О последствиях дела Хашогги для саудовского рынка вооружений и ситуации в королевской семье

Саудовская Аравия готова искать альтернативные источники вооружений из-за отказа традиционных поставщиков от сотрудничества на фоне убийства журналиста Джамаля Хашогги. Об этом заявил глава МИД королевства Адель аль-Джубейр в опубликованном во вторник 20 ноября интервью газете «Аш-Шарк аль-Аусат» «Королевство привержено защите своей территории, границ и народа против любой региональной угрозы. Мы предпочитаем, чтобы вооружение шло от союзных государств, поскольку это часть программы стратегических отношений с ними, однако обязательство защищать страну и народ обязывает искать необходимое вооружение из любого источника», — сказал он. Ранее правительство ФРГ заявило о прекращении поставок вооружений в Саудовскую Аравию в свете дела Хашогги. С предложением приостановить продажу оружия Эр-Рияду выступили члены Сената Конгресса США от Республиканской и Демократической партии. В этом контексте А.аль-Джубейр прокомментировал решение Вашингтона и Берлина о введении санкций против подозреваемых в гибели репортера. «Все санкции являются индивидуальными, они не направлены против властей Саудовской Аравии или ее экономики», — подчеркнул дипломат. Это не совсем так. Берлин вообще отказался продавать оружие в КСА, и скорее всего его примеру очень неохотно и купюрами последует и Франция, которая может в скором времени принять решение относительно санкций в связи с убийством саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Об этом в понедельник 19 ноября сообщил глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан в эфире радиостанции «Европа 1».  «Как неоднократно подчеркивал президент республики, мы хотим, чтобы в этом деле была установлена вся правда», — сказал министр. «И как только мы сформируем свое мнение, мы примем необходимые санкции, и это будет анонсировано», — заявил Ле Дриан. «Мы очень тесно работаем по этому вопросу с Германией, я виделся с моим коллегой в Брюсселе, и мы очень скоро сами примем решение по поводу санкций на основании того, что мы знаем», — сказал министр. По его словам, «надо идти дальше, чтобы стала известна вся правда». Ле Дриан подчеркнул, что «это очень серьезное дело, так как речь идет о смерти журналиста в здании консульства». В этой связи отметим, что Париж сейчас находится на распутье: с одной стороны есть интерес привлечь саудовские деньги в рамках закупки французского оборудования и техники для материально-технического обеспечения африканского контингента G5 в Сахеле и модернизации ливанской армии, с другой — на него давят французские НПО и левые. Что же касается американцев, то они были вынуждены свернуть свои операции по дозаправке  ВВС КСА в Йемене. Так что  речь не идет только о персоналиях. Отметим в общем примирительный тон заявления саудовского министра иностранных дел, но с одним жестким уточнением. Он явно посылает сигнал прежде всего европейцам и американцам  о том, что в случае ужесточения санкций и введения оружейного эмбарго КСА может обратиться в рамках закупок вооружения к России. Именно так надо трактовать этот сигнал, хотя бы по причине того, что иных серьезных экспортеров вооружения на мировом рынке больше нет. Зря он это сказал, так как это уточнение было тут же использовано внутренними оппонентами короля и его сына.

