О развитии белорусско-суданских отношений

Белоруссия и Судан могут с успехом продвигать совместную продукцию на рынки третьих стран. Об этом заявил в понедельник 10 декабря президент Белоруссии Александр Лукашенко по итогам переговоров с президентом Судана Омаром аль-Баширом. «Беларусь соединяет Европу и Азию, входит в Евразийский экономический союз. Судан является мостом между арабской цивилизацией и Африкой, воротами на африканский континент. Поэтому необходимо и далее работать сообща, создавать совместные продукты для их продвижения как в Африке, так и в Евразии», — отметил Лукашенко. Белорусский президент сообщил, что его суданский коллега одобрил его предложения «по сотрудничеству с Южным Суданом». Лукашенко сказал, что к следующему визиту в Хартум ожидает от обеих сторон реализации достигнутых сегодня в Минске договоренностей. «Это касается создания [в Cудане] машиностроительного центра, сельскохозяйственного комплекса по производству мяса и молока, тепличного хозяйства и начала добычи белорусскими и суданскими специалистами золота, что облегчит расчеты между нашими странами», — отметил президент Белоруссии.  По итогам переговоров президентов Белоруссии и Судана членами делегаций подписано около десятка соглашений и меморандумов. Среди них соглашения о реализации совместных проектов в сельскохозяйственной сфере, сотрудничестве в промышленной сфере, взаимопомощи в таможенных делах, об избежании двойного налогообложения. Стороны также договорились оказывать друг другу правовую помощь по уголовным, гражданским и экономическим делам, обмениваться информацией в налоговой сфере.  Белоруссия построит в Судане машиностроительный центр по производству белорусских тракторов, грузовых автомобилей и строительной техники. «Мы достигли соглашения о создании у вас сборочного предприятия полного цикла. В ближайшее время мы создадим машиностроительный центр по выпуску тракторов, грузовых автомобилей и строительной техники», — отметил белорусский президент. Лукашенко поблагодарил своего суданского коллегу за решение «об отмене налога на производство в Хартуме белорусской техники», что будет способствовать повышению ее конкурентоспособности. «Мы сможем ею торговать не только в Судане, но и, как договорились, в Южном Судане и во всей Африке», — сказал белорусский лидер. Президент Белоруссии также поблагодарил аль-Башира за принятое сегодня решение «о предоставлении [Белоруссии] второго участка для добычи золота».  «Участок расположен ближе к реке Нил, и, по предварительной информации, особенно с учетом близости водных запасов, здесь целесообразна разработка золота. Суданская сторона пообещала выделить этот участок буквально в ближайшие дни», — сказал глава Минприроды РБ А.Худык. Он  уточнил, что в случае принятия положительного решения суданской стороной в январе начнутся геологоразведочные работы, которые будут вестись одновременно на первом участке, находящемся в пустыне. «Пока рано говорить о предполагаемых запасах и объемах добычи золота. Предстоят геологоразведочные работы, но, по нашей информации, разработка участка у реки Нил будет экономически целесообразной», — отметил белорусский министр.  Говоря о распределении добываемого в Судане золота, Худык пояснил, что «при 20-процентном взносе (суданской стороне), можно будет получить это золото в собственность». Глава Минприроды сообщил, что в настоящее время в Судане зарегистрировано белорусское предприятие для проведения геологоразведочных работ.

В этой связи отметим несколько моментов.

