Создавая военную базу на Кипре, Турция может нарушить энергетический баланс сил в Восточном Средиземноморье

2019 го ознаменуется  созданием турецкой военно-морской базы  на Северном Кипре  — т. е. за пределами самой Турции. Речь идет не просто о воссоздании прежних объектов,  в частности,  авиабазы «Гечиткале», которую ранее использовала турецкая авиация, а о строительстве современной базы  с подводными лодками и авианосцами (ввод первого турецкого авианосца планируется на 2021 г.) Идея о создании  военно-морской базы на Кипре впервые стало предметом повестки дня еще в 2009 г., когда греки открыли авиабазу в Пафосе (город в юго-западной части острова Кипр) и подписали соглашение в рамках доктрины общей обороны между администрацией киприотов-греков и Грецией[i]. Как сообщает греко-киприотское  Cyprus News Agency со ссылкой на турецкий портал Aydınlık, идею создания военно-морской базы начали обсуждать в штабе ВМС Турции в августе 2018 г. Численность постоянного персонала составит порядка 400 военных[ii]. 15 ноября 2018 г. Турецкую Республику Северного Кипра (ТРСК) посетил главком ВМС Турции вице-адмирал Аднан Озбал. Он осмотрел предполагаемое место строительства базы в районе Трикомо в заливе Фамагусты (залив расположенный на восточном побережье Кипра). Адмирал провел встречу с президентом ТРСК Мустафой Акынджи. Комментируя новость для Aydınlık, вице-адмирал в отставке Илькер Гювен заявил, что база поможет защитить интересы Турции и ТРСК в Восточном Средиземноморье[iii].

Речь идет, прежде всего, о защите энергических интересов, как Турецкой Республики, так и ее собратьев на разделенном острове. Кипр находится в центре нефтяных и торговых путей Восточного Средиземноморья. Остров контролирует Суэцкий канал, который соединяет Средиземное море с Индийским океаном. Кипр расположен на морском торговом пути между Востоком и Западом и контролирует маршруты транспортировки ближневосточной и центральноазиатской нефти, что составляет более половины мировой нефти. По мнению газеты Yenişafak (статья «Почему Турция должна создать военно-морскую базу на Северном Кипре»), база будет способствовать мерам предосторожности против политики «морской юрисдикции», объявленной правительством греческой Республики Кипр и сделкам, которые она совершает, предоставляя разрешение на разведку углеводородов, игнорируя интересы Турции и Северного Кипра[iv]. Суть споров заключается в том, что в отсутствии общего соглашения между восточно-средиземноморскими странами по «обеспечению справедливой и разумной доли ресурсов», добыча углеводородов определяется понятием – «исключительная экономическая зона» (ИЭЗ), в рамках которой действует каждая из  сторон. За последнее время  правительство Республики Кипр  сумела заключить в рамках «морской юрисдикции»  общее соглашение о разделе энергоресурсов с Египтом, Израилем и Ливаном, однако из договорного процесса были исключены как ТРСК, так и Турция. Все это дало основание турецким СМИ обвинить греческую администрацию Кипра (а, следовательно, и стоящие за официальной Никосией Афины) в желании  установить контроль над углеводородными месторождениями Восточного Средиземноморья[v].

Последнее весьма болезненно для Турции. По оценкам турецких специалистов, запасов  углеводородов в турецкой ИЭЗ хватит стране на 572 года, однако в условиях сирийского кризиса заметно «теплеет» и ситуация в самом Средиземноморье. Это позволяет Анкаре систематически наращивать  там свое военно-морское присутствие.  Формально цель Анкары – это защита своего суверенитета. В Средиземном море уже давно на постоянной основе присутствуют флота таких стан, как  Великобритания, США, Испания, Италия, Канада, Дания, Португалия. Бельгия, Германия и Греция также отправили свои корабли в Восточное Средиземноморье под предлогом войны в Сирии.  Yenişafak в связи с этим подчеркивает, что база на Кипре «позволит защитить суверенитет Северного Кипра, а также будет содействовать и укреплять права и интересы Турции в Восточном Средиземноморье, предотвращая оккупацию морских энергетических полей и укрепляя позицию Турции в переговорах о мирном процессе на Кипре»[vi]. Вице-адмирал Илькер Гювен в свою очередь назвал решение о создании морской и воздушной базы на Кипре «идеальным». Отметив, что, несмотря на что, Турецкая Республика дважды – в 2003 и 2013 гг. предоставляла в ООН координаты своей экономической зоны, Гювен  подчеркнул, что этого явно недостаточно. «Вы знаете, что у Турции и Кипра общий континентальный шельф…. В условиях, когда греческая администрация (правительство Республики Кипр – А. Б.)…. игнорирует права ТРСК,  невозможно защитить свои интересы, не обеспечив контроль над морем. Это отличное решение». Гювен также подчеркнул, что решение о создании полноценной базы на Кипре было необходимо и «даже запоздало»[vii].

