Оценки китайских специалистов некоторых аспектов развития системы ПВО Турецкой Республики

Очевидно, что турецкие власти еще пять лет назад осознали необходимость расширения возможностей собственных подразделений противовоздушной обороны, которые позволили бы адекватно реагировать на новые угрозы безопасности страны. Следует отметить, что поскольку Турция является членом Североатлантического альянса, но не располагает современными ЗРК то остальные страны НАТО периодически (на ротационной основе) размещают на территории ТР (в районах Караманмарас, Газиантеп, Инджирлик, Адана) батареи зенитно-ракетных комплексов американского производства под обозначением MIM-104.

 Китайский аспект

Как известно, военно-политическое руководство Турецкой Республики (ТР) в 2013 г. объявило первый тендер на поставку зенитно-ракетных комплексов большой дальности для обеспечения противовоздушной обороны силами подразделений национальных ВС, в котором приняли участие оборонно-промышленные компании из КНР (комплекс FD-2000), Европы (Aster-30), США (MIM-104 PAC2) и РФ (C-300). В результате победу одержали китайские оружейники, которые согласились с большинством требований турецкой стороны, однако вследствие давления, оказанного со стороны НАТО официальная Анкара разорвала контракт.

По данным китайских источников, в случае успешной реализации контракта турецкие военные могли получить четыре полноценных дивизиона ЗРК FD-2000 с дополнительными зенитными управляемыми ракетами (288 ед.), что позволило бы на регулярной основе проводить учения подразделений ПВО.

Необходимо учитывать, что позитивный исход «китайского контракта» также позволил бы ВС Турецкой Республики развить военно-техническое сотрудничество с ОПК КНР до необходимого уровня, чтобы получать современные мобильные буксируемые радиолокационные станции с фазированными антенными решетками под обозначением JY-26 и JY-27, которые  обладают дальностью обнаружения малозаметного боевого самолета на дальности до 500 км. Указанные РЛС рассчитаны на обнаружение таких самолетов как F-22, F-35 и Су-57.

Представители оборонно-промышленного комплекса, равно как и военно-политическое руководство КНР тщательно проанализировали все этапы переговоров и пришли к выводу, что официальная Анкара изначально использовала тендер и контракт для получения более выгодных предложений от западных производителей ЗРК. Конечно, турецкие политики и военные попытались «сохранить лицо» и довели до сведения китайской стороны, что они не просчитали вопрос интегрирования FD-2000 как в национальную систему ПВО, так и в общую систему освещения воздушной обстановку ВС стран-членов НАТО.

По данным китайских источников, несколько крупных турецких предприятия ОПК, занятых в реализации различных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, неоднократно обращались к китайским компаниям с предложениями о заключении контрактов на совместную разработку различных образцов вооружения и военной техники, но неизменно получали отказ.

  Аспект амбиций ОПК Турции

Одновременно с рассматриваемым тендером, турецкие конструкторы работали над проектом Turkish Long-Range Air and Missile Defense Systems (англ. аббревиатура T-LORAMIDS) в рамках которого должны создать мобильный (на грузовой колесной базе) зенитно-ракетный комплекс с управляемыми ракетами большой дальности с возможностью перехвата как аэродинамических (самолеты разных типов), так и баллистических (ракеты разной дальности) целей.  По данным западных специалистов, проект Т-LORAMIDS был начат еще в 2007 г., однако после анализа тактико-технического задания руководители компаний Roketsan и Aselsan признали, что без заимствования иностранных разработок создать ЗРК с требуемыми тактико-техническими характеристиками в сжатые сроки и при адекватной цене не возможно. Известно, что турецкие производители ЗРК смогли разработать только комплексы HISAR-A (малой дальности) и HISAR-O (средней дальности).

 Американский аспект

Как отмечают американские специалисты, еще в 2009 г. официальный Вашингтон одобрил поставку для ВС ТР 13 батарей ЗРК MIM-104E, 70 зенитных управляемых ракет типа PAC-3 (предназначены для перехвата аэродинамических целей) и 200 ракет типа GEM-T (предназначены для перехвата баллистических целей на увеличенной дальности). Суммарная стоимость такого комплекта составила 7,8 (по другим данным более 8)   млрд долл. США. Известно, что представители компании Raytheon заняли достаточно жесткую переговорную позицию и отказали  турецкой стороне в передаче технологической документации на ракеты и другие компоненты ЗРК.

Вполне вероятно, вторым доводом к прекращению переговорного процесса с турецкой стороны стали затянувшиеся работы по ЗУР РАС-3 MSE с увеличенной дальностью и повышенной маневренностью. Данные ракеты разработаны в рамках «Инициативы по снижению себестоимости боеприпаса» (англ. Cost Reduction Initiative). По данным из открытых источников, ЗУР РАС-3 MSE должны перехватывать баллистические ракеты на дальности 35 км, что на 15км. больше чем у предыдущей версии. В качестве третьего довода к отказа от контракта стала высокая стоимость продукции ОПК США.

Китайские специалисты отмечают, что на протяжении прошедших трех с половиной лет вооруженного конфликта между странами аравийской коалиции и хоуситами в Йемене у турецких военных были все возможности наблюдать за действиями батарей/дивизионов MIM-104, приобретенных Королевством Саудовская Аравия и используемых для обороны крупных городов и военных объектов от ракетных ударов. Китайские военные эксперты также внимательно изучают процесс противостояния саудовских подразделений ПВО и отрядов хоуситов, на вооружении которых находятся баллистические ракеты «Буркан», «Буркан-2» и «Буркан-2Н».

По данным китайских источников, хоуситы не обладают техническими и конструкторскими возможностями для создания образцов ракетного вооружения и с большой долей вероятности все выпущенные ракеты (около 100 ед.) – продукция ОПК Исламской Республики Иран.

Китайские и европейские военные специалисты отмечают, что в процессе перехвата саудовские подразделения ПВО используют значительно большее количество зенитных управляемых ракет ЗРК MIM-104 PAC3 чем это указано в наставлениях по тактике противовоздушного боя. Представители ОПК КНР отмечают, что американский ЗРК первоначально был создан только для борьбы с аэродинамическими целями – самолетами и вертолетами, тогда как для борьбы с баллистическими ракетами  и их головными частями, которые развивают более высокую скорость в пикировании, необходимы другие РЛС и скоростные ракеты-перехватчики с активными головными частями наведения.

Кроме того, основным «узким местом» ЗУР американского производства является контактный взрыватель – т.е. ракета уничтожает цель только по принципу hit-to-kill. Повысить вероятность и эффективность перехвата позволит переход на боевую часть с дистанционным взрывателем, которая будет создавать направленное осколочное поле поражения, позволяющее уничтожать ракету, что вполне актуально при борьбе с БР серии «Буркан» и другими боеприпасами иранского производства.

В дополнение к вышесказанному представляется возможным отметить, что американские военные осенью 2018 г.  выполнили передислокацию наличных ЗРК MIM-104 из стран Аравийского полуострова и сосредоточили их на территории КСА. Причина такого перемещения значительных сил ПВО кроется в росте напряженности вокруг Ирана.

Некоторые специалисты опасаются, что из-за введения новых санкций официальный Тегеран может предпринять радикальные меры по блокированию движения нефтеналивных судов в Персидском заливе. В свою очередь это вызовет ответную реакцию официального Эр-Рияда и как следствие повлечет возникновение нового регионального вооруженного конфликта, в ходе которого, ВС КСА и США придется использовать все  возможности наличных средств ПВО для отражения ракетного нападения с другой стороны залива.

52.8MB | MySQL:115 | 0,459sec