Ситуация в Ливии: ноябрь 2018 г.

Основные события месяца вокруг Ливии были так или иначе связаны с международной конференцией по этой стране, прошедшей в итальянском Палермо в период с 12 по 13 ноября.

8 ноября в связи с подготовкой встречи в Палермо глава находящегося в Триполи и признанного западными странами правительства национального согласия (ПНС) Фаиз Сарадж призвал мировое сообщество принять «общее видение относительно ливийского досье». В интервью французскому информагентству АФП он выразил сожаление в связи с «негативными вмешательствами ряда стран» в ливийские дела, не называя конкретно их.

Кроме западных держав ПНС пользуется поддержкой стран, близких к «Братьям-мусульманам» (Турция, Катар). Находящееся в Тобруке восточное правительство пользуется поддержкой таких стран, как Египет, ОАЭ, Россия.

Глава ПНС, в частности, подверг находящийся в Тобруке международно признанный парламент за то, что тот не выполнил обязательств, взятых его представителями на встрече между сторонами ливийского конфликта в Париже в конце мая с.г. в части подготовки законодательства к всеобщим выборам, которые планировались на 10 декабря. На невозможность реализации этой французской инициативы в указанные сроки указывали, в частности, Италия и США.

8 ноября эмиссар ООН в Ливии Гасан Саламе назвал новые сроки организации выборов. По его словам, избирательный процесс должен стартовать в Ливии весной 2019 г. сразу вслед за национальной конференцией, которую предполагается провести в начале будущего года. Проведение такой конференции планировалось с 2017 года.

Тем временем ПНС обозначило 4 цели, которые оно предполагало добиваться в Палермо. Это – организация избирательного процесса на основе действующего законодательства, прекращение существования «параллельных институтов», создание единой армии, проведение реформ в сферах экономики и безопасности. Заранее было понятно, что все это было неприемлемо для Тобрука, который подошел к встрече в Палермо с позиции силы, поскольку его Ливийская национальная армия (ЛНА) контролировала значительную часть территории страны, включая так называемый «нефтяной полумесяц» — нефтеэкспортные порты на востоке страны.

В то же время ПНС пользуется поддержкой трех влиятельных милицейских формирований. Это, во-первых, «Первая сила», контролирующая восточную и центральную части столицы, во-вторых, салафистская по духу «Сила устрашения», выполняющая роль полиции в Триполи, и в-третьих, бригада «Абу Слим», контролирующая одноименный квартал на юге столицы. Эти три формирования в 2017 г. изгнали из Триполи сторонников бывшего премьера Халифы аль-Гвейли в лице главным образом бригад бывших повстанцев из Мисураты.

Среди Мисуратских бригад разделяют поддерживающих ПНС и исламистские по своему духу формирования. И те, и другие находятся как близ Триполи, так и в Сирте.

Никуда не делись изгнанные из Триполи в 2014 году Зинтанские бригады. Они ушли в родной для них город к юго-западу от Триполи. Их отличительная черта – они явно антиисламистские. Некоторые из них стали поддерживать командующего ЛНА фельдмаршала Халифу Хафтара. Они же контролируют объекты нефтедобычи на ливийском Западе.

По состоянию на начало ноября силы берберов (амазигов), составленные из выходцев из городов ливийского Запада Джадо, Налут и Зуара, контролировали два перехода на границе с Тунисом – Рас Джедир и Дехиба.

«Бригады обороны Бенгази» (БОБ), составленные главным образом из исламистов, после поражений от ЛНА в Бенгази и Дерне ушли на юг страны.

Сабрату контролирует одна из салафистских группировок, близкая к ПНС. В 2017 г. она выбила из города и окрестностей формирование одного из местных «баронов», специализировавшегося на отправке нелегалов в Европу.

Тем временем юг страны – Феццан – стал ареной борьбы между тубу, союзными с ЛНА, и арабскими племенами, поддерживающими ПНС.

После разгрома в Сирте из Ливии никуда не делись и формирования «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ).

В итоге конференция в Палермо стартовала вечером 12 ноября. Ее начало манкировал Х.Хафтар, хотя до этого он отобедал с главой правительства Италии Джузеппе Конте. Из окружения фельдмаршала сообщили, что он не стал садиться за один стол с некоторыми участниками конференции, которые были названы радикальными исламистами. В итоге, согласно пресс-службе ЛНА, Х.Хафтар ограничился двусторонними встречами с главами стран-соседей Ливии.

В целом, в конференции приняли участие до 30 стран, в том числе такие, как Алжир, Тунис, Египет, Катар, Саудовская Аравия, Турция, Марокко, Франция, Германия, Греция, Испания, Россия. Примерно 10 из них были представлены главами государств и правительств. Европейский союз в Палермо представляли глава Евросовета Дональд Туск и руководитель европейской дипломатии Федерика Могерини, Россию – премьер-министр Дмитрий Медведев.

