Внешне- и внутриполитические причины заявления президента Турции Р.Т.Эрдогана о проведении военной операции на севере Сирии

Последние по времени заявления президента Турции Р.Т.Эрдогана о готовности в скором времени провести новую военную операцию на севере Сирии многие обозреватели связывают с двумя основными моментами.

  1. Таким образом Анкара снова пытается шантажировать Вашингтон на тему более активной кооперации с ней в рамках реализации ранее достигнутых договоренностей по Манбиджу. Напомним, что они предусматривали помимо организации совместных мониторинговых миссий в Манбидже, еще и вывод курдских отрядов фактически из всей зоны восточнее Евфрата. Сложно сказать, действительно ли турки решили пойти на серьезный конфликт с американцами, но в данном случае повторить свой опыт с захватом Африна у них вряд ли получится. Прежде всего о причине того, что Кобани и другие курдские территории на севере Сирии не являются анклавами, что позволяет им получать подкрепления и материально-техническую поддержку без особых проблем. Кроме того, с учетом наличия в этой зоне авиации коалиции задействование Турцией военных самолетов в рамках поддержки сухопутной операции также является сложным моментом. Наиболее реальным в данном случае сценарием  развития ситуации будет в большей степени имитация такой наступательной операции с активным задействованием артиллерии в рамках подавления огневых точек противника на сопредельных территориях и попытками закрепится на прилегающих к границе высотах с  сирийской территории. Это было бы логичным вариантом с учетом того, что с этих точек турецкие военные регулярно обстреливаются курдами. Последний по времени такой эпизод случился 13 декабря. Турецкий военнослужащий погиб в четверг в результате обстрела с сирийской территории из населенного пункта Телль-Рифаат. Об этом сообщил телеканал «Си-эн-эн тюрк» со ссылкой на Министерство национальной обороны страны. Согласно утверждениям военного ведомства, огонь по турецким военным вели курды из отрядов «Сил народной самообороны», против которых Анкара может в ближайшее время начать военную операцию. Анкара считает их сирийским ответвлением Рабочей партии Курдистана. Но в любом случае американцы не дадут туркам продвинуться вглубь Сирии на сколь-нибудь серьезное расстояние. Если это произойдет, то это будет означать отказ Пентагона по факту от  ставки в Сирии на курдские силы, к чему пока нет никаких предпосылок.
  2. Ряд экспертов указывают на то, что нынешняя имитация военной активности в рамках декларации о необходимости «маленькой победоносной войны», нужна Р.Т.Эрдогану прежде всего для того, чтобы укрепить позиции своей партии перед выборами в местные органы власти, которые должны состоятся 31 марта следующего года. При этом обозреватели указывают на то,  что их результат снова, вероятно, будет благоприятствовать правящей Партии справедливости и Развития (ПСР) президента Реджепа Тайипа Эрдогана, несмотря на углубляющийся экономический кризис. При этом на сегодня все партии страны   сосредоточены именно на этом выборном цикле. В то время как руководство ПСР лихорадочно ищет  электорально привлекательных кандидатов для того, чтобы сохранить свой контроль над Стамбулом и Анкарой, оппозиционные партии (особенно главная оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП)) серьезно расколоты изнутри в рамках выбора тех или иных кандидатов на должности мэров. Это обстоятельство практически полностью исключает вариант их объединения в какие-то коалиции и выработки общей стратегии для формирования серьезного вызова  ПСР на уровне мэрий и муниципалитетов. В данном случае оппозиционные партии стремятся добиться ограниченных успехов на конкретных и локальных участках по причине того, что местные администрации  в виде мэров и  членов городских советов являются очень «хлебными». Они позволяют  санкционировать государственные закупки и выдавать лицензии на строительство, что является сейчас в Турции оптимальным средством для самообогащения. Именно это последнее соображение является главной мотивировкой для партий и  потенциальных кандидатов, а совсем не соображение нанесения глобального поражения ПСР в общенациональном формате.

 

При этом эксперты отмечают, что с момента своего прихода к власти в 2002 году ПСР никогда не выглядела так слабо. Рейтинг ее поддержки сейчас составляет по всем опросам общественного мнения  около 30%, что опасно низко для правящей партии накануне местных выборов. В коалиции с Партией националистического движения (ПНД), возглавляемой Девлетом Бахчели,  ПСР до их пор уверенно проходила все выборные циклы на уровне получения поддержки более чем в 40% голосов. Но сегодня эта коалиция официально распалась, что означает только то, что партнеры стараются использовать новую тактику. ПНД временно дистанцируется от ПСР для достижения лучших результатов в ряде городов с дальнейшим официальным или неофициальным блокированием с ПСР. При этом ПСР однозначно продолжает свою националистическую антикурдскую риторику, что мы собственно сейчас и наблюдаем. На этом фоне бывшие партнеры благополучно договорились уже о совместной кооперации на предстоящих местных выборах. Так, на предстоящих местных выборах ПНД стремится посты посты мэров в  таких крупных провинций, как Мерсин и Османие, и ПСР конкурировать с ней там не будет, что означает фактическую поддержку. В свою очередь, ПНД не будет оспаривать главенство ПСР в таких городах, как Стамбул и Анкара. При этом отмечается явный дефицит сильных кандидатов от ПСР. Выбор бывшего премьер-министра Бинали Йылдырыма для будущего мэра Стамбула является наглядным примером: он  имеет репутацию ужасного оратора, а значительная часть членов его  семьи погрязла в коррупционных скандалах.

Оппозиционные партии на этом фоне выглядят откровенно слабо, прежде всего с точки зрения  формирования какой-либо внятной общенациональной альтернативы ПСР.  В период с 2002 по 2010 год НРП под председательством Дениза Байкала позиционировала себя «как главного гаранта сохранения светскости страны». При нынешнем председателе  Кемале Кылычдароглу  НРП фактически начала оказываться от этой стратегии. При этом партия мутировала от своей роли  в 1970-х годах как поборника интересов  рабочих масс и социал-демократической модели управления в Турции в клуб элит, в котором различные заместители председателя партии свои основные усилия тратят на самопиар, игнорируя критику со стороны  рядовых членов партии. В этой связи на сегодня именно курдское движение в лице  Партии демократии народов (ПДН), несмотря на то, что большинство ее партийного руководства и мэров находятся в заключении, является единственной причиной для беспокойства  альянса Эрдогана-Бахчели. После попытки военного переворота 2016 года десятки мэров ПДН были насильственно отстранены от своих должностей за якобы поддержку терроризма и заменены назначенцами Эрдогана. Курдские избиратели на юго-востоке Турции с высокой вероятностью проголосуют за ПДН и могут нанести серьезный удар по позициям ПСР в одном крупном регионе страны.

Еще одним моментом, к которым наверняка прибегнуть власти в случае перспектив поражения на этих выборах, является, по оценке экспертов, высокий риск фальсификации результатов голосования. Для ПСР слишком многое поставлено на карту в случае если крупные провинции будут потеряны в пользу оппозиции в лице  НРП или ПДН. Прежде всего по причине потери крупных центров распределения госзаказов на строительство и в сфере публичных услуг, а также по причине  деморализующего эффекта, который такой сценарий окажет на ПСР.  Все это происходит в то время, когда ПСР и Р.Т.Эрдогану все труднее обещать избирателям что-либо большее, чем очередной раунд строительных мега-проектов, таких как дороги и аэропорты. Таким образом, предстоящие местные выборы надо расценивать именно с точки зрения прежде всего своеобразного нового референдума в рамках вотума доверия действующей власти на фоне все возрастающих экономических проблем.

52.78MB | MySQL:104 | 0,354sec