Сирия: война и экономические перспективы

Если военная ситуация в Сирии на данный момент выглядит относительно стабильно, и не предполагает каких-либо определяющих изменений, то политические коллизии вокруг арабской республики продолжают развиваться – порой, в достаточно неожиданных направлениях.

Что касается чисто военных аспектов, то среди них можно отметить тенденцию к образованию ряда новых повстанческих группировок, провозглашающих своей целью борьбу против режима президента Башара Асада. Однако подлинность, т.е. реальное существование многих из них вызывает вопросы, т.к. они «существуют»  в основном в интернете, лишь изредка сообщая о реальных акциях, причастность к которым данных объединений, тем не менее, не очевидна.  Такова группа «Народное сопротивление», которая, якобы, базируется в провинции Дераа, недавно освобожденной сирийскими войсками из-под контроля исламистов. По утверждению представителей группировки в интернете, ее члены дважды атаковали населенный пункт Джасим, и даже убили одного сирийского военного.  Доказать ни один из фактов пока не представляется возможным. Тенденция на создание «виртуальных» группировок характерна как для противников официального Дамаска, так и для его сторонников. Подобного рода тактика позволяет дезориентировать оппонента, заставить его направить максимум сил на поиск, порой, несуществующих «партизан».  Некоторые группировки, однако , создаются и в реальной плоскости. Среди таковых можно отметить «Джейш Изза», которая только за последнее время отметилась несколькими резонансными акциями. Так, 8 ноября ее боевики обстреляли позиции правительственных войск около поселка Заликия в провинции Хама. Впрочем, после этого военные организовали контратаку и засаду боевикам, которые лишились 20 членов группировки, и пережили полный разгром. «Джейш Изза» взаимодействует с крупнейшими силами провинции Идлиб – «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещена в России) и «Джабхат Тахрир Сурия» то конфронтационно, то относительно компромиссно.

Нельзя не отметить и прошедшую 24 ноября информацию о газовой атаке в Алеппо, результатом которой стало отравление более 100 человек. Организация по запрещению химоружия (ОЗХО) отправит своих следователей на место происшествия. Более того, имеет место инициатива американского президента Дональда Трампа о предоставлении организации полномочий Совбеза ООН в вопросе определения степени вины сторон и соответствующих санкций.  Тем не менее, атака не имела такого резонанса, как предыдущие, т.к. сирийским военным и союзным им российским военным в целом удается доказать свою непричастность к акциям, связанным с запрещенными веществами.

Нельзя не отметить и окончательный военный успех сирийской армии в провинции Дамаск, которая на днях была полностью освобождена от джихадистов. В ходе успешной операции удалось ликвидировать группу чеченских боевиков во главе с Абу Хаджаром Шишани. В настоящее время ведется зачистка городских кварталов от оставшихся единичных повстанцев, однако как реальная военно-политическая сила они в данном регионе существовать перестали.

Военно-политические моменты в Сирии неразрывно соседствуют с экономикой. В этом контексте недавно стало известно о планах Ирана по строительству железной дороги – через Ирак и Сирию  — к Средиземному морю. Таким образом Тегеран намеревается с одной стороны – преодолеть последствия американских санкций, а с другой – способствовать восстановлению сирийской экономики, в которою он активно вкладывал средства. Представители государственной железной дороги Исламской Республики Иран  (RAI) 12 ноября анонсировали проект строительства железной дороги, соединяющей иранский пограничный город Шаламчех и порт Басра в юго-восточном Ираке.

Мазиар Яздани, заместитель начальника отдела инфраструктуры и технических вопросов RAI, заявил что для этапа Шаламчех-Басра проект потребует всего 20 миль путей, стоимостью около 52 млн долларов США. Железнодорожная система охватит Ирак, и пойдет далее — до средиземноморского порта Сирии Латакия. Идея была известна в течение многих лет, но в августе текущего Иран и Сирия выразили готовность к конкретным шагам.

Как отмечалось выше, железная дорога является частью плана  по восстановлению Сирии, которая предоставляет Ирану дополнительные экономические и торговые привилегии и возможность вложений в транспортный сектор. Последнее, помимо всего прочего, скажется на развитии религиозного туризма между Ираном, Ираком и Сирией. По словам заместителя министра дорог и городского развития Ирана Амира Амини, согласие на реализацию проекта уже выразила Организация азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества.

Ирак также с энтузиазмом относится к любому проекту, который содействует трансграничным перевозкам, т.к. он будет способствовать развитию его потрепанной экономики, и выходу иракских товаров в сирийские и иранские порты.

Основным противником проекта на данный момент является  Израиль, руководство которого считает, что прямой выход в сирийские порты усилит иранское влияние на территории Сирии.  Стоит напомнить, что влияние ИРИ в арабской республике и без того является значимым раздражителем для Израиля, и неоднократно было причиной даже силовых, агрессивных действий.

Сирийская часть проекта включает в себя строительство 32 километров (20 миль) железной дороги, в то время как Ирак построит полотно, которое будет простираться вглубь страны, и свяжет Багдад с Кербеллой, и далее пойдет уже на сирийскую территорию.

Нельзя не отметить того факта, что запланированная железная дорога является частью проекта, связанного со центральноазиатскими железнодорожными сетями, которые, в свою очередь, интегрированы с китайскими и российскими железными дорогами, и в глобальном плане являются частью китайского «Нового Шелкового пути».

Таким образом, можно отметить, что военная ситуация, несмотря на имеющиеся проблемы , стабилизировалась в Сирии настолько, что есть возможность решения экономических проблем, и восстановления инфраструктуры. В этом контексте разрабатывается проект ирано-сирийской железной дороги. Вместе с тем, такого рода проекты будут испытывать проблемы по чисто политическим причинам – с одной стороны разделенность Сирии и контроль части страны противниками официального Дамаска, а с другой – из-за ирано-израильского и ирано-американского противостояния. Израиль, а в перспективе – и США вряд ли смирятся с усилением экономического влияния ИРИ на Ближнем Востоке, что не только даст Тегерану дополнительную возможность контроля Сирии, но и в значительной степени нивелирует антииранские санкции США. Учитывая с одной стороны  — превосходство американо-израильского альянса в воздухе и насыщения сирийской системы ПВО российскими комплексами С-300, такого рода напряженность по-прежнему имеет возможность обострения и перехода в очередную «горячую» фазу глобального масштаба.

42.31MB | MySQL:87 | 1,450sec