«Дроновая война» между Турцией и РПК

10 ноября — День памяти Ататюрка в Турции (в 9:05 утра, в то самое время, когда умер Ататюрк 80 лет назад) РПК (Рабочая партия Курдистана) попыталась семью небольшими беспилотными летательными аппаратами (БПЛА) атаковать 8 целей  в провинции Ширнак (юго-восток Турции). Однако атака дронов-камикадзе РПК с бомбами, была сорвана турецкими силами безопасности. По мнению турецких экспертов, эти дроны являются модифицированным вариантом  коммерческого применения БПЛА X-uav Mini Talon. Небольшая полезная нагрузка (взрывчатое вещество) и усиленная антенна GPS, вероятно были установлены в беспилотных летательных аппаратах для их самоуправления. На следующий день РПК в своем официальном заявлении взяла на себя ответственность за попытку нападения с применением БПЛА. Вместе с этим она не признала, что использовала дроны с бомбами при атаке. Однако в заявлении говорилось, что был использован ‘»новый тактический и технический способ». Согласно турецким источникам, БПЛА не смогли достичь своих целей из-за технических сбоев и возможных помех, создаваемых Вооруженными силами Турции. В руках турецких военных оказались 7 из 8 БПЛА, в которых были обнаружены два лазерных датчика, а также пластическое взрывчатое вещество с электрическими детонаторами. В упавшем в саду резиденции губернатора Ширнака БПЛА была бомба  весом около 450 г. Карта мест падений БПЛА указывает, что они были запущены из провинции Ширнак (гора Джуди) или из Северного Ирака (лагерь Махмур). Полет БПЛА координировали с помощью SD-карт и USB, некоторые из них были оснащены автопилотом. Дальность полета составляет от 20 до 50 км. Они могут оставаться в воздухе около 2-3 часов. БПЛА, весом 3 кг способен перевозить груз веслм до 2,5 кг. Длина БПЛА составляет 108 см, размах крыльев — 172 см. Ранее подобные модели дронов были использованы террористической организацией «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) в Ираке в 2016 г[i].

Турецкая разведка считает, что все это показывает, что РПК способна дистанционно детонировать БПЛА (модельных самолетов). В отчете турецкой разведки считается необходимым в приграничных районах увеличить меры против воздушных угроз, подчеркивается, что силы безопасности должны принимать дополнительные меры. Турецкая разведка полагает, что боевики РПК изучили тактику ИГ использовать БПЛА, снабжённый зарядом взрывчатого вещества в районах Захо и Дохук (Северный Ирак) и в итоге начали применить «дроновую» тактику ИГ[ii].

Напомним, что в январе 2016 г. турецкая пресса писала, что в районе Силопи (провинция Ширнак) в укрытиях РПК был обнаружен мини-БПЛА RQ-20 Puma, который имеет обычные и инфракрасные камеры видеонаблюдения. Максимальная скорость RQ-20 Puma – 83 км/час, размах крыльев – 2,8 м, дальность полета – 15 км, максимальная высота – 10000 футов, максимальная нагрузка – 5,9 кг. БПЛА RQ-20 Puma способен находиться в воздухе до 2 часов. Цена БПЛА RQ-20 Puma -20000 долларов. Тогда турецкая разведка выразил обеспокоенность тем, что боевики РПК могут использовать эти дроны  для сбрасывания бомб. Было отмечено, что РПК начала широко использовать дроны в борьбе против ВС Турции[iii].

