О внутриполитической ситуации в Израиле после выхода партии НДИ из правящей коалиции

Отставка министра обороны Израиля Авидора Либермана и выход возглавляемой им партии «Наш дом – Израиль» (НДИ) из состава правящей коалиции оставил возглавляемое премьер-министром Биньямином Нетаньяху правительство с поддержкой 61 депутата (всего в Кнессете 120 депутатов) вместо 66. Следует напомнить, что в первый год своего существования, когда НДИ еще находилась в оппозиции, правящая коалиция выглядела точно таким же образом. Теоретически (если не будет досрочных выборов) выборы в Кнессет должны состояться чуть менее, чем через год, а коалиция в принципе в состоянии функционировать и в сокращенном составе.

Однако выход НДИ из коалиции создал динамику, при которой казалось, что правительство падет со дня на день. Достаточно было, чтобы хотя бы еще один партнер по коалиции вышел из нее, чтобы правительство лишилось большинства. Готовность к досрочным выборам демонстрировали лидер правоцентристской партии «Кулану» министр финансов Моше Кахлон и лидер сефардской ультраортодоксальной религиозной партии ШАС и министр внутренних дел Арье Дери. Что касается лидера религиозно-сионистской партии «Еврейский дом» министра просвещения Нафтали Беннета, то он просто выдвинул премьер-министру ультиматум с требование передать ему портфель министра обороны. В противном случае лидер «Еврейского дома» угрожал свалить правительство.

В этой обстановке Биньямин Нетаньяху в очередной раз продемонстрировал, что он на голову выше всех игроков на внутриполитической арене еврейского государства. С одной стороны он отверг ультиматум Нафтали Беннета и оставил портфель министра обороны себе, но с другой стороны он сумел снова – во всяком случае, на какое-то время – консолидировать правящую коалицию и не допустить досрочных выборов. Ожидаются новые назначения, но, похоже, все – в рамках возглавляемой Биньямином Нетаньяху партии Ликуд: министра транспорта и разведки Исраэля Каца прочат в министры иностранных дел (сейчас этот пост занимает сам премьер-министр), а заместителя министра иностранных дел Ципи Хотовели – на пост министра алии и абсорбции, освободившийся после отставки Софы Ландвер (НДИ). Вероятно, кое-какие поощрительные призы в виде должностей будут даны и партнерам Ликуда по коалиции, но главное дело сделано – коалиция устояла.

Этому предшествовало обращение премьер-министра к гражданам, в котором он прямо заявил, что сейчас не время для досрочных выборов, поскольку Израиль стоит перед лицом широкомасштабного военного противостояния. Было дано ясно понять, что речь идет о войне на севере – с Ираном и с его союзниками, прежде всего с ливанской «Хизбаллой», опирающихся на поддержку России. Биньямин Нетаньяху напомнил, что он предотвратил финансовый кризис в Израиле, когда казалось, что он неизбежен, он же вывел еврейское государство из-под угрозы политической изоляции, которая казалось неизбежной в свете противостояния с демократической администрацией США, возглавлявшейся крайне враждебным к еврейскому государству президентом Бараком Обамой. Затем премьер-министр попросил израильтян еще раз положиться на него, на этот раз – в качестве лидера, который возглавит Израиль в предстоящей войне. Биньямин Нетаньяху прямо заявил, что в этой войне неизбежно будут жертвы, но он уверен, что ЦАХАЛ и народ Израиля выстоят. «Мы возьмем верх на нашими врагами! – провозгласил он. После этого Нафтали Беннету ничего не оставалось, кроме, как снять свой ультиматум, заявив, что «лучше пусть я проиграю Биньямину Нетаньяху, чем проиграет народ Израиля».

Сразу же после упомянутого заявления лидера «Еврейского дома» профессором кафедры статистики Тель-Авивского университета Камилем Фуксом по заказу Десятого канала Израильского телевидения было проведено обследование общественного мнения с целью выяснить, каким образом последние по времени внутриполитические события повлияли на электоральные предпочтения израильтян (учитывая, что вероятность досрочных выборов все еще выглядят достаточно реально, это представляется более, чем уместным). Полученные результаты показали, прежде всего, что партия Ликуд, возглавляемая премьер-министром Биньямином Нетаньяху, сохраняет за собой позиции крупнейшей фракции, но несколько ослабевает. Если бы выборы в Кнессет состоялись сейчас, то Ликуд получил бы только 29 мандатов вместо 30, которые у него есть сейчас. Уместно обратить внимание на то, что сходный результат был получен и в результате опросов, проведенных сразу же после отставки Авигдора Либермана, когда коалиционный кризис был в самом разгаре.

Находящаяся в оппозиции центристская партия «Еш атид» во главе с депутатом Кнессета Яиром Лапидом получила бы 17 мандатов (11 мандатов в Кнессете нынешнего созыва). В свете предыдущих опросов такой результат не удивляет.

Возглавляемый Ави Габаем левый парламентский блок «Сионистский лагерь», в состав которого входят партии Авода и «Тнуа», получил бы 14 мандатов (24 мандата в Кнессете нынешнего созыва). И в данном случае нельзя говорить о неожиданности. Электоральный крах «Сионистского лагеря» предсказывался всеми без исключения предыдущими опросами.

14 мандатов получил бы и открыто антисионистский парламентский блок Объединенный арабский список» (ОАС), в состав которого входят коммунисты, исламисты и светские арабские националисты (13 мандатов в Кнессете нынешнего созыва).

