Турция отказывается от политических маневров на Черном море и строит военную базу в Трабзоне

В  начале декабря 2018 г. президент Турции Р.Т.Эрдоган предложил президенту России В.В.Путину посредничество в деле урегулирования «керченского инцидента» в формате «нормандской четверки» — Германии, Франции, России и Украины. Формально предложение Эрдогана было расширенным вариантом его предыдущего предложения от 29 ноября, с той разницей, что в первом варианте Анкара предлагала эксклюзивные услуги  в урегулировании конфликта, который по выражению экспертов  уже «вышел из берегов»[i]. 28 ноября ЕС приняло консолидированное решение по «керченскому инциденту», в котором призвало Москву «безотлагательно освободить захваченные суда и их экипаж»[ii]. А 3 декабря сенатор-республиканец Джон Баррассо предложил послать американский флот и корабли НАТО в Черное море. Кроме того, по словам Баррассо, необходимо было организовать дополнительные поставки средств ПВО и противокорабельного оружия на Украину[iii]. 6 декабря Пентагон,  по данным CNN, готовился направить военный флот в Черное море, чтобы ответить на инцидент в Керченском проливе (формально как всегда для учений военно-демонстрационного характера), а Госдеп США призвал Турцию прояснить по этому вопросу свою позицию[iv]. Еще более обострило ситуацию публикация американского политолога Стивена Бланка в The Hill — ведущем политическом веб-сайте США. Бланк призвал добиваться  от Украины (в обмен на военно-техническую помощь) права на размещение американских военных баз в портах Черного и Азовского морей на условиях бессрочной аренды[v]. Стремление СЩА инфраструктурно закрепиться в районе Черного моря давно известно. Еще в период Второй американо-иракской войны в 2003 г. командование НАТО пыталось получить у Турции разрешения использовать для военных целей военно-морские базы в Самсуне, Трабзоне, Мерсине и Искендеруне  а также саму турецкую столицу[vi]. Однако надежда на то, что турки откроют перед США ворота в Черное море, тогда не оправдалась. Теперь в воздухе вновь повис вопрос: присоединится ли Анкара к давлению на Россию?

Один из ведущих турецких политологов Менсур Акгюн в интервью газете Karar отмечал, что в сложившейся ситуации для страны крайне важно дистанцироваться от обеих (читай от всех!) сторон конфликта[vii]. Ответ Анкары был дан в достаточно предсказуемом турецком «стиле» — в условиях очередного российско-украинского конфликта Анкара решила еще более усилить свою энергетическую безопасность. Решение построить свою базу в Трабзоне (официально этот порт был превращен в один из региональных пунктов военно-морского командования еще в 2009 г.) обусловлено концепцией энергетической безопасности, являющейся составной частью «Политического документа о национальной безопасности» − Milli Gеvenlik Siyaset Belgesi. На сегодняшний день Турция расширяет свое влияние на Ближнем Востоке и Южном Кавказе. Анкара подписала ряд соглашений об экономическом сотрудничестве и сотрудничестве с Азербайджаном и выразила заинтересованность в улучшении связей с Арменией — при условии, что последняя выведет свои войска из Нагорного Карабаха. Кроме Трабзона, Анкара планирует также  построить военные базы и на Северном Кипре (в частности, планируется восстановить авиабазу «Гечиткале», которую ранее использовала турецкая авиация). В настоящее время военно-морской Турции флот развернут в рамках операции «Средиземноморский щит» в восточной части Средиземного моря, где она сталкивается с ростом напряженности в отношениях с Грецией из-за бурения на шельфе нефти[viii]. Обращает на себя внимание, что решение о создании полноценной базы в Трабзоне было принято в Анкаре после «керченского инцидента» (26 ноября) и ввиду перспективы очередной ротационной активности своих коллег по НАТО, однако, по времени российско-украинский конфликт совпал с открытием подводной части газопровода «Турецкий поток» (19 ноября). На это обратила внимание газета Aydinlik[ix]. Издание Milliyet со ссылками на которую СМИ 11 декабря 2018 г. анонсировали решение Анкары о военном патрулировании северо-восточной части Черного моря, также пришла к заключению, что борьба за энергоресурсы, развернувшаяся в последнее время в Средиземноморье,  привела к решению реанимировать до недавнего времени один из периферийных центров военно-морского командования[x].

До недавнего времени Трабзон не имел прямого стратегического назначения. В период Холодной войны основной центр ВМС Турции на Черном море был расположен в Карадениз Эрегли  (районе на севере Турции в 90 милях от Босфора). Однако с окончанием Холодной войны и переориентацией центра тяжести внешней политики Турции Эрегли потерял свое прежнее значение. В 2009 г. Главное командование турецких ВМС было перенесено в Гёльджук (в Мраморном море), а 26-й начальник Генштаба ВС Турции генерал Илькер Башбуг сообщил о намерении создать военно-морскую базу в Трабзоне. Генерал объявил, что военная база в городе, имеющего стратегическое значение «на каспийской энергетической линии», в дальнейшем будет превращена в мощную структуру[xi].  База в Трабзоне, согласно данным турецких СМИ, будет иметь  ограниченный военный и гражданский персонал (200 гражданских и 400 военных лиц). Офицерский состав на первом этапе будет насчитывать 10-15 человек, сержантский и рядовой состав соответственно  40-50 и 100 военнослужащих. Будут построены логистические объекты, затем будет построена сама база, часть функций из Гёльджюка переместится в Трабзон[xii].