От ливийских сторон в Палермо прибыли глава ПНС Ф.Сарадж, спикер международно признанного парламента (Тобрук) Агила Салах, спикер Государственного совета (наследник ВНК – прежнего парламента в Триполи) Халед аль-Мишри, командующий ЛНА фельдмаршал Х.Хафтар, а также представители отдельных милиций.

Изначально было очевидно, что от конференции в Палермо трудно было ожидать прорыва как из-за внутриливийских разногласий, так и противоречий между основными иностранными покровителями Триполи и Тобрука. Кроме того, вокруг Ливии столкнулись интересы Франции и Италии, имевшие разные взгляды на скорость процесса внутриливийского урегулирования.

Уже 13 ноября, сразу после того, как Турцию не пригласили на одну из встреч в рамках конференции в Палермо, она объявила, что покидает это мероприятие. «Любая встреча, из числа участников которой исключается Турция, может быть только контрпродуктивной для решения проблемы», — предупредил вице-президент Фуат Октай, представлявший свою страну в Палермо. Зато в упомянутой неформальной встрече, проходившей под председательством Дж.Конте, участвовал Х.Хафтар. Последний после завершения неформальной встречи покинул Палермо, не дожидаясь пленарного заседания. Из других участников неформальной встречи хочется отметить Египет, Россию, Алжир, Тунис, Францию, а также главу ПНС.

Зато Катар, которого также не пригласили на неформальную встречу, не стал покидать конференцию.

Как подчеркнул на пресс-конференции представитель ЛНА Ахмед аль-Месмари, «Турция и Катар прибыли в Палермо с тем, чтобы защитить интересы террористических группировок, которых они поддерживают в Ливии».

В любом случае, по словам Г.Саламе, главным итогом встречи в Палермо стало согласие ливийских сторон на проведение весной 2019 г. национальной конференции. Он же отметил, что встреча позволила урегулировать имевшие место ранее разногласия между Францией и Италией.

Между тем российские действия по принципу «а Баба-Яга против» в Совете Безопасности ООН привели к абсурду – 5 ноября Россия и Китай воздержались при голосовании по предложенному Великобританией проекту резолюции Совбеза, который должен был позволить СБ ООН вводить санкции против виновных в насилии и сексуальных насилиях в Ливии. В итоге документ был принят 13 голосами «за», 2 члена СБ ООН при голосовании воздержались.

При этом представитель России при СБ ООН Василий Небензя обвинил ряд стран, проголосовавших за указанный документ, в популизме. При этом утверждалось, что СБ ООН должен заниматься более важными вопросами, касающимися угроз международной безопасности.

Ранее СБ ООН уже ввел понятие «сексуальное насилие» как критерий для введения санкций в части, касавшейся ЦАР и Южного Судана.

В июне с.г. СБ ООН ввел санкции против шести главарей международных сетей, занимающихся незаконной переброской африканских иммигрантов через Ливию в Европу.

19 ноября США вслед за ООН ввели санкции против видного полевого командира происламистского альянса «Рассвет Ливии» Салаха Бади. В мотивировке этого решения Госдеп США указал, что С.Бади саботировал ПНС и подрывал стабильность в Ливии с 2014 г. Он считается одним из инициаторов боев, охвативших Триполи в августе 2018 г. Ему в вину вменяется также использование реактивных систем залпового огня «Град» по жилым кварталам ливийской столицы.

23 ноября Международная организация по делам миграций (OIM) сообщила, что ливийские власти (Триполи) с начала 2018 г. выдворили при содействии Евросоюза в страны их происхождения свыше 15 тысяч мигрантов.

В тот же день вновь напомнили о себе боевики ИГ, атаковавшие комиссариат полиции в районе Тазербо (1500 к юго-востоку от Триполи), который контролируется ЛНА. В результате нападения погибли по меньшей мере 9 полицейских. Ее 11 человек, включая гражданских лиц и руководителя местной службы безопасности, были похищены. 24 ноября ответственность за это нападение взяло на себя ИГ.

В целом, итоги встречи в Палермо показывают, что вряд ли стоит ждать прорыва в деле внутриливийского урегулирования и от ожидаемой весной 2019 г. национальной конференции. Причем не исключено, что главные причины складывающейся ситуации связаны не со сторонами внутрилийского конфликта, а с внешними игроками, и в первую очередь – с поддерживающими «Братьев-мусульман» Турцией и Катаром.

52.8MB | MySQL:107 | 0,454sec