Израильские и американские эксперты об арабской солидарности с палестинцами

Посол Израиля в Вашингтоне Рон Дермер недавно заметил, что «арабские государства больше не подыгрывают настроению палестинцев». Эксперты Центра стратегических исследований Бегин-Садат высказали свое мнение относительно того, что случилось с арабской поддержкой палестинцев. Несмотря на то, что нынешний политический ландшафт на Ближнем Востоке выдвигает на первый план новые приоритеты в политике, предлагается избегать недооценки продолжающегося влияния палестинцев на арабский мир[i].

По мнению Сары Фойер из тель-авивского Института исследования национальной безопасности (INSS), вполне вероятно, что это не арабские страны решили отказаться от поддержки палестинцев, но характер этой поддержки стал фрагментированным, что стало результатом общей разобщенности, которой подвергся арабский мир после восстаний 2011 года. Некоторые государства все еще «пошатывает» от последствий «арабской весны», что делает приоритетными вопросы внутренней безопасности и решение экономических проблем. Речь идет о таких ключевых странах, как Египет, а также о продолжающихся внутри арабских спорах, которые порою усиливаются, геополитически ослабляя многие арабские страны, вынужденные решать свои проблемы за счет «палестинского дела» («освободительной борьбы»). Поддержка палестинцев перестала занимать приоритетные позиции во внешней политике этих государств (если не на практике, то хотя бы в риторике), как раньше. Продолжающийся раскол в рамках палестинского национального движения также подорвал усилия палестинцев по мобилизации и получению поддержки извне.

Тем не менее, необходимо быть осторожными в том, чтобы интерпретировать разрозненный характер арабской поддержки палестинцев как ее снижение. Такие страны, как Катар, продолжают открыто и щедро поддерживать (определенные) палестинские силы в финансовом и политическом плане. Поддержка других, не обладающих щедростью государств Персидского залива, носит мощный символический характер. К примеру, Тунис, где в конституции от 2014 года зафиксирована приверженность населения делу Палестины, и где законодательный орган в ближайшее время примет законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за отношения с еврейским государством. Даже в Саудовской Аравии, наследный принц которой Мухаммед бен Сальман произвел сенсацию своим молчаливым признанием права еврейского народа на свою родину, впоследствии король Сальман и имам Большой мечети (Масджид аль-Харам) в Мекке резко раскритиковали решение администрации президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля. «Арабская поддержка палестинцев может больше и не появляется на традиционных форумах, таких как Лига арабских государств (ЛАГ), но она существует, особенно для тех, кто знает, где ее искать».

Джонатан Шанзер из американского Фонда защиты демократии считает, что решение администрации предыдущего президента США Барака Обамы о сближении с «Братьями-мусульманами» (БМ) в 2011 году, а затем вступление в ядерную сделку с Ираном в 2015 году привело к тому, что суннитские арабские государства были встревожены до предела. Вашингтон, исторический гарант безопасности арабских государств, принял два решения, которые непосредственно угрожали этим странам. Именно тогда суннитский арабский мир начал сближение с Израилем, «самой сильной военной державой в регионе, имеющей послужной список успешной борьбы с БМ и Ираном. Эта динамика стала более выраженной во время администрации Д.Трампа, который имеет прочные связи, как с Иерусалимом, так и с Эр-Риядом и активно работает над укреплением новой и развивающейся «региональной архитектуры» с участием Израиля и его соседей».

В то же время администрация Д.Трампа активно ослабила основные палестинские переговорные позиции, подготавливая почву для новой мирной инициативы. Палестинцы громко выступают против американской «сделки века», в то время как в суннитских государствах такого отрицания нет. Арабские государства не могут полностью отказаться от «палестинского дела», но все более очевидно, что оно больше не является их основным национальным интересом. Учитывая такой поворот событий, американский эксперт задается вопросом, а было ли это вообще первоочередным национальным интересом?

Асаф Ромировский из американского мозгового центра  Middle East Forum (Ближневосточный форум) напоминает, что в палестинской интерпретации Война за независимость Израиля 1948 года воспринимается как Накба – «катастрофа». Более того, это первоначальный грех. Рождение суверенного еврейского государства воспринимается как корень всего зла, потому что оно, якобы, закрепило кражу небольшой еврейской общиной палестинской земли. В арабской историографии эта повторяющаяся мантра привела к гиперчувствительному вниманию к дискриминации и неравенству. В целом, арабские ученые склонны игнорировать большую часть огромного массива материалов в архивах и преувеличивать то, что является законными или незаконными претензиями на основе резолюций ООН, которые преподносятся в качестве основополагающих. Эти чувства и отношения не рассеялись в арабо-палестинской коллективной памяти. По мере ослабления архитектуры арабских государств палестинскому руководству становится все труднее продавать арабскому миру «борьбу за Палестину» в качестве громкой повестки дня. «Продолжающийся кризис в Сирии привлекает больше внимания, чем бесконечное палестинское дело». Наконец, сегодня крупные арабские суннитские государства пытаются обеспечить свою стабильность перед лицом растущей угрозы Ирана, по этой причине палестинское дело становится вторичным.