В этой связи обратим внимание и на другое сообщение, которое конечно в большей степени носит характер информационного вброса накануне опубликования Белым домом  официального доклада (он ожидается 21 ноября) в рамках реагирования на дело Хашогги. Члены королевской семьи Саудовской Аравии выступили против того, чтобы принц Мухаммед бен Сальман Аль Сауд наследовал трон из-за обвинений в причастности к убийству Джамаля Хашогги. Об этом во вторник 20 ноября сообщило агентство Рейтер со ссылкой на три источника, близких к королевскому двору. По их данным, десятки принцев и двоюродных братьев собираются воспрепятствовать восхождению наследного принца на престол. Они не будут этого делать, пока жив его отец — 82-летний король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд. Как сказал один из источников, королевская семья намерена оказать поддержку единственному брату короля Сальмана, принцу Ахмеду. Высокопоставленные чиновники США также выступили за его кандидатуру в качестве преемника, указали источники. По их информации, отношение к наследному принцу в США поменялось не только из-за предполагаемой причастности к убийству журналиста, но и в связи с позицией Мухаммеда бен Сальмана в вопросе закупок оружия у России. В письме наследника Министерству обороны королевства от 15 мая, попавшем в распоряжение Рейтер, он попросил «сосредоточиться на приобретении оружия» у России, включая зенитные ракетные системы С-400 (очень примечательно, как саудовские оппоненты короля стараются оперативно использовать «российский фактор» в рамках убеждения своих американских друзей на фоне двусмысленной реплики мининдел КСА — авт.). В Саудовской Аравии престол не переходит автоматически от отца к старшему сыну, как это происходит в большинстве европейских монархий. Наследника избирает король и старшие члены семьи. Очень аляповато составленная дезинформация.  Во-первых, Мухаммеда бен Сальмана хотели свергнуть еще в период его назначение на должность кронпринца. И дело Хашогги тут не причем. Во-вторых,  политика короля и его сына в рамках максимальной  минимизации влияния своих внутренних оппонентов, как путем искусственного дистанцирование их от основных финансовых потоков, запугивания под предлогом антикоррупционной кампании и удаления из очереди в рамках престолонаследия  и основных государственных постов, конечно, кронпринцу популярности не добавило. Но эти шаги своей цели достигли: на сегодня в КСА нет внятных оппонентов Мухаммеду бен Сальману. В этом контексте наследный принц отстранил от формальной работы в саудовском правительстве почти всех основных конкурентов, включая бывшего наследного принца Мухаммеда бен Наефа, который потерял должность министра внутренних дел. Формально этот пост получил один из его племянников, принц Абдель Азиз бен Сауд бен Наеф. Но принц Абдель Азиз — не сын или внук короля Абдель Азиза, а скорее правнук, что делает невозможным для него оспорить положение Мухаммеда бен Сальмана в качестве наследного принца (более того, он считается союзником нынешнего наследника).  Наследный принц также уволил принца Мутаиба бен Абдаллу, который возглавлял Национальную гвардию, заменив его принцем, не входящим в правящую фракцию потомков короля Абдель Азиза. Таким образом,  с этой стороны угроза его престолонаследию была ликвидирована. Сегодня наследный принц возглавляет почти все ключевые директивные органы, занимающиеся вопросами безопасности, разведки, экономики и в определенной степени социальными вопросами. Во многих случаях он также окружил себя выходцами из некоролевских ветвей власти по принципу прежде всего личной лояльности. Например, Мухаммед бен Сальман председательствует в «Совете по политическим вопросам и вопросам безопасности», который контролирует всю политику королевства в области политики и безопасности, но в его состав входят только два других принца, которые к тому же по своему статусу не могут угрожать  статусу основного престолонаследника.

В этой связи снова отметим, что главным моментом, который может привести к смещению или сохранению на своем посту кронпринца может стать только открытая негативная, долгосрочная и солидарная  позиция по этому вопросу Вашингтона (и в какой-то части — ЕС), и никого более. Никакой опальный младший брат короля Ахмед или принц Мукрин бен Абдель Азиз разумеется кронпринцем не станут. По крайней мере, легально. Но такой позиции Вашингтона пока нет, и скорее всего, и не будет.  В этой связи американские эксперты практически солидарны во мнении, что наследный принц Мухаммед бен Сальман вряд ли будет заменен в результате последствий убийства диссидента-журналиста Джамаля Хашогги в саудовском генконсульстве в Стамбуле. Также отметим, что такого рода публикации, скорее всего, имеют цель послать еще один закамуфлированный призыв лично королю от его внутренних оппонентов пересмотреть систему экономических рычагов и противовесов в КСА. Если грубее, то его призывают нарушить систему экономической монополии его сына, пугая гипотетическим военным переворотом и призраком «отца Гамлета» в лице престарелого принца Ахмеда после смерти короля Сальмана. Вариант имеет право на жизнь: особенно с учетом того, что в Национальной гвардии, которая несет охрану всех основных государственных учреждений, сейчас идут брожения в связи  с попытками наследного принца лишить  военных части их привилегий. Но пока такая вероятность имеет просто право на жизнь, и ничего более. И в этой ситуации король и его сын пока держат удар. Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман Аль Сауд примет участие в работе саммита Группы двадцати (G20) в Аргентине. Об этом сообщил в понедельник 19 ноября министр энергетики, промышленности и минеральных ресурсов королевства Халед аль-Фалех. «Наследный принц будет участвовать в саммите группы 20 в Аргентине, — цитирует министра телеканал «Аль-Арабия». Саммит G20 запланирован на 30 ноября — 1 декабря в Буэнос-Айресе. То есть, король четко дал всем понять, его сын остается в своем прежнем качестве, что ставит участников саммита в щекотливое положение: им предстоит пожимать ему руку во встречи, что для европейцев может быть чревато репутационными рисками дома.

52.52MB | MySQL:104 | 0,318sec