Согласно информации турецкого англоязычного издания  Daily Sabah, усилия Турции направлены, прежде всего, на то, чтобы удовлетворять энергетические потребности из собственных источников. Еще в 2017 г. Турция увеличила объем операций по разведке и бурению углеводородов, развернув в конце октября 2017 г. сейсморазведочное судно и буровой корабль (10 декабря 2018 г. турки направили в Средиземное море второе буровое судно)[viii]. Однако, анализируя действия Анкары, нетрудно заметить, что главная ее цель – стать ключевым энергетическим игроком в Средиземноморье.

Энергические запасы Восточного Средиземноморья огромны. Экспертные результаты показывают, что в Восточном Средиземноморье есть месторождения природного газа общей стоимостью  в $ 3 трлн. Прежде всего, это касается  газового месторождения «Левиафан» – расположенного на шельфе Левантийского моря в израильской ИЭЗ вблизи морской границы Израиля с Ливаном (в 135 км к западу от Хайфы). Несомненно, Турция, в числе других региональных игроков,  претендует на право использовать обширные энергетические поля восточно-средиземноморского шельфа. В этом контексте следует рассматривать не только создание военно-морских баз на Кипре и в Трабзоне, но и переговоры с Суданом о реконструкции Суакина – древнего порта времен Османской империи, служившего транзитным пунктом для паломников, пересекающих Красное море по пути в Мекку. В ходе своего визита 26 декабря 2017 г. в Судан, президент Турции Р.Т.Эрдоган согласовал это вопрос с   министром иностранных дел Ибрагимом Гандуром. По информации прессы, целью турецкого президента было создать в Суакине военно-морской док для обслуживания гражданских и военных кораблей[ix]. И хотя 28 декабря Эрдоган отверг это предположение,  географическая выгода от создания дополнительной военной базы на Красном море очевидна, поскольку позволит Анкаре не только находиться вблизи богатых месторождений углеводородов, но и контролировать Суэцкий канал с юга (к северу от Суэца, как уже отмечалось,  чрезвычайно удачно расположен Кипр).

Итак, созданием постоянной базы на Кипре, Турция превращает  борьбу за энергоресурсы в Средиземноморье в новую фазу – от конкуренции к  военно-морскому соперничеству. Конфликт с Грецией и Республикой Кипр составляет здесь лишь часть проблемы. Осложнения греко-турецких отношений из-за бежавших турецких военных после попытки переворота 2016 г. и обвинение греческой администрации Кипра в исключении Турции из переговорного процесса по распределению энергетических полей Средиземного моря служат последней поводом для создания военно-морской инфраструктуры в бассейне Черного и Средиземного морей. Такой вариант может рассматриваться в Анкаре, как средство, чтобы навязать восточно-средиземноморским странам соглашение по «обеспечению справедливой и разумной доли ресурсов», т.е. изменить энергетический баланс сил в свою пользу. Это прекрасно осознают  в Афинах и в Никосии, поэтому вряд ли Греция, Израиль и другие партнеры греческого Кипра по соглашению в рамках «морской юрисдикции» останутся простыми наблюдателями. Ответ будет ассиметричным.

[i] http://www.viratrabzon.com/haber/kibrisa-turk-deniz-ussu-52353.html

[ii] https://evropakipr.com/novosti/turki-postroyat-voenno-morskuyu-bazu-na-severe-kipra (русский сайт)

[iii] http://www.viratrabzon.com/haber/kibrisa-turk-deniz-ussu-52353.html

[iv]https://www.yenisafak.com/en/news/why-turkey-should-establish-a-naval-base-in-northern-cyprus-3439674

[v] https://www.yenisafak.com/en/news/why-turkey-should-establish-a-naval-base-in-northern-cyprus-3439674

[vi] https://www.yenisafak.com/en/news/why-turkey-should-establish-a-naval-base-in-northern-cyprus-3439674

[vii] http://www.viratrabzon.com/haber/kibrisa-turk-deniz-ussu-52353.html

[viii] https://www.dailysabah.com/energy/2018/12/10/second-drillship-expected-to-arrive-in-mediterranean-by-end-of-january

[ix] https://www.tesfanews.net/turkey-build-naval-dock-sudan-red-sea-coast/

42.87MB | MySQL:92 | 0,935sec