Турция и ТРСК против региональных стран и ЕС

24 июня 2018 г.  в Турции состоялись досрочные президентские, а также парламентские выборы, в результате которых победила действующий глава государства Реджеп Тайип Эрдоган. По традиции Эрдоган совершил первые зарубежные поездки в Азербайджан и самопровозглашенную ТРСК (Турецкая Республика Северного Кипра). Эрдоган в ТРСК заявил о решимости Анкары отстаивать интересы турецкой общины Кипра. «Турция никогда не позволит, чтобы турки-киприоты оказались в положении меньшинства на Кипре», — заявил турецкий лидер на совместной пресс-конференции с президентом ТРСК Мустафой Акынджи в Лефкоше. Президент Турции также подчеркнул, что Анкара никогда не смирится с тем, чтобы турецкая община Кипра страдала из-за неурегулированности кипрского вопроса. «Кипр — это наш национальный вопрос, мы также стремимся к справедливому и устойчивому урегулированию на Кипре», — сказал Эрдоган. Турецкий лидер подверг резкой критике «неконструктивную» позицию  греческой общины Кипра в вопросе разрешения кипрской проблемы. Кроме того, президент Турции отметил, что Анкара будет оказывать всестороннее содействие экономическому развитию ТРСК. «В предстоящий период мы намерены превратить ТРСК в центр притяжения в Восточном Средиземноморье и увеличить вдвое уровень дохода на душу населения», — сказал президент Эрдоган. Он также отметил, что Анкара и Лефкоша будут и впредь вносить вклад в укрепление стабильности в Восточном Средиземноморье. М.Акынджи в свою очередь заявил, что ТРСК придает крайне важное значение сотрудничеству с Турцией, и что сотрудничество с Турцией очень важно для ТРСК[i].

После визита Р.Т.Эрдогана стало известно, что М.Акынджи сообщил ему о проблемах, с которыми сталкивается туристическая индустрия ТРСК. Это привело к увеличению количества рейсов с 7 до 8 в день авиакомпанией Turkish Airlines на Северный Кипр. Министр туризма непризнанной ТРСК Атаоглу тогда заявил, что одним из главных поводов для развития туризма на северной части острова создание новой авиакомпании или национального перевозчика для обслуживания Северного Кипра. Атаоглу также отметил, что главная трудность с привлечением туристов заключается в высокой стоимости авиабилетов и отсутствия прямых рейсов в ТРСК. По сути, в ТРСК не может быть прямых рейсов, это запрещено IATA и ICAO. Возможны только чартеры. Однако лидеров непризнанной ТРСК это не останавливает[ii].

Днями позже в столице ТРСК Лефкоше проходили торжества, посвященные 44-й годовщине операции «По поддержанию мира на Кипре» (в ночь на 21 июля 1974 г. турецкие войска высадились на Кипре). Получается, что Эрдоган пропустил эти торжества. 23 июля (после этих торжеств) министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу посетил ТРСК, где в формате один на один ввел переговоры с М.Акынджи[iii]. А в августе  по приглашению спикера парламента ТРСК Теберрюкена Улучая в Лефкошу посетил  спикер парламента Турции Бинали Йылдырым, который перед вылетом заявил, что «ТРСК должна активнее заявлять о себе на международных платформах, и что Турция сделает все возможное для поддержки этих усилий ТРСК»[iv].

В октябре 2018 г. Т.Улучай уже заявил, что переход на расчеты лирой в торговле даст новое дыхание экономикам Турции и ТРСК [v]. Это хороший знак для Турции, поскольку еще в мае турецкие СМИ сообщили, что ТРСК может отказаться от турецкой лиры. ТРСК, которая использует турецкую лиру в качестве своей официальной валюты, рассматривала возможность отказа от лиры ради другой валюты после рекордного падения стоимости лиры, однако как правильно отметил премьер-министр ТРСК Туфан Эрхюман, государство, признанное лишь Турцией, имеет структурные экономические проблемы, не все из которых оно может решить самостоятельно[vi]. И наконец, не надо забывать, что в 2015 г. ТРСК началa технические работы по переходу государственной валюты с турецкой лиры на евро, а наряду с переходом на евро начнется процесс присоединения Северного Кипра и к европейскому Таможенному союзу. В рамках этого процесса таможенное законодательство Северного Кипра будет приведено в соответствие с законодательством ЕС[vii].