  1. Этот визит О.аль-Башира в Минск собственно является ответным в рамках поездки в Хартум А.Лукашенко в прошлом году. Тогда Республика Беларусь и Судан подписали соглашение о дружественных отношениях и сотрудничестве, который подписали в Хартуме президент Беларуси Александр Лукашенко и президент Судана Омар аль-Башир. В августе 2017 года Минск посетила высокопоставленная суданская делегация во главе со спикером Национального собрания Ибрагимом Ахмедом Омером, которая обсудила пути реализации подписанных между двумя странами соглашений в области нефтяной промышленности, сельского хозяйства и животноводства. Кстати, в период своего нынешнего визита суданский президент открыл и комплекс посольства Судана в Минске (ранее посол Судана в Москве был одновременно и послом в Минске). Сам по себе этот факт с учетом крайнего дефицита бюджетных средств является сигналом того, что Хартум уделяет развитию интересов с РБ приоритетное значение. Прежде всего по двум причинам. Во-первых, это лизинг сельскохозяйственной техники по очень льготным условиям, что собственно является для Хартума важной задачей модернизации своего уже значительно устаревшего и износившегося парка. Во-Вторых, Беларусь является одним из главных поставщиков вооружения Судану. 15 июня 2006 года между двумя странами был подписан протокол о военном сотрудничестве, охватывающий подготовку кадров, обмен опытом и области военной науки. Собственно сейчас с учетом положительной динамики отношений между Москвой и Хартумом следует ожидать, что значительную часть проектов по модернизации вооружения суданской армии возьмут по согласованию с российской стороны на себя белорусские оборонные предприятия в рамках разрешения со стороны РФ на экспорт продукции ВПК. Так как это примерно делается в случае в Ливией (глава ЛНА Х.Хафтар), при оплате этих контрактов теми же ОАЭ. Это позволяет Москве оставаться над схваткой и избегать закономерных вопросов о нарушении оружейного эмбарго, которое в отношении Ливии действует.
  2. Из заключенных меморандумов и соглашений надо выделить тот аспект, что абсолютное большинство из них пока представляют собой договоры о намерениях. Реализации реально серьезной программы развития сотрудничества на тех направлениях, которые были объявлены в рамках итогов этой поездки О.аль-Башира, препятствует сейчас несколько моментов. Начнем с того, что с 2008 года на О.аль-Башира распространяются два ордера на арест Международного уголовного суда (МУС) за геноцид, преступления против человечности и военные преступления, предположительно совершенные в Дарфуре. Эти вердикты никто не отменял, несмотря на все нынешние послабления для Хартума со стороны США и ЕС, и отмены части экономических санкций. Беларусь не является государством-участником трибунала по военным преступлениям, но как член Организации Объединенных Наций обязана сотрудничать с судом. Сам по себе этот момент означает, что в любой момент на Западе могут вспомнить про МУС с соответствующими санкциями против компаний РБ на суданском рынке. Но есть и более серьезные ограничения для развития экономических отношений с Суданом. Это отсутствие у Хартума финансовых  средств для оплаты контрактов. В этой связи предложения суданской стороны, которые она озвучила в Минске и Москве во время нынешнего визита суданского президента, о переходе во взаимных расчетах на национальные валюты, надо полагать невыполнимыми в принципе. Судан предложил России рассмотреть использование национальных валют двух стран в расчетах по торговым операциям, следует из протокола по итогам межправительственной российско-суданской комиссии. «Суданская сторона предложила рассмотреть возможность использования национальных валют при осуществлении расчетов по торговым операциям, а также развития корреспондентских отношений между российскими и суданскими банками», — отмечается в документе. Во-первых, не совсем понятно, что Москва и Минск  собираются покупать на постоянно слабеющий фунт в Судане (вот эта тема постоянной явной и скрытой инфляции и девальвации мешает в основном перейти на расчеты в национальных валютах не только с Суданом, но и с той же Турцией). Во-вторых, суданская банковская система пока полностью не инкорпорирована в мировую, что оставляет варианты для попадание под санкции в случае особого желания Вашингтона это сделать. Отсюда и варианты оплаты предоставляемых услуг и товаров со стороны Минска теми же концессиями на разработку золота и разрешение Хартума на развитие сотрудничества с Южным Суданом. Сразу начнем со второго момента. Развивать какую-то кооперацию с раздираемым гражданской войной Южным Суданом можно только за счет продажи ему оружия через Судан. Примерно так как это сейчас делает Украина, но через Уганду. Это опять же в значительной степени снимает риски обвинений в нарушении оружейного эмбарго в отношении Южного Судана. В чем интерес Минска к Южному Судану?  Визит А.Лукашенко в Судан в прошлом году не был просто блажью. Напомним, что именно в тот момент был кризис в рамках поставок российской нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы, и лидер РБ самонадеянно заявил, что Минск найдет новых поставщиков нефти. Сразу скажем, что не нашел, но дорожку в Судан протоптал, и сейчас пытается этот план создания альтернативных поставщиков нефти реализовать. Правда, сразу скажем, что в Минске плохо себе представляют  все коллизии, которые их ждут на этом тернистом пути. Они просто не знают, что обещания суданского президента в общем-то мало чего значат. Но в случае с Южным Суданом Минску нужна прежде всего его нефть (хотя и золото там в потенциале есть), а сам Судан в этой связи играет роль транзитера: иных путей доставки нефти на экспорт просто нет. Собственно в планах Минска получить нефть по фактически бартерным сделкам по оружия с Джубой, а в планах Хартума — запустить наконец-то той самый транзит нефти из Южного Судана в Порт-Судан по единственному трубопроводу на сегодня.

