О заявлении президента США об отношении к Саудовской Аравии и его влиянии на интересы Израиля

Во вторник президент США Д.Трамп выступил с заявлением по поводу Саудовской Аравии и будущего отношений между Вашингтоном и Эр-Риядом в свете расследования по делу об убийстве саудовского журналиста Д.Хашогги. Сказанное им имеет отношение не только к данной проблеме, но и всей стратегии американской администрации на Ближнем Востоке, одновременно затрагивая основы внешней политики США и характер сотрудничества с Израилем.

В доктринальном смысле важна первая фраза: «Сначала Америка!», декларированная американским лидером неоднократно. Ранее она стала своеобразным слоганом предвыборной капании Д.Трампа, а затем и президентского срока, прозвучав в его инаугурационной речи. С точки зрения американской политической истории, этот слоган имеет большое значение, поскольку под ним подразумевается курс на невмешательство, т.е. минимизацию участия в событиях за рубежом при сохранении торговых и дипломатических отношений. По сути, упоминание этого лозунга в заявлении, посвященном КСА, свидетельствует о том, что американская администрация, а точнее президент, хотел бы вернуться к воплощению идеи о постепенном уходе из конфликтогенных точек региона, заменяя свое присутствие наиболее влиятельными игроками. Следовательно, исходя из этих позиций, разрыв отношений с Эр-Риядом для Вашингтона не представляется возможным.

Для Израиля такой подход, как мы знаем, не является приемлемым особенно в том, что касается Сирии, поскольку США в данном случае выступают в качестве своего рода противовеса России, в отношениях с которой у правительства Б.Нетаньяху время от времени возникают сложности в том, что касается борьбы с Ираном и «Хизбаллой». Вместе с тем в речи американского президента есть то, что звучит вполне лестно для израильской внешней политики, а точнее для Б.Нетаньяху лично. Как отметил ряд СМИ, Д.Трамп в своем выступлении задействовал основные элементы, характерные для дипломатии нынешнего премьер-министра, практически цитируя их. К примеру, содержащееся в первом абзаце утверждение, что Иран открыто декларирует лозунги «Смерть Америке!» и «Смерть Израилю», присутствовали в твиттере главы израильского правительства еще в 2015 г., а не так давно он вновь обвинил иранский режим в распространении подобных настроений, отвечая на заявление Тегерана по поводу присутствия «израильского следа» в организации теракта на военном параде в Иране. При этом данный случай «заимствования» не является первым, ранее более пристальное внимание привлек к себе факт адаптации Д.Трампом израильской формулы «реформируйте или откажитесь» в отношении СВПД.

Израиля касается еще один аспект заявления, напрямую, скорее, не выраженный, но явно подразумевавшийся, а именно то, как стратегия в отношении КСА влияет на характер «особого» американо-израильского взаимодействия. В официальное выступление президента попала лишь фраза: «Соединенные Штаты намерены оставаться непоколебимым партнером Саудовской Аравии для обеспечения интересов нашей страны, Израиля и всех других партнеров…». Вместе с тем не секрет, что в недавнее время Иерусалим выступил в качестве «адвоката» Эр-Рияда в Вашингтоне, старательно продвигая идею о необходимости сохранить контакты с королевством на нынешнем уровне. Это необходимо как с точки зрения борьбы с иранским влиянием в регионе, так и с позиций демонстрации признанности права Израиля на нахождение в нем. Именно КСА стала своего рода флагманом движения по нормализации между умеренными или прагматичными режимами и Иерусалимом, начатого после первого визита в Эр-Рияд Д.Трампа в 2017 г.

Также яркой деталью выступления стала игра на контрастах между КСА и Ираном, в которой Эр-Рияд неизменно содействует продвижению американских интересов, а Тегеран разрушает мировую и региональную стабильность. На тему этой части выступления в американских СМИ было сказано многое. Одной из основных претензий оказалось то, что президент вновь завысил показатели инвестиционного сотрудничества с КСА. Так, по данным эксперта Brookings Institution Б.Риделя, большая часть сделок в сфере вооружений, в разное время заявленных президентом, представляют собой не фактические контракты, а соглашения о намерениях, в то время как наиболее крупные договоренности пришлись на срок президентства Б.Обамы. При этом в сентябре КСА пропустила дедлайн для сделки по покупке с 20%-й скидкой американской системы ПРО наземного базирования для перехвата ракет средней и малой дальности THAAD, стоимость которой оценивалась в 15 млрд долларов.

Еще одно негласное противостояние, прослеживающееся в выступлении, относится к политике Москвы. Так, в нем отмечается, что Россия будет среди тех, кто займет место США на рынке вооружений. Помимо этого, в части, посвященной Йемену, утверждается, что КСА «с радостью выйдет из Йемена, если иранцы согласятся уйти». Откуда именно Тегеран должен убрать свои силы, президент не говорит. Следовательно, можно трактовать эту фразу и в широком смысле, добавив к ней и сирийский контекст. Так, по данным 10-го канала Израильского телевидения, в понедельник Б.Нетаньяху сообщил на закрытом заседании комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, что президент РФ В.В.Путин предложил поспособствовать выводу проиранских формирований из Сирии в обмен на снятие антииранских санкций. По словам неназванного депутата, присутствовавшего на заседании, там отмечалось, что Вашингтон и Москва находятся в контакте для решения проблемы иранского влияния в регионе.

В целом, выступление американского президента имеет для Израиля несколько смыслов. Позитивными элементами для Иерусалима можно считать учет израильской точки зрения на отношения с КСА, намерение сохранить связи с королевством в интересах борьбы с Ираном, обеспечения безопасности Израиля, а также, судя по всему, сохранения возможности представить комплексный проект урегулирования арабо-израильских противоречий. Вместе с тем в выступлении явно прослеживался если не конфронтационный, то конкурентный характер отношений Москвы и Вашингтона, что мешает сторонам договориться по острой для Израиля проблематике. Кроме того, Д.Трамп, как кажется, склонен возобновить продвижение идеи о перекладывании основной ответственности за ситуацию в регионе на местных лидеров, постепенно сокращая американское присутствие. Также следует учесть, что президент США крайне размыто говорил о роли наследного принца Мухаммеда бен Сальмана в убийстве Д.Хашогги, отметив, что не исключается факт его информированности. В таком случае даже при сохранении дружественных связей с Эр-Риядом Вашингтон не исключает персональной ответственности для принца, в то время как именно его можно считать активным участником сближения с Израилем.

52.77MB | MySQL:112 | 0,512sec