О новом раунде внешнеполитической игры между Сирией, Турцией и рядом арабских государств

Последние дни ознаменовались дипломатическими действиями и высказываниями ряда арабских и турецких государственных деятелей, свидетельствующих о намерении установить тесные политические контакты с правительством Сирии и фактически ведущим к выводу этого проблемного ближневосточного государства из внешнеполитической и дипломатической изоляции. При этом данные политики стран Ближнего Востока преследуют разные и зачастую завуалированные цели. Однако итогом этих действий может стать восстановление полноправного статуса САР на международной арене.

В этом контексте необходимо упомянуть о блиц-визите президента Судана Омара аль-Башира в Дамаск и его встрече с президентом Сирии Башаром Асадом 17 декабря. Эта поездка стала первым визитом арабского лидера в Дамаск с марта 2011 года, после того как страна оказалась погруженной в затяжной военно-политический кризис. Омар аль-Башир, партия которого Народный конгресс тесно связана с движением «Братьев-мусульман», ударной силы по свержению сирийского президента, в начале кризиса четко обозначил свою антиасадовскую позицию. «Башар Асад не уйдет добровольно, он будет убит», — заявил президент Судана в марте 2014 года. В апреле 2016 года он грозно предупреждал сирийское правительство: «Мое терпение заканчивается, глядя как убивают мирных жителей Алеппо. Если убийства не закончатся, мы пошлем туда армию, чтобы это остановить». Тем разительнее выглядят перемены в риторике суданского лидера, которые можно было наблюдать в ходе визита. Встреча президентов прошла при закрытых дверях, но по итогам О.аль-Башир заявил журналистам, что Сирия является государством, подвергшимся агрессии. Он также отметил: «Сирия должна как можно  скорее стать безопасной и процветающей страной. Это в интересах всего арабского мира. Одновременно она должна сохранить свой суверенитет, исключив всякую возможность вмешательства в сирийские внутренние дела извне».

Можно выделить несколько причин неожиданного блиц-визита суданского президента в Дамаск. Во-первых, многие арабские аналитики склоняются к тому, что Омар аль-Башир привез Башару Асаду послание от лидеров государств Персидского залива. Речь идет, прежде всего, о Саудовской Аравии, но учитывая наметившееся в последнее время суданско-турецкое сближение, не исключено, что и о Турции и Катаре. Речь шла, по-видимому, о формате восстановления отношений Эр-Рияда с Дамаском при минимизации иранского присутствия в САР. Интересно, что визит совпал с решением саудовского кабинета министров о прекращении финансовой поддержки сирийской оппозиции. Во-вторых, в последнее время имидж Омара аль-Башира оказался подпорчен в общественном мнении ряда арабских стран тем, что он стал восприниматься в качестве «саудовской марионетки». Напомним, что в 2014 году Судан прекратил тесные партнерские отношения с Ираном, а летом 2015 года присоединился к саудовской коалиции в ходе войны в  Йемене, послав туда свой воинский контингент. Ценой вопроса были саудовская экономическая помощь и лоббирование Эр-Риядом суданских интересов в Вашингтоне. В результате началось снятие международных и американских санкций с Хартума, хотя исключение Судана из списка государств, поддерживающих терроризм, к чему стремится О.аль-Башир, так и не состоялось. Министр иностранных дел Судана Мухаммед Ахмед аль-Дирдири, побывавший в США с визитом 7-8 ноября с.г., педалировал этот вопрос, но внятного ответа так и не получил, что вызвало недовольство О.аль-Башира. Суданский президент оскорблен, так как в последнее время спецслужбы его страны ведут реальное сотрудничество с ЦРУ по противодействию исламским экстремистам в Сомали и  Ливии.  Таким образом, визит в Дамаск является своеобразным демаршем перед Вашингтоном. В-третьих, визит обусловлен попыткой Омара аль-Башира представить себя поборником арабского единства, что ему в значительной степени удалось. После участия в войне против хоуситов в Йемене стали появляться слухи о том, что суданский лидер готов пойти еще дальше и в угоду своим партнерам из Вашингтона и Залива установить отношения с Израилем. Имели место прогнозы о том, что Судан может стать следующим арабским государством после Султаната Оман для посещения премьер-министром Биньямином Нетаньяху. Поездка в Дамаск призвана показать, что О.аль-Башир является твердым сторонником арабского единства, поддерживающим движения ХАМАС и «Исламский джихад» в Газе, и даже не прочь вернуться в ряды «оси сопротивления». Во всяком случае, как бы ни относиться к противоречивой фигуре суданского президента, нельзя не признать, что он является одним из наиболее мудрых и закаленных в политических боях арабских лидеров, и в данном случае его роль по восстановлению арабского единства можно оценивать позитивно.