По мнению Михаэля Вилнера, шефа вашингтонского бюро и корреспондента в Белом доме газеты Jerusalem Post, причина не в том, что палестинцы не пользуются поддержкой арабских стран. Палестинская проблема все еще находит отклик в сердцах народов региона. А дело в том, что арабский интерес ослабевает перед лицом значительных, возможно даже экзистенциальных трудностей, которые заставили региональные правительства взглянуть на Израиль как на потенциального стратегического союзника. «Впервые израильтяне извлекают выгоду от прямого общения и сотрудничества с арабскими лидерами, которые дают им возможность проводить свою политику, показать свою собственную человечность и поделиться своим видением истории». Арабские столицы прониклись уважением к премьер-министру Израиля Биньямину Нетаньяху, когда он публично противостоял бывшему президенту США Б.Обаме в связи с заключением ядерной сделки с Ираном в 2015 году, и с тех пор рассматривают его как надежного партнера в плане обмена разведывательной информацией, что является важнейшим мероприятием по укреплению доверия. Иранская угроза стабильности арабского мира на настоящий момент стала безотлагательной проблемой в регионе, в отличие от палестинского дела, которое в течение десятилетий пребывает в стагнации. Вопрос заключается в том, смогут ли палестинцы снова сделать свое «дело» неотложным и актуальным. На данный момент арабский мир занят более насущными вопросами.

Гилель Фриш, профессор политологии и ближневосточных исследований, считает, что одним из немногих достижений Ясира Арафата, помимо разрушительного руководства Палестинским движением сопротивления, была его способность добиться определенной степени независимости от арабских государств, в то же время требовать и получать от них поддержку на международной арене. Политический, идеологический и географический раскол между двумя образованиями – Палестинской национальной администрацией (ПНА) и ХАМАСом – полностью стерли наследие Я.Арафата в этом отношении. Арабские государства вновь играют ключевую роль в деле разделения палестинцев, хотя они продолжают оказывать риторическую поддержку идее палестинского государства, перспективы которого будут определяться фактами на местах, а не на международных платформах. Перспективы палестинского государства выглядят более призрачными, чем когда-либо.

По словам Нери Зилбера, журналиста из Тель-Авива и научного сотрудника Вашингтонского института ближневосточной политики, правительство Израиля уже несколько лет придерживается точки зрения, что палестинский вопрос больше не беспокоит остальную часть арабского мира. С ростом могущества Ирана, общих угроз безопасности и потенциальных экономических и технологических возможностей, Израиль и умеренные арабские государства находятся на пути к нормализации отношений независимо от израильско-палестинского конфликта. Некоторые даже говорят о том, что прогресс на региональном уровне определяет развитие событий на палестинских территориях (а не наоборот). Данная ситуация представляется привлекательной, поскольку освобождает Израиль от какой-либо ответственности за движение вперед в мирном процессе. Однако это ошибочно.

Пусть и не в качестве центрального, как это, возможно, когда-то было в арабских столицах (хотя необходимо помнить о спорных моментах в истории взаимоотношений между палестинцами и арабами), палестинский вопрос все еще волнует арабские народы. Арабские лидеры – от египетского президента Абдель Фаттаха ас-Сиси до короля Иордании Абдаллы II и Саудовской Аравии Сальмана – последовательно подчеркивают необходимость решения конфликта на основе двух государств и Арабской мирной инициативы от 2002 года, которая подразумевает Восточный Иерусалим в качестве палестинской столицы.

Более того, арабские лидеры все еще активно участвуют в палестинском деле, именно потому, что считают его важным элементом своей политики и общественных настроениях в их странах. Египет попытался содействовать возобновлению мирных переговоров между Израилем и ПНА; теперь Каир является посредником в сделке по прекращению огня в Газе и в достижении соглашения между ФАТХом и ХАМАСом. Катар является крупнейшим государством-донором для сектора Газа (при поддержке Израиля). Иордания, возможно, является самым сильным сторонником палестинцев в Вашингтоне и в большой степени инвестирует в развитие Иерусалима, особенно в мечеть Аль-Аксу. Саудовская Аравия, несмотря на различия между поколениями в своем руководстве, еще раз подчеркнула важность израильско-палестинского мира и Иерусалима на недавнем саммите Лиги арабских государств. КСА продолжает оказывать финансовую помощь ПНА.

Даже президент Дональд Трамп как то сообщил, что 12 арабских лидеров подошли к нему на встрече на высшем уровне в Эр-Рияде, и все говорили одно и то же: «Вы не можете получить мир на Ближнем Востоке без достижения мира между израильтянами и палестинцами». Несмотря на реальное потепление отношений между Израилем и некоторыми государствами Персидского залива, палестинская проблема по-прежнему в повестке дня, даже если Израиль и желал бы обратного.

Основной лейтмотив приведенных мнений – палестинская проблема отошла на второй план, но не сошла на нет, несмотря на утверждения об обратном определенных сил в самом Израиле. Палестина как минимум остается эмоциональной проблемой не только для мусульманских лидеров, но и политическим фактором, активно эксплуатируемым на международной арене государствами, казалось бы, вовсе не имеющими к региону отношения. При этом в последнее время мусульманские страны прагматично подходят к отношениям с Израилем.

[i]                      Дебаты: что случилось с арабской поддержкой палестинцев? // Центр стратегических исследований Бегин-Садат. 16.11.2018. URL: https://besacenter.org/online-debates/palestinians-arab-support/ (на англ. яз.)

52.76MB | MySQL:106 | 0,752sec