О конференции «Российско-турецкие отношения: формируя образ будущего». Часть 14

22-23 ноября с.г. в Анкаре состоялась Конференция под названием «Российско-турецкие отношения: формируя образ будущего».

Напомним, что в предыдущей статье мы начали разбирать презентацию военного эксперта Российского совета по международным делам (РСМД) Илья Александровича Крамника на тему: «О перспективах военно-технического сотрудничества между Россией и Турцией».

В частности, мы рассмотрели предлагаемые экспертом контуры и цели военно-технического сотрудничества между Россией и Турцией и поговорили относительно возможности налаживания поставок в Турцию новейших образцов российской авиатехники, включая СУ-35 и СУ-57, а также трансфера российских технологий.

Как подчеркнул автор, поставка С-400 открывает дорогу к созданию интегрированной национальной системы ПВО Турции, с активным привлечением турецкой промышленности. Со стороны России, по его словам, речь может идти о поставках дополнительного количества С-400, систем меньшей дальности действия, а так же о совместных разработках средств ПВО, как это делалось, например, в случае с Южной Кореей (KM SAM).

Помимо авиационной сферы, по мнению И.А.Крамника, может возникнуть российско-турецкое сотрудничество в сфере «поставок современных сверхзвуковых ракет разных типов, организации совместной разработки ракетных систем по образцу «Брамоса», кооперация для экспорта в третьи страны». От себя отметим, что развитию именно ракетных технологий, Турция в последнее время уделяет повышенное внимание. В частности, имея в виду те проблемы и те бреши, которые существуют в системе турецкой противовоздушной обороны.

Следующий слайд автора был посвящен совместной работе сторон, которая могла бы быть налажена в сфере судостроения для ВМФ.

Их И.А.Крамник перечисляет и поясняет следующим образом:

  1. Возможна помощь со стороны России в обновлении подводного флота Турции, в том числе в форме совместной разработки дизельной субмарины нового поколения.
  2. Помощь в совершенствовании кораблей проекта МилГем (о которых на сайте ИБВ были публикации – И.С.), в том числе, с помощью поставок сверхзвуковых противокорабельных ракет и крылатых ракет морского базирования.
  3. Совместные разработки подводных беспилотных аппаратов.
  4. Совместные гидрографические исследования.
  5. Совместные проекты для экспорта в третьи страны.

Что здесь следует отметить? – Дело в том, что Турция входит, если не в пятерку, то в десятку крупнейших судостроителей мира, как с точки зрения количества ежегодно выпускаемых кораблей и их суммарного водоизмещения, так и в плане предлагаемой турецкими судоверфями линейки – от гражданского до военного судостроения. Крупнейшей судоверфью является, без сомнения, Стамбул. И в плане судостроения, как такового, России действительно нечего предложить Турции – разве что, упомянутые И.А.Крамником различные типы ракет. Кроме того, у Турции, действительно, есть серьезный пробел в плане строительства подводных аппаратов. И в сфере ВПК для ВМФ этот вопрос потенциально мог быть стать ключевым для российско-турецкого сотрудничества.

Итак, резюмируем: если мы говорим о поставках из России в Турцию продукции ВПК и сопутствующих технологий, то, по мнению И.А.Крамника, речь может идти о новейших образцах авиатехники, ракетах различных типов, а также о подводных лодках и аппаратах. При этом направлением поставок может быть не только Турция, но и третьи страны. Допустим, есть рынки, куда России сложно заходить напрямую, но можно, используя возможности и связи турецкой стороны.

Однако, в своей презентации И.А.Крамник не ограничился вопросом того, что можно поставлять из России в Турцию. Возможно, по его мнению и обратное сотрудничество – из Турции в Россию. Сразу заметим, что до сих пор о прецедентах подобного сотрудничества автору (И.С.) было неизвестно. Зато ему известно, что ряд компаний турецкого ВПК и смежных отраслей попали в российский «черный список» за поставку военной техники Грузии после «принуждения к миру» в 2008 году. Вообще, вопрос того, кто кому образцы какой техники поставляет из числа «вероятных противников» для российско-турецких отношений – далеко не праздный.

Тем не менее, как видит контуры сотрудничества России с предприятиями турецкого ВПК российский эксперт?

Во-первых, Турция добилась значительных успехах в развитии собственных технологий беспилотных летательных аппаратов. Как отметил И.А.Крамник: «Наличие у Турции собственного опыта в разработке и эксплуатации БПЛА может заинтересовать Россию, активно развивающую эту отрасль у себя. Аппараты тактического звена, как разведывательные, так и, особенно, ударные – один из приоритетов развития».

Во-вторых, Турция добилась успехов сфере строительства универсальных десантных кораблей. Как подчеркнул И.А.Крамник: «Постройка в Турции собственного универсального десантного корабля «Анадолу» и интерес России к этому классу кораблей создает условия для возможного сотрудничества в этой сфере. Российская промышленность и ВМФ может быть заинтересована в ознакомлении с проектом и в постройке кораблей этого типа в России с участием турецкой промышленности».

И, наконец есть целый ряд проектов, которые российская и турецкая промышленность могли бы разрабатывать совместно уже при существующем уровне доверия и сотрудничества. Среди них И.А.Крамник выделил следующие:

  1. Совершенствование и разработка сухопутной техники с учетом опыта Ближневосточного конфликта.
  2. Разработка морского патрульного / противолодочного самолета на базе российской платформы Ил-114.
  3. Разработка и производство контртеррористических систем и других средств обеспечения безопасности (безопасный город и т.д.).
52.76MB | MySQL:104 | 0,362sec