К итогам аргентинского саммита G-20 для Турецкой Республики

Накануне на саммите «Большой двадцатки» в Аргентине – был ключевой, завершающий день. Итак, чем же ознаменовалась одна из главных встреч года мировых лидеров для посетившего её президента Турции Р.Т.Эрдогана?

Отметим три, пожалуй, самых важных аспекта для турецкой стороны.

Во-первых, у турецкого президента прошло две важных для него, почти что часовых, встречи – с президентом России В.Путиным (8-я очная встреча за год, плюс было ещё 18 телефонных разговоров – В.К.) и президентом США Д.Трампом (в отношении последнего налицо — большой прогресс, поскольку на торжественных мероприятиях, посвященных 100-летию окончания Первой мировой войны в Париже, им довелось только вместе сидеть за столом, и переброситься несколькими фразами, но без очных переговоров в формате «один на один» — В.К.).

Во-вторых, турецкому президенту удалось ещё раз поднять на самый высокий уровень вопрос убийства саудовского журналиста Д.Хашогги, причем сделать это в присутствии «виновника торжества» — наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана. Р.Т.Эрдоган заставил всех мировых лидеров решать для себя сложный вопрос, жать ли саудовскому принцу руку и приветствовать ли его? Если да, то насколько крепко и тепло? Или, вообще, не лучше ли просто спрятать глаза? Единственным, кто этим явно был не озабочен, был президент России В.Путин, видео душевного разговора которого с саудовским принцем облетело все мировые, в т.ч. турецкие, СМИ.

В-третьих, турецкий президент отметился фотографиями с рукопожатиями с партнёрами по диалогу, в т.ч. – с лидерами Японии, Голландии, Китая и Великобритании, что, разумеется, должно подчеркивать высокий статус Турции, как влиятельной участницы международной жизни.

После своих встреч с В.Путиным и Д.Трампом (следовавших одна за другой) турецкий президент дал пресс-конференцию, на которой коснулся основных затронутых им вопросов в ходе бесед со своими российским и американским коллегами. Отметим некоторые из них.

  1. Как можно понять турецкого лидера, главной темой обсуждения с российским президентом стал вопрос Идлиба, что, в общем-то, понятно, с учётом того, что турки задерживаются с выполнением взятых на себя в Сочи обязательств. В этой связи показательно, что турецкий лидер заговорил о том, что недавнюю встречу в формате «четверки» — Россия, Турция, Франция и Германия — стоило бы повторить, охарактеризовав её в качестве «уместной». Впрочем, от себя заметим, что подобная встреча, если она, конечно, состоится, по большому счету, будет служить лишь одной, турецкой, цели – отодвиганию сроков выполнения Турцией своих обязательств по сочинскому соглашению, а, вместе с ними, и решения о проведении полномасштабной военной операции в Идлибе.
  2. Р.Т. Эрдоган сообщил, что в ходе состоявшейся встречи «В.Путин принял решение о частичном снятии визовых ограничений». Правда, о том, каких именно категорий турецких граждан это решение российского президента коснется, турецкий президент не сообщил.
  3. На встрече с Д.Трампом, по словам Р.Т.Эрдогана, обсуждались вопросы Манбиджа, говоря шире – восточного берега р. Евфрат, ситуации в Идлибе, банка «Халк» (точнее, возвращения на родину его вице-президента Х.Атиллы – В.К.), а также террористической организации Фетхуллаха Гюлена или ФЕТО. В отношении банка «Халк» Р.Т.Эрдоган подчеркнул передачу американской стороне «необходимой информации». Что же до ФЕТО (депортации в Турцию беглого проповедника – В.К.), то приведем цитату турецкого лидера: «Я не хочу в этом вопросе терять надежду, я все ещё её испытываю. Надеюсь, что мы решим и вопрос с ФЕТО» (вот это «и» смотрится довольно странно, с учётом того, что с нынешней администрацией Белого дома Турции не удалось решить до сих пор ни одного принципиального для себя вопроса – В.К.).
  4. В числе прочих вопросов, на которых президент Р.Т.Эрдоган счел необходимым заострить внимание общественности в ходе своей пресс-конференции, стали следующие:
  • Вопрос расходов на сирийских беженцев, объем которых достиг 33 млрд долл., без заметной поддержки со стороны мирового сообщества.
  • Восточное Средиземноморье, где Турция, по словам турецкого президента, продолжит защищать интересы народов Турции и Турецкой Республики Северного Кипра.
  • Восточный берег реки Евфрат, который турецкий президент пообещал «освободить» от сепаратистской террористической организации (читай сирийских курдов – В.К.).
  • Оценка слов наследного принца Мухаммеда бен Сальмана касательно смерти оппозиционного журналиста Д. Хашогги, чьим словам турецкий президент, как он отметил, «не верит». Более того, фразу молодого принца о том, что «до тех пор пока преступление не установлено (тело убитого журналиста так и не найдено – В.К.), никого нельзя ни в чем обвинять» турецкий лидер назвал неприемлемыми.

Итак, что мы видим в сухом остатке: встреча Р.Т. Эрдогана с В.Путиным носила, очевидно, рабочий, дежурный характер, хотя визы – вопрос для турецкой стороны одновременно важный и болезненный. Встреча с Д.Трампом, как обычно, не привела ни к чему конкретному, кроме громких заявлений турецкой стороны и молчания американской. Президент Турции Р.Т.Эрдоган выступил с очередной порцией заявлений, которые, впрочем, были выдержаны в достаточно традиционном для него ключе.

52.22MB | MySQL:103 | 0,507sec