Высшеуказанные визиты турецких политиков в ТРСК означают, что отношения между Турцией и ТРСК находятся на хорошем уровне. По всей вероятности, прошли те дни, когда (в  апреле 2015 г.) между ними возникли серьезные проблемы, из-за чего Р.Т.Эрдоган даже вступил в заочную полемику с новоизбранным главой непризнанной ТРСК М.Акынджи по поводу будущих отношений Анкары с самопровозглашенной республикой, когда тот выразил желание изменить отношения между ТРСК и Турцией, чтобы они стали равноправными, а не отношениями между «старшим и младшим братьями»[viii]. М.Акынджи уже знает свое место, и заявляет, что без участия Турции вопросы, касающиеся гарантий безопасности Кипра, согласовать невозможно. Однако это не означает, что между Турцией и ТРСК нет проблем. Во время визита в ТРСК (апрель 2018 г.) М.Чавушоглу 4 часа ввел переговоры с  М.Акынджи и представил предложения о решении кипрского конфликта – «бархатный развод» или «конфедерация». Однако  Акынджи отклонил эти предложения, из-за чего обе стороны после встречи не сделали заявления для прессы[ix].

Отметим, что, в действительности, Турция не заинтересована в решении кипрского конфликта, потому что объединение острова (туркам-киприотам, по сути, надоела ждать  уже около 40 лет, поскольку они осознали, что международное сообщество не будет признавать ТРСК, и что единственный выход — объединение острова). А такое решение кипрского конфликта будет означать, что Турция должна вывести свои войска из Кипра не говоря о том, что будет вынуждена открыть свои порты и аэропорты для кораблей и самолетов Республики Кипр. Поэтому создается  впечатление, что когда переговоры ведут две общины острова, то прогресс есть, однако, когда в дела Кипра вмешиваются Греция и Турция, все идет наперекосяк. В случае решения кипрского конфликта Турция не сможет использовать территорию острова для продвижения своих энергетических интересов в Восточном Средиземноморье.

Вначале сентября 2018 г. М.Чавушоглу на совместной пресс-конференции в Анкаре с главой МИД ТРСК Кудретом Озерсаем заявил, что осенью Турция может начать разведочное бурение в Восточном Средиземноморье. Чавушоглу подчеркнул, что предприняты все меры для защиты прав Турции и ТРСК в Восточном Средиземноморье. «В Восточном Средиземноморье есть экономическая зона Турции и шельф Турецкой Республики Северного Кипра, по запросу которой мы предпринимали и предпринимаем необходимые шаги. Наше Министерство энергетики ведет подготовку к началу работ по бурению, мы может приступить к ним уже этой осенью», — заявил глава турецкой дипломатии. По его словам, Анкара обсуждала данный вопрос с компаниями стран, которые могут участвовать в разведочном бурении в Восточной Средиземноморье, а также с Евросоюзом и Грецией[x].

Днями позже министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Дёнмез на девятом консультативном совещании по вопросам разведки и добычи углеводородов заявил, что Турция не допустит реализации проектов в Средиземном море без согласия Анкары и что в ближайшие месяцы буровое судно Fatih  (с турецкого – «Завоеватель») приступит к разведке на углеводороды в Средиземном море[xi]. По его словам, второе буровое судно появится в Восточном Средиземноморье в конце января 2019 г.[xii]

В октябре министр национальной обороны Турции Хулуси Акар прокомментировав позицию Анкары по ситуации в Средиземном и Эгейском морях, заявил, что проекты, игнорирующие интересы Турции, обречены на провал. «Без участия Турции и Турецкой Республики Северного Кипра ни одно начинание в Эгейском и Средиземном морях не имеет шанса на успех», — заявил Хулуси Акар, выступая на военных учениях Ateş Serbest 2018 в районе Полатлы в Анкаре. Акар подчеркнул, что Турция не допустит формирования статус-кво, противоречащего ее интересам как на Кипре, так в Эгейском море и Восточном Средиземноморье. Глава оборонного ведомства Турции призвал греческую общину Кипра и Афины отказаться от «провокационных» шагов в регионе[xiii].

