О конференции «Российско-турецкие отношения: формируя образ будущего». Часть 18

22-23 ноября с.г. в Анкаре состоялась Конференция под названием «Российско-турецкие отношения: формируя образ будущего».

Продолжаем обсуждение презентации, сделанной нижеподписавшимся в ходе мероприятия на тему «Новые направления российско-турецкого экономического, энергетического и инновационного развития». Напомним, что в предыдущих публикациях мы затронули некоторые перспективные направления российско-турецкого сотрудничества, в числе которых, в качестве примера мы выделили взаимный туризм и проект «Канала Стамбул».

Подчеркнем, что последний вовсе не обязательно станет предметом двустороннего сотрудничества, однако, определенные предпосылки для этого имеются, главной из которых является китайский глобальный проект «Один пояс, один путь», куда Турция пытается вписать и «Канал Стамбул». «Канал Стамбул» для Турции имеет не только важное экономическое значение (позволяя начать реально зарабатывать на судоходном трафике из Чёрного через Мраморное в Эгейское море и далее), но и политическое измерение.

В том случае, если этот проект, невзирая на все стоящие на его пути трудности, всё же состоится, то политическое влияние Турции в Черноморском бассейне заметно возрастет. Неслучайно Турция берет за основу опыт крупнейших проектов подобного рода – Суэцкий канал и Панамский канал. С правительством Панамы турецкой стороной, вообще, подписан документ об обмене опытом. Турция пытается создать своей аналог Панамского канала и этот проект является личным для президента Р.Т.Эрдогана. «Канал Стамбул» сегодня, после того, как важная точка в строительстве третьего аэропорта в г. Стамбул пройдена, стал мега-проектом Турции №1 и все силы брошены на его реализацию (29 октября с.г., в День Республики, состоялся торжественный пуск аэропорта им. Стамбула; разумеется, речь идет о торжественном пуске первой фазы проекта – проект реализуется  и вводится в строй поэтапно).

Тот факт, что российская сторона до сих пор не артикулировала внятную позицию по проекту «Канала Стамбул» может быть объяснен лишь одним обстоятельством – категорическим нежеланием верить, совершенно ошибочным, впрочем, что этот проект может, в принципе, состояться в условиях действующей Конвенции Монтрё, когда у Анкары, на первый взгляд нет ни правовой базы, ни прочих возможностей, чтобы перенаправить черноморский трафик из условно платного пролива Босфор  в безусловно платный «Канал Стамбул». Тот факт, что это – достаточно близорукая позиция, которая впоследствии приведет к необходимости принятия российской стороной срочных решений и вскакивания на «подножку уходящего поезда», что никогда не приводило к оптимальному результату, мы уже не раз озвучивали как в ходе своих выступлений в российских СМИ, так и в публикациях на сайте ИБВ.

И, наконец, третьим направлением российско-турецкого сотрудничества, которое было затронуто в ходе своей презентации нижеподписавшимся, является сотрудничество в сфере высоких технологий.

Неслучайно президент России В.Путин постоянно (последний по времени раз — буквально накануне) говорит о важности работ в сфере искусственного интеллекта.

Действительно, мир переживает очередную по счету технологическую революцию, которой присвоен номер «4.0». Главной проблемой является то, что её последствия до сих пор не стали ясны. На основании одних и тех же данных специалистами делаются принципиально разные выводы: от того, что «жизнь станет лучше», до того, что «искусственный интеллект сначала оставит без работы всех людей, а потом и поставит под вопрос существование самой человеческой цивилизации».

Аналогичным образом, тема искусственного интеллекта постоянно затрагивается и турецким руководством. Правда, надо отметить, что алармистов в стране – несколько меньше по сравнению с Россией и ведутся интенсивные попытки оказаться в этом «тренде».

Тем не менее, сложно отрицать, что искусственный интеллект – это явление порядка атомной энергии, которая при должном понимании возможностей и осознании опасностей, а также после введения чётких и единых в мире правил игры, является крупным и экологически чистым источником энергии. Впрочем, до того, как мир пришел к единым правилам, американцы нанесли свой удар по японским городам Хиросима и Нагасаки.

В настоящее время единых международных правил игры ни в киберпространстве, ни в сфере искусственного интеллекта (включая автономные виды вооружений на базе ИИ) не принято. Однако, скорость развития этого вопроса такова, что ИИ в любой момент может стать проблемой глобального, а не национального масштаба, что требует ответственности и скоординированных действий международного сообщества уже сегодня. Необходимость налаживания диалога по этому вопросу между странами, в том числе на двусторонней основе – между Россией и Турцией, была отмечена нижеподписавшимся на Конференции.

Сама презентация вызвала у слушателей немалый интерес и была запрошена турецкой стороной для более детального изучения.

43.52MB | MySQL:92 | 1,051sec