Вторым индикатором переосмысления бывшими противниками Дамаска отношения к Сирии является заявление министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, сделанное на Дохийском форуме, проходившем в столице Катара. Глава турецкой дипломатии заявил: «Если Башар Асад победит на честных демократических выборах, проходящих под контролем ООН, то мы готовы с ним работать. Необходимы прозрачные демократические выборы, и в конечном счете именно сирийский народ должен определить судьбу власти в своей стране». Такое заявление контрастирует со словами турецкого экс-премьера Бинали Йилдырыма, сказанными в августе с.г. о том, что Турция готова «терпеть Асада» только как промежуточную фигуру до проведения выборов.

Вероятно, на такое заявление турецкое руководство подвигли процессы, происходящие в настоящее время на севере Сирии. Речь идет о намечающейся турецким руководством военной операцией против сирийских курдов к востоку от Евфрата. В пятницу, выступая на митинге в Стамбуле, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил «закопать курдских террористов в вырытых ими же траншеях». В пятницу же состоялся телефонный разговор между президентами Турции и США на тему возможной турецкой военной активности в этом регионе. Далее со стороны американцев поступили два противоречивых сигнала. Пентагон категорически выступил против проведения такой военной операции. В то же время президент Эрдоган 17 декабря заявил о том, что получил от Дональда Трампа позитивный ответ на свое намерение начать операцию в курдских кантонах к востоку от Евфрата. «Я говорил с господином Трампом. Эти террористы должны отойти к востоку от Евфрата. Если они не сделают этого, то мы вынудим их силой. Так как СЩА являются нашим стратегическим союзником, они должны к нам прислушаться. Мы обсудили это с господином Трампом, и он согласился. Мы можем начать эту операцию по всей длине нашей 500-километровой границы так, чтобы не нанести вреда американским военнослужащим».

Неясно, является ли новость, сообщенная Эрдоганом, блефом или показателем реальных договоренностей. В любом случае, если такая операция будет проведена, она будет выгодна для сирийского руководства, так как отвлечет внимание сирийских курдов от провинций Ракка и части провинции Дейр эз-Зор. Многие американские эксперты беспокоятся о том, что в случае такой турецкой военной операции курды снимут свои отряды из Дейр эз-Зора, что затруднит борьбу против остатков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). В то же время истинной целью курдского присутствия там является не противодействие ИГ, а контроль над нефтяными и газовыми месторождениями, которые в случае их отхода вернутся к законному правительству Сирии. Тактика Эрдогана, по-видимому, заключается в том, чтобы обезопасить себя с сирийского фланга. В случае, если американцы пойдут на попятный и отзовут свое добро на проведение операции, можно будет договориться с правительством Асада.

В любом случае попытки недавних антагонистов сирийского правительства договориться с бывшим врагом являются позитивным знаком, так как ведут к снижению напряженности и успеху политического урегулирования. В то же время эти тенденции надо внимательно отслеживать, чтобы они не проходили в ущерб российским интересам.

52.81MB | MySQL:107 | 0,496sec