В декабре 2018 г. турецкая пресса несколько раз сообщала, что Турция создаст военно-морскую базу на Северном Кипре, отметив, что этот вопрос обсуждался на фоне напряженности в Средиземном море между Грецией и Турцией. Согласно информации, ожидается, что военно-морская база на Северном Кипре может быть создана вначале 2019 г. на районе Искеле (İskele bölgesi). Делегация ВМС Турции провела серию исследований на побережьях Северного Кипра, в этих работах участвовал также сам командующий ВМС Турции, адмирал Аднан Озбал, который 15 ноября совершил ознакомительную поездку в ТРСК, и встретился с М.Акынджи. После этих работ соответствующие выводы были направлены турецкому правительству. В частности, было изучено, какая часть острова будет выгодной для создания военной базы и сколько это будет стоить. Ожидается, что площадь военно-морской базы составит 280 кв. км. Военная база будет оснащена современными технологиями, на ней будут находятся различные типы военных кораблей (подводные лодки, фрегаты, корветы) и военных вертолетов, принадлежащих ВМС Турции. Предложение о создании военной базы на Северном Кипре было сделано турецким флотом в августе, в нем говорится, что создаваемая военная база укрепит позиции ТРСК и Турции в Средиземном море. Отмечается, что это предотвратит «захват богатых энергетических ресурсов моря другими странами». Присутствие военной базы также укрепит позиции Лефкоши в продолжающемся переговорном процессе по кипрскому вопросу. Не исключается, что Турция создаст также военно-воздушную базу на территории ТРСК. Отмечается, что Турция также рассматривает возможность восстановления авиабазы Гечиткале на Северном Кипре, которую ранее использовала турецкая военная авиация. [xiv].

Напомним, что в конце августа 2018 г. командование ВМС Турции заявило о намерении срочно создать военно-морскую базу в ТРСК для защиты интересов стран в Средиземном море и отправило запрос в МИД. В публикации отмечается, что многие государства мира (особенно США и Великобритания) наращивают военное присутствие в Средиземном море под предлогом войны в Сирии. Подчеркивается, что Средиземное море является стратегически важным регионом, при этом Республика Кипр активно создает партнерства для укрепления своих позиций в нем[xv].

А в сентябре 2018 г. президент Турции Р.Т.Эрдоган сказал, что Турция может создать военно-морскую базу на территории Северного Кипра в случае необходимости. По его словам, присутствие ВС Турции на этой территории очень важно. «Турция не намерена сокращать свой военный контингент на Северном Кипре. Планы Запада решить проблему Кипра не оправдали себя. В то же время, ЕС придерживается двойных стандартов в отношении турецкого Кипр», — сказал Эрдоган[xvi].

Все это означает, что по всей вероятности скоро на острове Кипр появится военно-морская база Турции. Имеется несколько причин для создания базы ВМС Турции в ТРСК.

