарский Фонд политических, экономических и социальных исследований (SETAV) опубликовал материал под заголовком проект «Турецкий поток: взгляд с точки зрения энергетической безопасности и взаимной зависимости».

Накануне, 19 ноября с.г., в Стамбуле состоялась торжественная церемония завершения строительства морского участка газопровода «Турецкий поток» при участии президентов В.В.Путина и Р.Т.Эрдогана. Результатам очередного визита В.В.Путина в Турцию мы посвятим отдельный материал, а пока же продолжим свое ознакомление с взглядом ведущего мозгового центра Турции на «Турецкий поток».

Напомним, что в нашем анализе мы остановились на том, что Турция «фокусирует» вокруг себе энергетические коридоры, ведущие от стран — производителей в Каспийском регионе, стран Ближнего Востока и теперь уже от России к странам — потребителям, в первую очередь, — в Европе.

В свете складывающихся непростых отношений в треугольнике Россия – Турция – Украина, и тех преференций, которые Турция нередко отдает именно Украине, небезынтересным представляется послушать экспертное мнение турецких специалистов SETAV относительно технического состояния так называемого «Западного коридора».

Как отмечается автором анализа – Юнусом Фурунджу, западная часть Турции связана со «старым трубопроводом», проходящим по территории Украины. Эта цитата Ю. Фурунджу заслуживает прямого цитирования: «Упомянутый трубопровод, по причине отсутствия необходимых инвестиций и модернизации на протяжении периода свыше 20 лет, утратил свою надежность. Следовательно, в вопросе энергетического предложения возникла рискованная ситуация для стран, зависящих от этого трубопровода, включая Турцию. В рамках проекта «Турецкий поток», будет обеспечена поддержка развитию необходимой инфраструктуры и модернизации отрасли, как в Турции, так и в других странах региона. Таким образом, возрастет энергетическая безопасность».

Отметим, что турецкой стороной, невзирая на всё её стремление развивать стратегические отношения с Украиной, в частности, проявляющееся в полной поддержке Украины по Крымскому вопросу, в отношении «Западного коридора» и «Турецкого потока» демонстрируется полный прагматизм. Там, где западные страны говорят о недопустимости исключения Украины из европейской энергетической системы уравнений, исходя из очевидно внеэкономических, геополитических соображений, Турция полностью отдает себе отчет в тех рисках, которые возникают в связи с возможными перебоями поставок газа в свои западные промышленные регионы по «Западному коридору». Прецеденты уже были и привели они к весьма значительным убыткам. И стратегическую ставку для себя Турция сделала именно на «Турецкий поток».

Но, разумеется, речь идет не только об энергетической безопасности Турции. Турция стремится играть активную роль во всех проектах транспортировки энергоносителей на европейские рынки по всем возможным осям: «восток – запад», «север – юг» и так далее.

Впрочем, в отношении той части «Турецкого потока», которая пойдет на Европу, ясности пока не возникло. Как напоминает автор материала, согласно решению Комиссии ЕС, в процессе энергетического импорта, заниматься добычей и поставкой энергоносителей должны разные компании. Впрочем, европейское антимонопольное законодательство – в конце концов, «Газпром» является и добывающей компанией и компанией поставляющей – Турцию не смущает, но является серьезным препятствием на пути «Турецкого потока» в Европу».

Заметим, что в Турции самой ведется реформа энергетической отрасли по европейским лекалам, с разделением сфер деятельности и демонополизацией, однако, не заявленными изначально темпами. Что же касается российских надежд на то, что Турция примет активное политическое участие в лоббировании входа «Турецкого потока» в Европу, то здесь, совсем уж явно, заниматься лоббизмом непопулярного проекта для Турции – не с руки. Хотя, она и является стороной, которой поставки российского газа в Европу сулят теперь несомненные материальные выгоды. Впрочем, здесь Турция, похоже, исходит из того соображения, что геополитического веса России и «Газпрома» в регионе для решения этой задачи является вполне достаточным, а её излишняя активность лишь создаст дополнительную напряженность в и так небеспроблемных отношениях Турции с ЕС.

Помимо принципиальной неясности вопроса того, допустит ли ЕС «Турецкий поток» на свою территорию, как пишет автор, есть и другой нерешенный аспект: в какие именно страны он из Турции пойдет. Одним из вариантов является Турция – Болгария – Сербия. Вторым вариантом является его трасса, идентичная Трансанатолийскому – Трансадриатическому газопроводам. То есть, газ из «Турецкого потока» может быть направлен через Грецию в Италию. И, наконец, третий вариант – строительство на территории Турции терминала по сжижению газа и в дальнейшем его танкерная поставка на рынки сбыта. В случае последнего варианта, как указывает автор, очевидно, что фирма занимающаяся сжижением и поставками на экспорт будет «другой» (то есть, не «Газпромом»), а, следовательно, на этот вариант не распространяется антимонопольное решение Европейской комиссии.

Иными словами, как заключает автор материала, существует множество альтернатив для дальнейшей, из Турции, траектории следования проекта, но все они, при этом, зависят от того подхода, который будет продемонстрирован со стороны Европейского союза.

52.35MB | MySQL:103 | 0,471sec