К вопросу о преодолении российско-израильских разногласий

В недавнее время было опубликовано сразу несколько сообщений, намекающих на позитивные сдвиги на российско-израильском треке после сентябрьского эпизода со сбитым в Сирии самолетом Ил-20, после которого контакты Иерусалима и Москвы серьезно осложнились. В среду комиссия Кнессета по иностранным делам и обороне приняла делегацию представителей Совета Федерации во главе с председателями комитетов верхней палаты российского парламента по международным делам, а также по обороне и безопасности К.Косачевым и В.Бондаревым. В ходе встречи стороны обсудили актуальные вопросы международной повестки дня и двусторонних отношений. При этом в центре внимания, судя по информации, опубликованной Кнессетом, оказалась израильская операция «Северный щит», направленная на борьбу с террористическими туннелями ливанской шиитской группировки «Хизбалла». Об этом свидетельствует несколько фактов. Во-первых, официальная часть началась с закрытых переговоров с представителями комитета по иностранным делам, где ключевой стала ситуация на северном фронте. Кроме того, для российской делегации на четверг запланирована поездка к северной границе Израиля.

В середине прошлой недели АОИ сообщила об успешных переговорах на уровне военных представителей, состоявшихся в Москве, куда для этого была направлена израильская делегация под руководством генерал-майора А.Халивы, командующего управлением технологии и логистики ЦАХАЛа. Он и его коллеги ознакомили российских контрпартнеров с операцией «Северный щит», отметив при этом участие Ирана в строительстве трансграничных туннелей. Помимо этого был продолжен диалог по сирийской проблематике. С одной стороны, израильские военные и здесь продолжили рассмотрение вопроса о росте иранского присутствия в арабской республике и регионе в целом. С другой стороны, параллельно обсуждались механизмы сотрудничества, позволяющие предотвращать столкновения, что является явным следствием сентябрьского инцидента с Ил-20. По итогам встречи, которая, как сообщается, стала прямым продолжением телефонного раунда общения на высшем уровне 8 декабря, было подчеркнуто, что Москва и Иерусалим договорились развивать координацию на основании достигнутого взаимопонимания.

О телефонном разговоре главы израильского правительства Б.Нетаньяху и президента РФ В.Путина стоит сказать отдельно. По информации Кремля, в ходе беседы, инициированной израильской стороной, российский президент, во-первых, отметил важность совершенствования двусторонних контактов по военной линии. Во-вторых, Москва подтвердила факт переговоров о саммите, о котором Б.Нетаньяху неоднократно заявлял в одностороннем порядке. Таким образом, все названные обстоятельства были восприняты как позитивные сигналы, дающие возможность говорить о преодолении разногласий.

Вместе с тем далеко не все на российско-израильском треке выглядит гладко. С одной стороны, Кремль вновь пошел на то, чтобы собрать у себя палестинских представителей, включая делегацию ХАМАСа, рассматриваемого в Израиле как террористическая организация. По данным СМИ, глава политбюро палестинской группировки И.Хания прибудет в Москву в конце декабря на основании официального приглашения российского внешнеполитического ведомства. Помимо этого есть сведения, что российскую столицу также может посетить представитель ПНА, отвечающий за внешнюю политику, Р.аль-Малики. Впрочем, доподлинно неизвестно, будет ли это некая попытка организовать раунд общения представителей враждующих палестинских фракций, или отдельные мероприятия. Так, по итогам беседы в понедельник министра иностранных дел РФ С.Лаврова с главой Еврейского агентства «Сохнут» И.Герцогом неназванный источник в МИД России сообщил прессе, что главный акцент все же сделан на стабилизации ситуации в Газе.

О переговорах 17 декабря стоит также сказать отдельно. Официально С.Лавров подтвердил на них, что на уровне военных сотрудничество восстановлено. Также он отметил, что безопасность Израиля при осуществлении данной работы является одним из приоритетов, равно как и защита российских военных. Jerusalem Post написала, что глава российского МИДа не исключил и факт будущей встречи на высшем уровне, однако, никаких конкретных деталей ее подготовки не назвал. А вот общение С.Лаврова с послом Израиля в РФ Г.Кореном оказалось, по данным 10 канала Израильского телевидения, менее позитивным. Так, недовольство израильской стороны очередным приглашением в Москву ХАМАСовцев было отклонено на основании того, что Иерусалим сам контактирует с ними, пусть и косвенно. Мало того, когда посол напомнил о том, что Б.Нетаньяху надеется на скорую организацию российско-израильского саммита, С.Лавров якобы лишь промолчал.