При этом  планы Турции по созданию базы к востоку от Трабзона существовали еще со времен Холодной войны, но конкретная разработка проекта началась в июле прошлого года в связи с началом строительства газопровода «Турецкий поток». По словам информагентства Regnum со ссылкой на Milliyet, база, корабли которой займутся патрулированием восточной части Черного моря, «даст импульс к развитию всей северо-восточной Турции», так как «в этом районе должны появиться новые судостроительные предприятия»[xiii]. Точным местом размещения базы является  Сюрмене-Йеничам — небольшой городок в 15 тыс. жителей с развитой кораблестроительной инфраструктурой – верфь Сюрмене находится рядом с портом Чамбурну. При небольшом контингенте обслуживающего персонала новая база в перспективе рассчитана на прием фрегатов, подводных лодок и других кораблей оперативного назначения[xiv].

Последнее вызвало опасение у российских изданий, в плане того, что «турецкие ВМС подбираются ближе к России». Действительно, по сравнению с Эрегли,  база в Трабзоне сокращает расстояние до региональных центров юга России (Новороссийска и Сочи) соответственно с 360 до 210 км и с 410 до 155 км (при этом расстояние до Севастополя наоборот увеличивается с 215 до 345 км)[xv]. Однако, по мнению командующего Черноморским флотом ВМФ России в 2002-2005 гг. адмирала Владимира Масорина, для России новая военно-морская база турок не представляет никакой угрозы, поскольку последние обеспокоены лишь тем, что «американцы будут вести себя в Черном море, как в собственном доме»[xvi]. С  ним не согласен его предшественник, командующий Черноморским флотом ВМФ России в 1998—2002 гг.  адмирал Владимир Комоедов. В интервью газете «Взгляд» Владимир Комоедов выразил уверенность, что целью создания девятой по счету военно-морской базы в Турции не может служить активность НАТО в Черном море, ограниченная военно-демонстрационным характером[xvii]. Сообразным ответом своим российским визави служат слова директора морского форума Университета Koç контр-адмирала в отставке Джема Гюрдениза, в прошлом возглавлявшего департамент стратегии, а затем  отдел планов и политики в штабе ВМС Турции.  Последний, назвав «создание базы в Сюрмене очень точным геостратегическим ходом», подчеркнул, что следующим шагом  должны стать «военно-морская база на Кипре и большая верфь в Мерсине»[xviii]. Таким образом, Гюрдениз связал создание военной базы с проблемами турецкого суверенитета над энергоресурсами в Восточном Средиземноморье.

Итак, создание военно-морской базы в Трабзоне – традиционным черноморском транзитном центре на стыке между Европой и Востоком есть очередной шаг Турции в борьбе за исключительные экономические зоны (ИЭЗ) в Средиземном море, развернувшейся в последнее время. Укрепляя свое присутствие в Черном море, Турция, прежде всего, намерена обезопасить «Tурецкий поток», а также ограничить контроль США над энергоресурсами Кавказского региона, усилив тем самым свои позиции в Восточном Средиземноморье.  В этом плане база Сюрмене-Йеничам является очередным шагом по усилению военной составляющей в политике Турции в Черноморском регионе. Постепенно Анкара отказывается от политических маневров и общий дискурс ее политики от предложения посреднических услуг до наращивания своего военного присутствия на Черном море тому подтверждение.

[i] https://www.rbc.ru/newspaper/2018/11/27/5bf7dd5f9a7947b502a63ae6

[ii] https://ria.ru/20181128/1533741039.html

[iii] https://ria.ru/20181203/1539424885.html

[iv]https://tr.sputniknews.com/analiz/201812061036510328-turkiye-abd-rusya-kerc-bogazi-ukrayna/

[v] https://journal-neo.org/2018/12/06/natos-aggression-reaches-for-russian-waters/

[vi] https://www.kaptanhaber.com/karadenizde-enerji-savasi-tskdan-trabzona-us/20347

[vii] http://ceist.ru/mneniya/item/karar-turciya-kerchenskij-proliv-i-turciya

[viii] https://geopoliticalfutures.com/daily-memo-turkeys-expanding-influence-economic-concern-asia/

[ix]https://www.aydinlik.com.tr/turk-deniz-kuvvetleri-karadeniz-de-yeni-us-kuruyor-turkiye-aralik-2018

[x] http://www.milliyet.com.tr/turk-donanmasi-sularin-isindigi-gundem-2793003/

[xi] https://www.kaptanhaber.com/karadenizde-enerji-savasi-tskdan-trabzona-us/20347/

[xii] https://www.kaptanhaber.com/karadenizde-enerji-savasi-tskdan-trabzona-us/20347

[xiii] https://regnum.ru/news/2535606.html

[xiv] http://www.diken.com.tr/adres-trabzon-turkiye-karadenizde-ilk-deniz-ussunu-kuruyor/

[xv] https://turkishnavy.net/2009/12/20/trabzon-will-be-the-next-naval-base/

[xvi] https://www.61saat.com/bolgesel/trabzon-da-kurulacak-deniz-ussune-rusya-dan-yanit-geldi-h602927.html

[xvii] https://vz.ru/news/2018/12/11/954812.html

[xviii] http://www.milliyet.com.tr/turk-donanmasi-sularin-isindigi-gundem-2793003/

42.73MB | MySQL:92 | 1,042sec