  1. В последнее время Турция устанавливает или усиливает военное присутствие за рубежом. В этом контексте Турция начала создавать военные базы в тех территориях, которые ранее входили в состав Османской Империи или даже были включены в состав Национального обета. Отметим, что в настоящее время у Турции имеются военные базы на территории Ирака, Сомали и Катара. Однако они являются сухопутными военными базами, в то время как возможная военная база в ТРСК станет первой военно-морской базой Турции за рубежом (ранее предполагалось, что первая военно-морская база Турции за рубежом появится в Судане на острове Суакин в Красном море). Сейчас Кипр разделён по национальному признаку со времени вооруженного вторжения Турции в 1974 г., спровоцированного государственным переворотом сторонников присоединения острова к Греции. В результате военных действий под турецким контролем оказалось примерно 37% территории, на которой в 1983 г. была образована ТРСК. 35-40000 турецких военнослужащих остаются там и по сей день.
  2. В последнее время растет энергетический роль Восточного Средиземноморья в связи с тем, что вначале Израиль и Кипр, а потом и Египет нашли крупные газовые месторождения в этом регионе. Открытие нефтегазовых месторождений в Восточном Средиземноморье, одно из самых крупных событий начала 21-го века. Турция тоже начала подключаться к борьбе за энергетические ресурсы Средиземного моря. Турция, которая по-прежнему вынуждена импортировать 98% газа, за последние 20 лет потратила более 3 млрд. долларов на бурение в прибрежной зоне на Чёрном море, но ни газа, ни нефти там не обнаружила. Военная база на Кипре укрепит позиции Турции в Восточном Средиземноморье. Турецкие военные корабли, как и ранее, однако на сей раз чаще будут блокировать плавучие буровые платформы и будут мешать бурению в водах исключительной экономической зоны (ИЭЗ) Кипра. Напомним, что в феврале 2018 г. турецкие военные корабли помешали судну итальянской энергетической компании ENI производить бурение в месторождение в блоке 6 ИЭЗ Кипра[xvii].
  3. 24 ноября 2018 г. стало известно, что правительства Израиля, Кипра, Греции и Италии договорились о строительстве газопровода EastMed, проходящий из Израиля через Кипр и Грецию в Европу, на основе результатов технико-экономического обоснования, финансируемого ЕС. Мощность трубопровода составит 10-16 млрд куб. м в год. В настоящее время проект рассчитан на первоначальную транспортировку 10 млрд куб. м/год из Восточного Средиземноморья до Греции, это расстояние в 1900 км, дальше он соединится с трубопроводом «Посейдон» в Италии, протяженностью в 300 км. Самой сложной частью проекта является его участок от Кипра до Крита, который достигает глубины более 3000 м. Общая стоимость трубопровода оценивается примерно в 7 млрд долларов, но большинство экспертов считают это оптимистичным прогнозом, ожидая, что он будет ближе к 8-10 млрд долларов. Окончательное соглашение, предварительно, будет подписано в феврале 2019 г. Таким образом, Израиль и Кипр хотят экспортировать газ в Европу по газопроводу EastMed, несмотря на то, что для поставок газа в Европу маршрут по территории Турции является самым коротким. Однако из-за известной позиций Турции по отношению Израиля и Кипра, эти страны предпочли не попасть транзитную зависимость от Турции. Этот выбор Израиля и Кипра, а также ЕС – большой удар для Турции (ЕС не поддерживает Турцию и ТРСК в борьбе за энергетические ресурсы Средиземного моря). Ранее Турция надеялась не только стать транзитной страной для израильского и кипрского газа, но и диверсифицировать поставки энергоресурсов, то есть  увеличить количество поставщиков газа, и уменьшить свою зависимость от трех основных стран поставщиков газа (Россия, Иран и Азербайджан). Поэтому Турция будет всеми способами мешать строительству газопровода EastMed, используя кипрский конфликт. Газопровод EastMed станет большим ударом и для ТРСК, лидер которого М.Акынджи ранее выразил мнение, что газопровод в Европу через Турцию мог бы способствовать урегулированию кипрского конфликта (ранее ТРСК назвала «незаконным» соглашение между Египтом и греческой общиной острова о строительстве газопровода через Средиземное море). Кипрская сторона в свою очередь заявляет, что турки-киприоты имеют право на природные ископаемые, но после объединения острова. Отметим, что Турция не признает Республику Кипр и называет ее «Южным Кипром», а в последние годы начала поиски энергоресурсов в «исключительной экономической зоне самопровозглашенной ТРСК», что фактически означает, что Турция посягает на страну, входящую в состав ЕС. Турция даже не присоединилась к морской конвенции принятой ООН в 1982 г., однако хочет использовать ее в своих же интересах, не признавая соглашение об исключительной экономической зоне, подписанными Кипром с Израилем и Египтом. Так что, военно-морская база Турции на Кипре может пригодиться и в этом плане.