Наконец, было зафиксировано некоторое несогласие сторон по Украине. Так, на голосовании в Генеральной Ассамблее ООН 17 декабря израильские представители выступили в поддержку предложенной Киевом резолюции по Крыму. В ее тексте говориться о «проблеме милитаризации» Азовского и Черного морей, а также отмечается, что российское военное присутствие на полуострове нарушает суверенитет и территориальную целостность Украины. Израильский МИД от запросов местных СМИ на комментарий отказался. Как отмечает Jerusalem Post, российская сторона «взяла на заметку» решения Иерусалима поддержать резолюцию, выбивающуюся из ставшего традиционным нейтралитета по данной проблеме.

В целом, можно говорить о том, что после сентября отношения России и Израиля в том, что касается, прежде всего, координации на уровне военных, постепенно восстанавливаются, в то время как на политическом уровне все еще присутствуют ограничители сотрудничества. Происходит это потому, что без военной сферы взаимодействия продолжать следовать привычному образу действий каждая из сторон попросту опасается, в то время как политико-дипломатические аспекты остаются прекрасным поводом высказать несогласие, которое, разумеется, присутствует сейчас, да и было раньше. Однако названные примеры, такие как приглашение ХАМАСа  в Москву или резолюция по Крыму лишь повод, в то время как причины коренятся гораздо глубже. С одной стороны Б.Нетаньяху явно заинтересован в том, чтобы в виртуальном соревновании, кто быстрее попадет в российскую столицу, обогнать И.Ханию, что было бы в его глазах важным политическим сигналом. Отправить его он хочет, как представляется, в первую очередь не палестинцам, а Тегерану, показывая, что в Москве с Иерусалимом считаются и принимают во внимание его позицию, несмотря на то, что иранцы всячески пытаются положить этому конец.

Во-вторых, Крым – явный «симметричный ответ» на то, что российские представители не поддержали американский проект резолюции, осуждающий ХАМАС за агрессию против Израиля. Разумеется, несмотря на недовольство, израильтяне понимают, что каналы коммуникации с палестинскими группировками нужны, поэтому осуждение такого рода визитов, прежде всего, ритуальное. Однако с точки зрения израильского правительства агрессия ХАМАСа должна наказываться, а также необходимо обеспечивать равноправие палестинского и израильского положения в ООН, что Россия старательно отвергает. Более того, в последний раз страна проиграла в ГА ООН всего лишь из-за непрозрачности процедуры, изменённой в последний момент.

Наконец, ситуация в САР так или иначе остается сложной для Израиля проблемой. С одной стороны из-за иранской активности, которую Россия не может или не хочет сдерживать. С другой стороны, все сильнее себя чувствует президент Б.Асад, спасенный исключительно благодаря внешнему вмешательству. Осознавая это, он, судя по всему, хочет использовать данный козырь и дальше. Так, в понедельник в интервью оманскому изданию сирийский лидер сказал, что Дамаск и Москва пришли к пониманию того, что сентябрьский инцидент не был случайностью, а израильские военные действовали преднамеренно. При этом Б.Асад фактически попытался таким образом «уколоть» Израиль дважды. С одной стороны, распространяя такую информацию на фоне попыток Иерусалима стабилизировать контакты с Москвой. С другой стороны, инициируя антиизраильскую пропаганду в стране, с которой Израиль хотел бы развивать сотрудничество.

Таким образом, проблем в отношениях двух государств по-прежнему много, и основанная их опасность заключается в том, что они являются глубинными. Россия не имеет реального рычага воздействия на Иран, который руководствуется лишь своими интересами, а также не может в полной мере сдерживать и Б.Асада, считающего, что ему ничего уже не угрожает. Для Израиля это обостряет задачу борьбы с иранским присутствием, распространением вооружений и террористической инфраструктуры, а также заставляет пристальнее следить за ситуацией вокруг Голан, на которые режим Б.Асада, уверенный в том, кто за ним стоит, может начать претендовать более активно по мере урегулирования внутреннего кризиса.

52.23MB | MySQL:103 | 0,454sec