Турецкий специалист по безопасности Абдуллах Агар считает, что РПК пытается разработать новую стратегию использования беспилотных и модельных (мини) самолетов. Он напомнил недавнее (7 ноябрь) выступление одного из лидеров РПК – Мурата Карайылана, в котором курдский лидер обещает с помощью дронов и ракет уничтожить ПВО и систему воздушной разведки Турции. В связи с этим, А.Агар обращает внимание на атаку 10 ноября, отметив, что она показывает вовлеченность самых высокопоставленных лиц РПК. «Использование дронов/БПЛА/ и модельных самолетов в последнее время было на повестке дня РПК. Сегодня беспилотные летательные аппараты стоят недорого, в интернете такие дроны продают за 99 долларов, в конечном итоге дрон будет стоить 300-500 долларов, включая дополнительные расхода. Известно, что РПК продолжит свои эксперименты для применения БПЛА, с полной бомбовой нагрузкой, модельных самолетов и других вид дронов-камикадзе. Помимо этого, РПК в своем «так называемой стратегии новой эры» будет широко использовать «живые бомбы», автомобили, загруженными взрывчатыми материалами, спрятанные пластичные взрывчатые вещества, управляемые/неуправляемые ракеты против воздушных целей и бронетранспортеров. Новая «дроновая стратегия» РПК ранее применили боевики ИГ  в Сирии, и что ВС Турции столкнулись с ней во время военных операций «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь» и на Северном Ираке. ИГ использовало дроны не только для нанесения урона противнику, но и ради пропаганды – используя их как элемент психологического давления, создавая страх и беспокойство»[iv].

После «дроновой» атаки в Ширнаке, в Турции начали уделять больше внимания системе Kapan, которая сможет следить за дроном за 1,5 километра, а с помощью лазера уничтожить его с 500 метров[v]. Небольшие беспилотные летательные аппараты сегодня используются не только в военных и гражданских целях, но и становятся опасным оружием в руках террористических группировок. Поэтому весьма закономерно, что вопрос обнаружения беспилотников и противодействия им превратился в одну из важных целей оборонной сферы многих стран, в том числе и Турции. Оборонные предприятия Турции ставят задачей не только улучшение технических характеристик БПЛА, но и создание систем борьбы с ними. О том, сколь актуальная угроза БПЛА говорят недавние события в Каракасе, где была совершена попытка покушения на президента Венесуэлы Николаса Мадуро. Дрон, начиненный взрывчаткой, пытался атаковать трибуну, где находился президент, но был вовремя уничтожен. Широкое применение дроны получили и на Ближнем Востоке. В первую очередь это связано с низкой себестоимостью этого вида оружия, а также с его возможностями и легкостью применения БПЛА. Все чаще дроны стали использовать и в целях разведки. Принимая во внимания все потенциальные угрозы, связанные с применением дронов, оборонная промышленность Турции также усиленно работают над созданием систем, противодействующим «вражеским» дронам. Последней по времени отечественной разработкой в этой области стала система Kapan (Drone Killer), созданная совместными усилиями сразу нескольких турецких компаний. Система Kapan снабжена высокоэффективным радаром, который выявляет и отслеживает полет дрона. В ходе испытаний система показала высокую степень эффективности даже при выполнении самых сложных задач. Дрон нейтрализуется лазерным или сигнальным микшером. Система Kapan, способна обнаружить и отслеживать на расстоянии 1,5 километров радиоуправляемый дрон нового поколения DJI Phantom 4 и на расстоянии 2,5 километров более мощный дрон Hexacopter[vi].

Отметим, что Турция наряду с улучшением противодронной системы использует военные беспилотники против РПК на своих южных и юго-восточных районах (турецкие дроны активно применялись и во время вторжения Турции в Сирию). Сначала Турция в борьбе против РПК применила израильские БПЛА Heron, которые могут следить за шестью целями одновременно и обозначать цели для истребителей, вертолётов и ракет. Тогда хакеры РПК дали хорошую оценку этим аппаратам, заявив, что уничтожение одного БПЛА важнee убийствa более 100 турецких солдат. И не удивительно, что в  2010 г. они пытались с помощью местного телевизионного спутникового передатчика города Батман подключиться к частоте израильских беспилотных летательных аппаратов и нейтрализовать их[vii].