Что касается оплаты услуг возможностью владеть некими золотыми рудниками, то эта тема стара и охотно используется Хартумом для заманивания потенциальных инвесторов. Сразу скажем, что это отрасль контролирует монопольно сам президент Судана и его ближний круг, и посторонних туда не пускают. Белорусские геологи конечно могут искать золото, и даже смогут его найти в итоге, но вот насчет того, чтобы владеть им потом, — есть серьезные сомнения, которые подтверждаются печальными прецедентами на эту тему ряда российских бизнес-структур.  Вдруг появится несколько местных шейхов, которые потребуют свою долю, и на этом вся работа белорусских геологов и старателей завершится. Это уже не говоря о теме аффинажа добытого золота. Ни одна международная компания пока такое золото Судана не принимает опять же по причине  частично оставленных в силе американских санкций, и основной массив золотых слитков Судана проходит аффинаж по очень сомнительной процедуре в том же Ливане и ряде африканских стран. Это мы к тому, что расплачиваться с международными партнерами таким золотом Минску будет потом сложно.

Хартум в общем-то уже давно пытается вдохнуть в золотодобывающую отрасль новое дыхание. В этой связи надо отметить итоги Суданского международного форума и выставки горнодобывающего бизнеса (SIMFE), которая состоялась в конце марта с.г. в Хартуме. Там действительно были представлены серьезные игроки на этом рынке, которые были мотивированы  частичной отменой экономических санкций США в отношении Судана. В форуме приняли участие Randgold Resources и Resolute Mining, интерес которых к суданскому золоту определяется их собственными данными геологоразведки. Другие западные компании также направили своих представителей для участия в SIMFE. Это прежде всего австралийская компания Perseus Mining, которая в 2017 году добыла более 200 000 унций на своем ганском руднике Edikan; компания Newcrest Mining, которая находится в процессе начала промышленной добычи  из своей ивуарийской шахты Bonikro.  В 2017 году она добыла более миллиона унций на своих рудниках в Австралии, Папуа-Новой Гвинее и Индонезии. Интересно, что по итогам этого форума руководство Newcrest Mining приняло принципиальное решение на суданский рынок не входить, а продолжить изучение других лицензий в Кот-Д’Ивуаре. В конференции также принял участие еще один ключевой игрок в золотодобыче в Западной Африки, канадская компания B2Gold Corp, которая в ноябре 2009 года добилась коммерческого производства на своем руднике Малиан-Фекола.  Американская компания Newmont Mining Corp, оператор Ahafo и Akyem в Гане, которая первоначально планировала принять участие в форуме, так в Хартуме  не появилась. Наряду с этим SIMFE предоставила турецким инвесторам возможность продемонстрировать свой интерес к суданским шахтам в рамках более широкой кампании по увеличению их африканского портфеля. Yilmaden Holding в течение нескольких месяцев ведет переговоры по получению лицензий на добычу  хрома и феррохрома в Зимбабве. В Хартуме была замечена одна из топ-менеджеров этой компании Лидия Маденсилик, которая до сих пор управляла исключительно шахтами в Турции, и представители  Junior Avesoro Resources — канадской фирмы, контролируемой турецким миллиардером Мехметом Назифом Гуналом. Директор по геологоразведке  компании La Mancha, принадлежащая египетскому магнату Нагибу Савирису, Питер Спора был также замечен в суданской столице. Но эта была просто разведка, так как эта компания   продала свои акции в суданской шахте Хассай еще в 2015 году. Если брать по итогам, то это было просто зондирование ситуации со стороны «китов» этого бизнеса на перспективу, никаких реальных намерений входа на суданский рынок никто из этих представителей ясно по итогам не акцентировал. А это значит, что сумма существующих рисков, как мы отмечали выше,  превышает пока сумму реальных прибылей.

52.79MB | MySQL:104 | 0,318sec