4. Начиная с 2011 г. (после ухудшения турецко-израильских отношений, а также  после начала сирийского конфликта) Турция последовательно увеличивает свое военное присутствие в Восточном Средиземноморье. В сентябре 2011 г. власти Турции приняли новую политическую стратегию, которая предусматривала значительное расширение присутствия военно-морских сил страны в восточной части Средиземного моря. Новый план получил название «Барбаросса» — в честь турецкого адмирала Хайр-ад-Дина Барбароссы, возглавлявшего крупнейший пиратский флот в Средиземном море. В рамках передислокации ВМС Турции из Чёрного и Мраморного морей в Средиземное и Эгейское моря будут переведены дополнительно по два противолодочных фрегата и ракетных корвета, а также вспомогательные суда[xviii]. Во время сирийского конфликта многие государства мира (США, Великобритания, Россия, Франция, Италия, Германия, Бельгия, Испания, Канада, Португалия, Греция, Дания) наращивали и наращивают военное присутствие в Средиземном море под предлогом войны в Сирии. В итоге, Восточное Средиземноморье стало стратегически важным регионом, и Турция также не хочет отстать от этих стран в гонке вооружений в этом регионе.

[i] Cumhurbaşkanı Erdoğan KKTC’de, Haber Türk, 10.07.2018.

[ii] KKTC, Erdoğan’dan ekonomik destek istedi, Haber Kıbrıs, 11.07.2018.

[iii] Akıncı, Dışişleri Bakanı Çavuşoğlu’nu kabul etti, Dünya, 23.07.2018.

[iv] Binali Yıldırım KKTC’de, Kıbrıs Gazetesi, 15.08.2018.

[v] ‘Türkiye ile KKTC arasında Türk lirası kullanımı ekonomiye ivme kazandıracak’, Akşam, 11.10.2018.

[vi] KKTC’den Türk Lirası çıkışı, Business HT, 22.05.2018.

[vii] KKTC’de başka para birimi mi gündemde?, Gözlem Gazetesi, 25.05.2015.

[viii] Mustafa Akıncı ve Tayyip Erdoğan arasında ‘yavru vatan’ polemiği, Radikal, 27.04.2015.

[ix] Ankara’yla KKTC arasında kadife ayrılık gerilimi, T24, 23.04.2018.

[x] Çavuşoğlu: Türkiye’nin Doğu Akdeniz’deki sondaj faaliyetleri, T24, 03.09.2018.

[xi] Bakan duyurdu: Fatih gemimiz Akdeniz’de göreve başlayacak!, Haber Türk, 20.09.2018.

[xii] Bakan Dönmez: «İkinci Sondaj Gemimiz Ocak Ayında Akdeniz’de Olacak», Haberler.com, 10.12.2018.

[xiii] Hulusi Akar’dan Kıbrıs uyarısı, CNN Türk, 22.10.2018.

[xiv] Doğu Akdeniz’de kritik hamle: Türkiye Kıbrıs’a deniz üssü kuruyor, Aydınlık, 10.12.2018.

[xv] Ada’ya acil deniz üssü ​Türkiye’nin acil olarak KKTC’de …,  Yeni Şafak, 29.08. 2018.

[xvi] Cumhurbaşkanı Erdoğan: KKTC’ye üs kurabiliriz, Yeni Şafak, 17.09.2018.

[xvii] Türk donanması İtalyan sondaj gemisini engelledi, Duvar Gazetesi, 12.02.2018.

[xviii] Akdeniz’deki gizli plan ortaya çıktı Türkiye harekete geçti, Takvim, 12.09.2011.

 

43.57MB | MySQL:89 | 0,813sec