После того как США отказались продавать Турции ударные дроны, Турция начала разрабатывать собственные. В 2007 г. разведывательный Bayraktar Micro UAV поступил на вооружение, а с сентября 2016 г. первый оснащенный ракетами ударный дрон Bayraktar TB2 встал на боевое дежурство.  В августе в ходе испытаний полностью вооруженный Bayraktar TB2 провел в воздухе 24 часа и 34 минуты, преодолел расстояние в 4040 километров и набрал высоту в почти 5,5 километров. Это является рекордом для беспилотных машин Турции. Беспилотник разработан и создан турецкой компанией Baykar Makin. Компания была создана еще в 1984 г. и занималась разработками в области автомобилестроения, пытаясь ускорить процессы локализации производства автомобилей в стране. С начала 2000-х компания по собственной инициативе принялась за исследования в беспилотной сфере и вскоре начала производить микро-дроны для турецкой армии.  За создание ударного варианта Bayraktar TB2 в компании принялись лишь в 2009 г. Помимо Bayraktar TB2 в Вооруженные силы Турции в этом году могут быть поставлены и первые ударные беспилотники ANKA-S от другой турецкой компании — Tusaş Turkish Aerospace Industries (TAI). Таким образом, у Турции будет две вида своих ударных дронов[viii].

Помимо создания ударных дронов турецкая сторона не забывает и об улучшении своих разведывательных дронов. 18 ноября 2018 г. турецкие СМИ сообщили, что во время операции «Кинжал-2» (Hançer-2) было использовано новое оружие – БПЛА «Оса». Хотя эта операция была проведена в октябре, об использования БПЛА «Оса» стало известно только сейчас. С его помощью на горе Джуди были обнаружены и уничтожены 18 боевиков РПК, из которых 3 являлись высокопоставленными лицами (по некоторым сведениям, они виновны в убийстве 103 военных). Бесшумный БПЛА «Оса» около 504 часов следил за боевиками РПК и внес свой вклад в их уничтожении. Длина БПЛА «Оса» — 10 сантиметров, вес – 18 грамм, он имеет три камеры, в том числе термальные и ночные камеры, дальность полета – 1.6 км и способен находиться в воздухе 25 минут[ix].

Итак, в Турции  в борьбе против РПК вступает в новую фазу – «дроновую войну». Возможность РПК модифицировать и управлять вышеуказанными БПЛА создает серьезную проблему для Турции, которая, вероятно, все чаще будет сталкиваться с подобными атаками в ближайшем будущем, что увеличит потери и урон турецкой стороны. С другой стороны, Турция в своей борьбе против РПК также начала активно применять дроны, в том числе и ударные. Со временем, дроны могут стать серьезной головной болью для боевиков РПК, которые уже поняли, что если разведывательный дрон заметил их, то надо поскорее покинуть местность, поскольку скоро там появятся истребители F-16 или военные вертолеты (а может быть и ударные дроны). В этом контексте  на начальном этапе «дроновой войны» у сторон есть свои плюсы и минусы. Таким образом, современное оружие и технологии, с одной стороны, помогают турецким силам безопасности более эффективно бороться с РПК, но, с другой стороны, РПК может нанести более опасные удары, в том числе и по важнейшим объектам инфраструктуры Турции.

[i] PKK’nın gizli drone üssü, CNN Türk, 15.11.2018

[ii] PKK’dan DEAŞ’ın drone taktiği,Yeni Şafak, 15.11.2018

[iii] PKK sığınağında İHA bulundu, Milliyet, 21.01.2016

[iv] Abdullah Ağar PKK’nın yeni planını açıkladı! Drone ve model uçaklarla…, Internet Haber, 14.11.2018

[v] Teröristin drone’u lazerle vurulacak, Hürriyet, 13.11.2018

[vi] Drone’a karşı ‘Türk kapanı’, Aydınlık, 08.08.2018

[vii] PKK’nın hacker timi insansız hava araçlarını düşürecekti, Sabah, 14.06.2010

[viii] Илья Плеханов, Турция стремительно развивает индустрию военных беспилотников, Альманах, 14.07.2017

[ix] Eşek arısıyla hançer darbesi, Sabah, 18.11.2018

 

52.54MB | MySQL:104 | 0,350sec