Возглавляемая министром просвещения Нафтали Беннетом партия «Еврейский дом» получила бы 9 мандатов (8 мандатов в Кнессете нынешнего созыва).

НДИ во главе с только что ушедшим в отставку министром обороны Авигдором Либерманом – 8 мандатов (в результате последних выборов в Кнессет эта партия получила 6 мандатов, но потеряла один из них в результате выхода из состава ее фракции депутата Кнессета Орли Леви-Абукасис, образовавшей фракцию одиночки). Похоже, что шаг Авигдора Либермана, который он объяснил несогласием с чрезмерно уступчивой политикой Израиля по отношению к ХАМАСу, оказался электорально оправданным.

Новая и все еще не имеющая названия партия, о создании которой объявила весной депутат Кнессета Орли Леви-Абукасис, получила бы 7 мандатов.

Столько же мандатов получила бы радикальная левая партия МЕРЕЦ во главе с депутатом Кнессета Тамар Зандберг.

Ашкеназский ультраортодоксальный религиозный парламентский блок, в состав которого входят партии «Агудат Исраэль» и «Дегель га-Тора», получил бы 6 мандатов, ровно столько же, сколько у нее есть сейчас.

«Кулану» во главе с министром финансов Моше Кахлоном, — всего 5 мандатов (10 мандатов в Кнессете нынешнего созыва). Предыдущие опросы тоже предсказывали ослабление этой партии, но не до такой степени.

Сефардская ультраортодоксальная религиозная партия ШАС во главе с министром внутренних дел Арье Дери – 4 мандатов, то есть она едва преодолевает электоральный барьер, составляющий в Израиле сейчас 3,25% от всех принявших участие в голосовании (сейчас у этой партии 7 мандатов). Такой результат близок к результатами большинства предыдущих опросов.

Суммарно же правые и религиозные партии, входящие в состав нынешней правящей коалиции, получили бы только 61 мандатов. Столько же, как уже было сказано, есть у коалиции сейчас, после выхода из ее состава НДИ. Однако поскольку новая партия Орли Леви-Абукасис тоже несомненно будет принадлежать к право-религиозному блоку, то право-религиозная коалиция сможет опираться на поддержку 68 депутатов. Этого вполне достаточно для создания устойчивой коалиции. Таким образом, никаких шансов на создание альтернативного левоцентристского правительства нет. Речь идет лишь о некоторой перестановке сил внутри право-религиозного блока. Этот вывод совпадает с результатами предыдущих обследований общественного мнения по данному поводу.

Профессор Камиль Фукс счел нужным представить участникам обследования и второй вариант, при котором к уже перечисленным партиям и блокам прибавляется новая (предположительно левоцентристская) партии, возглавляемая бывшим начальником Генерального штаба ЦАХАЛ генерал-полковником запаса Биньямином (Бени) Ганцем, который заявил о своем намерении принять участие в большой политике, но еще не определился с партийной принадлежностью. Представляется, что вариант создания Бени Ганцем своей собственной новой партии маловероятен, поскольку времени до выборов в любом случае осталось не слишком много. Более вероятным представляется его присоединение к одной из существующих партий, вероятнее всего – к партии Авода, входящей в состав парламентского блока «Сионистский лагерь», с последующей попыткой возглавить эту партию.

Так или иначе, в том случае, рассматриваемом в рамках обследования профессора Камиля Фукса, если бы Бени Ганц принял участие в выборах во главе своей собственной партии, Ликуд во главе с Биньямином Нетаньяху все равно остался бы крупнейшей фракцией Кнессета, но получил бы только 27 мандатов. Второй по величине фракцией Кнессета оказалась бы в таком случае гипотетическая партия Бени Ганца, которая получила бы 15 мандатов. Далее следуют: ОАС – 14 мандатов, «Еш атид» — 12 мандатов, «Сионистский лагерь» — 10 мандатов, «Еврейский дом» — 9 мандатов, НДИ – 8 мандатов, «Еврейство Торы» и МЕРЕЦ – по 6 мандатов каждая, партия Орли Леви-Абукасис – 5 мандатов, «Кулану» и ШАС – по 4 мандата каждая.

Суммарно же правые и религиозные партии, входящие в состав нынешней правящей коалиции, получили бы всего 58 мандатов. Лишь при учете мандатов новой партии Орли Леви-Абукасис право-религиозный блок набрал бы большинство, необходимое для создания коалиции. Таким образом, очевидно, что присоединение Бени Ганца к большой политике заметно ослабляет израильских правых и повышает шансы левых и левых центристов из «Сионистского лагеря» и «Еш атид» принять участие в следующем правительстве в качестве партнеров Ликуда. Такой вывод совпадает с результатами еще одного недавнего опроса, рассматривавшего влияние присоединения Бени Ганца к большой политике на общую картину соотношения сил между право-религиозным и левоцентристским блоком в Израиле. Правда, в том опросе рассматривала возможность того, что Бени Ганц возглавит «Сионистский лагерь». Однако, как выяснилось, не суть важно, присоединится ли он к существующей партии в качестве ее лидера или же создаст свою новую партию, Бени Ганц оттянет немало голосов у израильских правых. Надо полагать, что объяснением этого факта является не в последнюю очередь богатый военный опыт этого нового игрока на арене внутренней политики Израиле, который в условиях представляющейся реальной и скорой угрозы широкомасштабной войны выглядит весьма и весьма уместным и даже необходимым.

52.71MB | MySQL:104 | 0,363sec